» » Невыносимая риторика великопостного богослужения

Невыносимая риторика великопостного богослужения

0

19 февраля (6 февраля). 1923, Чистый понедельник.

Константинополь. Вот и Великий Пост, первый на чужбине. Застыл в переходном состоянии, не имею церкви, хотя благодарю Бога, что имею, где служить и сослужить. Семейное положение без изменений, Феди все нет и нет. Католическая боль тоже без изменений, все думаю ту же думу и жду, что Господь укажет мне явно свою волю.

В России антихристовое владычество все явственнее и над церковью. Готовятся к собору, но, очевидно, он погрузит русскую церковь уже не только в рабство, но и в ересь. А здешняя церковь, по справедливому суждению русских церковников, не имеет законного возглавления, потому что им не могут быть беглые епископы, хотя бы они и собирались на соборы. Получается какое-то состояние оторванности и одиночества церковного, в котором можно быть лишь временно. Впрочем, пока что, над собой законного епископа я буду иметь в лице Евлогия, поставленного патриархом.

В прошлом году я встречал и проводил вел. пост холодно, приходская обстановка, привычная для клира, и «вторая роль» мешали мне и связывали. С восторгом вспоминаю первый вел. пост в священстве в Олеизе, когда я, после отъезда о. Василия, был при большевиках там один. Но теперь нет там великого поста, который мог быть прежде, все оплевано и загажено, может быть только крадучись и с позволения начальства. Но и сам я не чувствую уже того восторга, который бывал прежде. Что это значит? Охлаждение ли веры и молитвы? Или же изменение тона и характера религиозной жизни? Все-таки устаревает обряд, что ни говори, и постепенно выходит из употребления. Вернее, жизнь делает свой отбор. Конечно, никогда не устаревает литургия, Страстная неделя, Пасха, но тот огромный, громоздкий и не осуществимый при неафонских, не исключительных условиях жизни он остается все больше и больше лишь в книгах, как священная археология. Пока это еще недостаточно осознано благодаря обычной косности православных, и однако надвигается неумолимо и закономерно. Вот и даже «Мефимоны» классические, они перестали меня почти духовно радовать. Вся невыносимая риторика, искусственность и напыщенность лезут в глаза, рядом с упоительным и боговдохновенным ненужные, головные, натянутые сопоставления, и только сладкогласие «Помощника и покровителя» скрашивает. А ведь это одна из вершин великопостного богослужения.

Бояться этого нечего, потому что это естественно. Разумеется, на мой век хватит, я до конца жизни буду совершать великопостное богослужение в прежнем диапазоне, но не думаю, чтобы это удержалось уже так в следующем поколении. И особенно это гаснет без помощи чарующего фольклора, весны, звонов, быта, всего очарования великопостной атмосферы, которая отсутствует за границей, но разрушается теперь и в России. И как все-таки даровита русская натура, как богата русская душа даже и в богослужении, здесь это яснее видишь. Как заново, по-своему, претворила она греческий оригинал, утраченный самими греками…

Источник: Прожито.org

МНЕНИЯ | Ошибка? Понедельник,9:00 0 Просмотров:51
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

d