» » Теперь мы уже не торопимся величать нашу родину Святой Русью

Теперь мы уже не торопимся величать нашу родину Святой Русью

30

Из дневников священника села Вавож Вятской епархии протоиерея Михаила Елабужского.

***

19 апреля (6 апреля). Великая суббота. Исповедников за великий пост было 2114, — на 600 человек более прошлогоднего. Хотя не мало было и чужеприходных, за временным закрытием соседних церквей в первые недели поста, но все же и наших говельщиков было более, чем в последние годы. Вообще-то временные закрытия церквей, вопреки ожиданиям безбожников, вызвали лишь подъем религиозного чувства, что сказывается во многих отношениях. Вот и говеть приходили ныне некоторые, по многу годов, даже по 15 годов, не бывавшие у причастия.

20 апреля (7 апреля). Народа в церкви было масса. Ува свободно пропускала, а Вала через Мальткан также не представляла препятствий пешеходам.

Пасхальный звон, кроме богослужебного, ныне впервые запрещен милицией. Ход по приходу разрешен, кроме 4 деревень, где были единичные случаи скарлатины, — Вавожа, Пужмо, Соснова и Большого Волкова.

3 июня (21 мая). Вторник. Бывший наш епископ Синезий запрещен в священнослужении митрополитом Сергием, а также и сторонники его — священнослужащие Успенской Ижевской церкви. Но они не подчиняются и продолжают служить. Еще один из фактов церковной смуты. Если таковы архиереи, то что судить нашего брата за церковное самоуправство. При настоящем оскудении священства и массой вакантных мест, всякий священник, говариваясь только с прихожанами, берется служить без всякого рапорта кверху; и ни благочинный, и ни архиерей знать не знают, кто и где у них служит. И что они выделывают! В Каксях какой-то священник Мальтгинов самовольно перенес престол из теплой церкви в холодную, на место разрушенного, и освятил его. Пудгинский благочинный из вотяков о. Кириллов разрешил какому-то священнику освятить церковь, и на сделанное ему замечание от архиерея в рапорте писал ему, что дал такое разрешение в виду близости Пасхи, и потом священник освятил престол в Великую пятницу (!)

28 апреля (15 апреля). 1935. Христос воскресе!

Богомольцев в церкви было довольно много. Очень мощно, одушевленно и умилительно раздавалось общее пение. Обычного в прежние годы хулиганства вот уже года три не было. И официальной антирелигиозной агитации ныне не замечалось.

В великую пятницу и субботу подстывало, было довольно вновь выпавшего снега, так что некоторые, и дальние, ездили на санях. Но на сегодня не подстывало; хотя пасмурно, но тает. С 8 часов утра и до 5 часов шел мелкий дождик, не помешавший, к счастию, деревенским, приходившим к пасхальному богослужению, окончившемуся вместе с прикладыванием ко Кресту, в 3 1/2 утра. При прикладывании ко Кресту я сосчитал у себя 300 богомольцев; следовательно, всех было свыше 600.

17 июня (4 июня). Духов день. 30 мая широко праздновался в Вавоже районный детский праздник. Одной из приманок и развлечений праздника, придуманных руководителями, была выставка на площади изображения попа в камилавке с раскрытым ртом. Попавший камешком в рот получал конфетку. Что же после этого судить детей за антирелигиозное хулиганство, если взявшиеся воспитывать детей допускают такие грубые выходки.

Сегодня я отпевал двухлетнего соколовского мальчика, умершего с голода, как сообщили приходившие хоронить его мать и бабушка. О, горе! О, позор!

30 октября (17 октября). Среда. Все мы живем под дамокловым мечом, духовные. И ни одного дня не проживешь в спокойной уверенности, что меч этот не обрушится на тебя с той или иной стороны. Но человек ко всему приспособляется. Лично я стремлюсь в подобных обстоятельствах, при налегающей как бы неизбывной беде, покрытися в крове двух крил Господних. Во-первых, в сознании, что мы терпим за Имя Христово, по Его предсказанию, следуя по стопам Его и всех верных учеников Его. Помнится, когда я сидел в арестантской, то мне давала не только упокоение, но и большое удовлетворение мысль, что я переношу эту невзгоду за веру. А затем — преданность в волю Божию. Господь Премудрый все направляет во благо. Архим. Ф. Бухарев в толковании на Пс. 2, 2-4 говорит: «Так Господь Бог посмеивается и всем своим противникам! Он от века знает каждое враждебное действие и замыслы их, и подчинил их своим целям и предначертаниям. Поэтому они самым своим мятежным противлением никак не выступают из-под Божественной державы, но против воли и намерений своих служат Ее целям. Стремясь расстроить дело Божие, они, тем не менее, выполняют только то, что воля Божия определила или попустила, и таким образом дело Божие созидается чрез них же самих. Так посрамляются и все восстающие против Христа в лице верующих или в Его учении! Вместо того чтобы опустошать и разрушать Церковь, гонители сделали только то, что она украсилась мучениками; вместо того, чтобы подорвать истину Христову, еретики давали повод к ее уяснению, утверждению и торжеству» (Приб. к Твор. Св. Отец 1849, 376).

