» » Самадуравиновата, или Духовный судит всех, а его никто

Самадуравиновата, или Духовный судит всех, а его никто

24

На письмо Татьяны о Пафнутьево-Боровском монастыре начинают отвечать. Правда, отвечают не те люди, от которых мы ждали ответа. На своей странице в фейсбуке сегодня утром, в Прощеное воскресенье, опубликовал большой текст иеромонах Роман Кропотов, насельник Боровского монастыря. Мы опубликуем этот ответ, а после скажем несколько слов.

***

Отец Роман даже стильную картинку сочинил в ответ

«Если хочешь потерять веру, поезжай в монастырь за женихом

Недавно появилась статья р. Б. Татьяны под названием «Если ты хочешь потерять веру — тебе в Пафнутьево-Боровский монастырь», которая многих, мягко говоря, смутила. В ней несчастная девушка делится своей историей, связанной с Пафнутьевым монастырем. Если вкратце описать посыл автора, то Пафнутьев монастырь — это тоталитарная секта, а схиархимандрит Власий — лжестарец, разлучающий любящих людей.

До последнего не хотел ничего говорить про эту грязь, но поскольку клевета идет не только на мой дом (монастырь), но и моего духовного отца, а также, потому что лично знаком с автором статьи, решил дать небольшой комментарий (для прочитавших статью).

Во-первых, удивил заголовок. Как по мне, если не хочешь потерять веру, то жениха искать нужно не в мужском монастыре, а где-нибудь на приходе или по месту работы. Но женщины упорно продолжают жить при мужских монастырях и присматривать себе суженых из числа кандидатов в братию. А потом все удивляются и грустят, когда происходят всякие несуразности.

Условно статью можно разбить на две части: 1. жених, и 2. изнасилование.

Честно говоря, не совсем понял, зачем все это намешано в кучу! Было ощущение, что автор задалась целью насобирать в один ушат все плохое, что только удалось найти (и напридумывать) и опрокинуть это на монастырь.

Что касается первого момента, то, по словам самого Сергея, он добровольно избрал остаться в монастыре. Никто на него не давил и не принуждал. Фразы типа «монахи разлучили нас», «священники не позволили» — все это плод воображения Татьяны. Причем из чувства ненависти к монашеству, она клеймит абсолютно всех подряд, даже тех, кто вообще не в курсе ее истории. О причинах этой ненависти будет сказано чуть ниже.

Вообще статья полна обобщающих фраз (всем было видно, что у нас возникли чувства (кому всем?), монахи запретили (какие монахи?), батюшки издевались, для монастыря это норма и т. д.), которые не имеют под собой ничего общего с реальностью. Я живу здесь уже более 19 лет и могу сказать, что священники здесь абсолютно такие же, как и везде, и дают лишь советы. Никто никого на цепи не женит и не разводит. Люди сами принимают окончательное решение.

Совершенно в духе Эха Москвы автор зачем-то сравнивает апартаменты архиерейских покоев Архиерейского корпуса с обстановкой лачуги, в которой ей пришлось жить. Понятно, что это не имеет к сути дела никакого отношения, но добавлено в кучу, чтобы сгустить краски. И ведь работает же! Люди верят, требуют какого-то официального комментария от Руководства Пафнутьева монастыря. Монастырь НЕ ОБЯЗАН комментировать все подобные претензии женщин, не нашедших любви в мужских монастырях!

Вообще я многие вещи услышал впервые. Впервые я услышал, что о. Власий требует, чтобы исповедь писали (хотя сам исповедовался ему миллион раз!). Впервые я услышал, что разглашение тайны исповеди в Пафнутьевом монастыре — это норма. Это вообще какой-то нездоровый бред! Напомню, я 19 лет живу в монастыре, из них 11 в священном сане. Впервые я узнал, что все в монастыре считают, что женщина сама виновата (непонятно в чем?), что наш монастырь — тоталитарная секта, что наши батюшки кого-то высмеивают. Статья во многом представляет из себя набор обобщенных тезисов, о которых сами насельники почему-то не знают. Думаю, это должно навести читателя на определенные размышления.

Теперь что касается изнасилования.

Без сомнения, это огромная трагедия, и я глубоко сочувствую пострадавшей. Я когда узнал об этом, был в шоке! Первое, что я сказал Татьяне, было: «Срочно зафиксируй побои и посади этого мудака», и дал денег на издержки. Однако я до сих пор не понимаю, какое отношение имеет Пафнутьев монастырь к семейным дрязгам указанной пострадавшей семьи! Зачем она все это разжевывает, кто там кому муж и кому там на кого наговорили! При чем здесь потеря веры в Пафнутьевом монастыре!? В своих обидах к какой-то семье автор клеймит монастырь, которому не повезло расположиться рядом с их домом. Или может быть о. Иосиф должен отвечать за поступки всех своих родственников? Он вообще-то в монастырь ушел! А ведь в статье делается акцент именно на то, что ее изнасиловал не Андрей Щербаков, а родственник иеромонаха Иосифа.

Конечно эти акценты не случайны. Они отражают отношение несчастной Татьяны к духовенству Боровского монастыря — все представить в как можно больше порочных тонах, запятнать всех, до кого только можно дотянуться. Но при чем здесь я и другие братья, не имеющие к этому никакого отношения!? Я неоднократно и материально, и морально поддерживал автора статьи, но в разговорах я ПОСТОЯННО слышал в свой адрес укоры: «Вы, священники, отняли у меня мужа» (именно мужем, не иначе, она называла своего суженого!). Налицо какая-то одержимость человеком. Возможно, в психиатрии есть для этого специальный термин.

Я допускаю, что о. Иосиф не в полной мере проявил участие к ее горю. Все мы несовершенны. И я его в этом не оправдываю. Но я точно уверен, что он не «ржал» над ней, узнав про изнасилование. А именно так она мне описала его реакцию. Надо быть совершенно неадекватным человеком, чтобы рассмеяться в глаза только что изнасилованной девушке.

Автор статьи упоминает о своих бесноватых и неуравновешенных соседях по дому, но почему-то умалчивает о своих проблемах, а ведь это пролило бы свет на многие непонятные моменты в ее письме. Как это мне ни прискорбно говорить, но Татьяна страдает от серьезного психического расстройства. Она постоянно слышит голоса в голове. Это факт. Увы, я должен это сказать, так как возводить такую клевету на мой монастырь и моего духовника ее никто не заставлял. Уже несколько лет ее преследуют навязчивые голоса, которые поливают грязью священников и монахов. По крайней мере, так она сама говорила. Достаточно недолго пообщаться с ней, чтобы заметить нездоровые признаки. Она часто бьет себя рукой по голове, чтобы унять эти голоса. Мне ее правда очень жаль, и я молился о ней, но судя по всему, это искушение одолело ее. Отсюда такая неприязнь ко всему священству и монашеству нашего монастыря.

Теперь хотелось бы сказать относительно клеветы на моего духовника.

Еще св. отцы заповедовали не молчать, когда слышишь осуждение своего старца. И я не буду. Клеветы на о. Власия я уже слышал немало. В отличие от Татьяны (которая не знала старца вообще, лишь по отзывам других) я знаю о. Власия гораздо дольше и ближе. Знаю я и силу его молитвы, и многие другие вещи, о которых говорить посторонним не принято и которые характеризуют его, как человека духовного. А потому не удивлен, что она пытается подстроить старца под себя.

Осуждение людьми духовников, которые говорят им не то, что они хотели бы от них услышать, явление не новое. Об этом говорил еще апостол Павел — 2Тим.4:3. Именно это и произошло с Татьяной. Она сама признается, что в молитвах искала не воли Божией, а «чтобы нам быть вместе». То есть в своей душе она решила, что будет именно так, но ответ старца оказался другим. Я уже не раз встречал людей, относящихся к визиту старца, как к походу в кинотеатр: «Пойдем сходим к старцу? А пойдем». А потом, когда услышат от него то, что переворачивает всю их жизнь и идет вопреки их желаниям, уже не могут с этим смириться и начинают вертеться, как уж на сковороде, дескать, и старец вовсе не старец, да и монастырь вообще плохой и т. д.