В частности, последние годы были не без пользы нам, духовным. Они открыли нам глаза и на наших духовных детей, и на нас самих. Теперь мы уже не торопимся величать нашу родину Святой Русью. Современность показала нам неприкрашенную правду, и мы увидели среди своих прихожан и равнодушие к религии, и даже прямое безбожие, не только практическое, но и теоретическое. Разочарование удручающее; но не лучше ли видеть голую жесткую правду, чем смотреть на действительность в розовые очки? И неужели нам завидовать нашим предшественникам, упокоившимся в спокойном неведении? И сами мы (что греха таить!) были слишком буржуазны, если не по убеждениям, то по жизни, укладу, привычкам. Современность заставила нас опроститься, стать ближе к прихожанам и к евангельским требованиям в этом отношении. Давно уже Гарнак в своей «Сущности христианства» говорил: «Мы избавились от пастырей властолюбивых, но скоро уже не будем выносить и пастырей богатых» (цитирую на память).

Промысл Божий не только Премудрый, но и Всеблагий. Это — не бездушный Прогресс, которому поклоняются мирские люди, при котором лес рубят — щепки летят. Нет, для Творца каждая душа человеческая дороже всего мира. К любви Божией мы дерзаем молиться: помяни, Господи, сущыя и молящыяся с нами вся по имени (2 мол. на шестопсалмии).

Нам приходится часто учиться благочестию у своих прихожан. Одна моя прихожанка, много перенесшая в жизни своей, замечательно крепко упокоивается в доверчивости Промыслу. Однажды, например, передавая мне об угрозах ей одного власть имущего, она сказала: «Он меня как уже не стращал, а я в душе посмеивалась над ним; думаю: ты-то грозный, а ничего не сделаешь, если не попустит тебе Бог». И дивную помощь ей свыше, многочастне и многообразне, мы воочию видели.


2 февраля (20 января) 1936. Воскресенье. Исполнилось 45-летие моего священства. Евхаристию совершал келейно лишь при своей семье. В Рике мне сказали, что надеются открыть церкви, при симптомах ослабления сыпного тифа, не далее, чем чрез декаду. Добре бы. Ни крестить, ни отпевать на дому не разрешают.

11 апреля (29 марта). Великая суббота. Исповедников было за пост 953, на 32 менее прошлого, самого минимального года. Домохозяев говело 28 русских и 19 удмуртов, — 8 % и 4% к общему числу домохозяев. Сказалось и закрытие храма на половину поста, а преимущественно — сильные строгости по деревням как уходящим с работ. У одной девушки — курсантки на вавожских курсах мать помирает; так и то не разрешают ей отлучку домой. Иные берут храбростию, например, один деревенский бригадир утром нарядил соседей на работу, а сам убежал в село говеть. Большинство говеть начинают «одновыденкой».

Христос воскресе!

12 апреля (30 марта). Народа в церкви было довольно много, по подсчету прикладывания ко Кресту — около 550. Дорога плоховата, хотя весна идет с опозданием; лишь местами проступается. Не обошлось без хулиганства конечно. Ребята бесчинствовали на паперти и у каземата, вырывали из рук богомольцев свечи, как в церкви, так и в церковной ограде во время крестного хода. Работали и карманники.

14 декабря (1 декабря). Понедельник. Сегодня даю себе ряд обещаний и надеюсь ежедневно и строго следить за собою, помню ли эти обещания. Упадок физических сил не может служить извинением духовной расхлябанности.

Вчера нас постигла крупная церковная неприятность: дьякон объявил, что он с начала нового гражданского года уходит за штат и переселяется в Ижевск, из-за отсутствия хлеба в Вавоже. Теперь хлеб или совсем не продают, или же продают очень мало, создавая громадные очереди. Пшеничный или крупчаточный хлеб доступнее, но он слишком дорог; диакону с его семьей из 7 человек нужно, по его словам, ежедневно 6 кило хлеба. Ходил он за печеным хлебом в Сюгинск, дважды — в Ижевск, диаконица ходила в Сюмси, питались скверным крахмалом № 3 с песком и т. п. дрянью; задолжались кругом и пр. Решились, наконец, бежать из Вавожа, тем более что увоз хлеба из Ижевска затрудняется.

Очень жаль диакона: хорош и по службе, и по характеру, и по готовности всегда помочь. Конечно, и служить без диакона будет тяжело. Кабы и псаломщик не надумал бежать по примеру диакона. Тогда уже совсем круто нам придется.

Иллюстрация: картина Ивана Владимирова

:


Теперь мы уже не торопимся величать нашу родину Святой Русью


МНЕНИЯ | Ошибка? Среда,10:55 0 Просмотров:74
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

d