Также многие христиане допускают и другую ошибку — после визита старца делятся с посторонними его советами. А ведь это сказано только для них, и актуально только для их ситуации. Наша героиня поступает именно так. Она не только слушает советы старца другим людям, сказанные конкретно им и правильно понимаемые только в их жизненном контексте, но и охотно делится тем, что было сказано конкретно ей. И не просто делится, но пытается превратно толковать, совершенно забыв апостола, сказавшего: «Духовный судит обо все, а о нем судить никто не может» (1Кор.2:15).

Не понимая, о чем говорил старец другим людям, Татьяна на свой лад толкует его советы, думая еще больше очернить его этим, однако по факту лишь еще больше демонстрируя свое духовное невежество.

Очень интересно было услышать, что в монастыре царит «обожествление старца» (первоначально в статье было — культ старца). Наверно я удивлю автора, но подобные «культы» всегда были во всех монастырях с момента их появления. Всегда люди ехали издалека и в Печеры, и в Лавру, и в Почаев, и на Залит, стояли очередь, относились со вниманием к сказанному и почитали старца, как духовного человека. Да и сами старцы (в том числе святые) были разными людьми. Будучи едины в учении Христовом, они не теряли своей человеческой индивидуальности. Одни были кротки, другие строги, одни гладили по головке, другие ругали и отчитывали прилюдно по апостолу: «согрешающих обличай перед всеми, чтобы и прочие страх имели» (1Тим.5:20). Именно так и заповедует поступать духовникам другой апостол: «И к одним будьте милостивы с рассмотрением, а других страхом спасайте… гнушаясь даже одеждой, которая осквернена плотью» (Иуд. ст.22,23).

Наша героиня этого не понимает или вовсе не знает. У нее есть цель, и она пытается все обстоятельства подчинить этой цели — монахов, священников, старцев, всех.

Я не собираюсь опровергать каждую строчку этой статьи. Это не богословский трактат. Это вопль отчаяния заблудившейся, не вполне здоровой девушки.

В завершение лишь могу сказать, что автора действительно жаль. Я все же больше склоняюсь к тому, что обвинения автора больше неосознанные, движимые эмоциями на фоне насилия и неразделенной влюбленности. Этим и объясняется то, что многие вещи она видит в таком гипертрофированном виде. Но клевета остается клеветой. И желание очернить как можно больше людей, не только Боровский монастырь, но и тех, кто любит это место, для кого оно является святым, не может быть оправданно.

Также и читающим подобные статьи разочаровавшихся в своих желаниях людей, я посоветую не сразу вдаваться в доверие. Оставляйте всегда шаг для отхода назад. Ведь и сами авторы этих статей могут ошибаться, и на эмоциях выдавать желаемое за действительное (что и было в нашем случае). Их вдвойне жаль, так как сеют большой соблазн для верующих. А страшные слова Спасителя к соблазнителям, мы (и священники, и миряне) должны помнить из Евангелия».

***

Комментарий редакции «Ахиллы»:

Итак, в чем суть ответа иеромонаха. Он называет статью клеветой. Говорит, что самадуравиновата, нечего ездить по монастырям за женихами. «Женщины упорно продолжают жить при мужских монастырях» — вопрос: а почему? Почему при мужских монастырях столько женщин? Кто им позволяет столько там жить? Почему эти женщины работают на ваших, мужских послушаниях в ваших, мужских монастырях? Почему они сажают вам цветочки, моют полы в ваших издательствах, архиерейских покоях, почему они вкалывают в ваших трапезных, стирают ваши портки монашеские? Почему вы их не выгоните, по примеру Афона?

Иеромонах упрекает Татьяну в том, что у нее «обобщающие фразы», она валит все в одну кучу, «из чувства ненависти к монашеству стремится…» — и сам при этом начинает нагромождать гору обобщений. Татьяна из чувства ненависти к монашеству окормлялась при монастыре 7.5 лет? Она из чувства ненависти считала вас, отец иеромонах, своим другом? Она из чувства ненависти бесплатно учила вас английскому по скайпу? Работала на всех послушаниях тоже из чувства ненависти?

«Люди верят, требуют какого-то официального комментария от Руководства Пафнутьева монастыря. Монастырь НЕ ОБЯЗАН комментировать все подобные претензии женщин, не нашедших любви в мужских монастырях!»

Да, «люди» требуют. Например, наша редакция написала письмо в издательство монастыря еще 6 марта на имя иеромонаха Иосифа (Королева) — в ответ тишина. Наша редакция написала письмо в канцелярию Калужской епархии секретарю епархии игумену Мефодию Пронькину — в ответ тишина. Мы оставили два комментария с просьбой ответа на странице монастыря в фейсбуке — наши комментарии потерли (видимо, сам отец Роман и потер, потому что у него в фейсбуке отмечено «управляет страницей» монастыря). Что ж, истинно монашеское «делание». Официально мы отвечать не будем, но выпустим с неофициальным ответом иеромонаха, про которого вообще речи не было в статье.

Наш комментарий на странице монастыря
Исчезновение нашего комментария

«Вообще я многие вещи услышал впервые», — пишет отец Роман. И? От того, что вы что-то услышали впервые, факты и чьи-то слова не обесцениваются, это говорит лишь о вашей неосведомленности.

«…дал денег на издержки» — по словам Татьяны, «он меня не поддерживал деньгами, только однократно, я заняла у него перед отъездом, денег не было, я очень много денег там оставила». Напомню, Татьяна считала отца Романа своим другом.

«В своих обидах к какой-то семье автор клеймит монастырь, которому не повезло расположиться рядом с их домом. Или может быть о. Иосиф должен отвечать за поступки всех своих родственников? Он вообще-то в монастырь ушел! А ведь в статье делается акцент именно на то, что ее изнасиловал не Андрей Щербаков, а родственник иеромонаха Иосифа». — Ну конечно отец Иосиф совсем не при чем. И мать его, зарабатывающая на паломниках, не при чем, и родня его не при чем. Он ведь «ушел» — с него взятки гладки.

«Как это мне ни прискорбно говорить, но Татьяна страдает от серьезного психического расстройства». — Откуда вы знаете? У вас есть справка о ее психическом заболевании? Вы прозорливец? Татьяна утверждает, что она последний раз проходила медкомиссию для работы в педагогике прошлой осенью. Да, она неуравновешена, но после изнасилования и многих лет «окормления» монахами человеку теперь придется немало лет проходить реабилитацию и восстанавливать свою психику. Вы оплатите ей реабилитацию, добрый друг?

Да, можно согласиться с одним тезисом, что у Татьяны есть некая «одержимость» влюбленностью, вполне возможно, что этот Сергей действительно не хочет уходить из монастыря, он не маленький ребенок, вряд ли его кто удерживает на цепи. Но быть влюбленным и ослепленным — разве это преступление?

Мы, кстати, в наших запросах просили: пусть этот Сережа запишет на видео ответ Татьяне, чтобы всем стало ясно, как сам Сергей относится к этой истории.

Дальнейшие ответы про старцев и их почитание вполне укладываются в цитату, приводимую отцом Романом: духовный судит обо всем, а о нем судить никто не может. В общем, заткнитесь все недоумки, вы ничтожества и ни о чем, тем более о великом старце Власии, судить не можете, а вот он вас всех осудит. Ну, и конечно, духовный иеромонах Роман тоже. Который ради своего старца мгновенно превратился из друга в осуждающего цитатника, брезгливо отмахивающегося от «психической» девушки.

Ну и концовка ответа тоже в истинно монашеском духе: берегитесь, сеющие соблазн, ужо вас! Это несчастные девушки сеют соблазн. Не старцы, ломающие через колено судьбы многих людей, не вот такие иеромонахи, плюющие сверху на плачущую девушку, — один рефрен у благочестивцев: самадуравиновата.

Иллюстрация: иеромонах Роман Кропотов. Фото со страницы фб иеромонаха Романа

МНЕНИЯ | Ошибка? Воскресенье,10:55 0 Просмотров:70
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

d