» » Священник и православный общественник о событиях вокруг строительства собора в сквере

Священник и православный общественник о событиях вокруг строительства собора в сквере

27

Екатеринбург, 16 мая, сквер у Театра драмы, протесты, день четвертый.

Мы пообщались со священником Дмитрием Задориным, настоятелем храма в поселке Горный Щит под Екатеринбургом, его супругой Натальей, а также с православным общественным деятелем Иннокентием Григорьевым на тему, что они думают о строительстве храма святой Екатерины в сквере и о протестующих горожанах.

Расшифровка:

Алексей Плужников: Как мы знаем, вы батюшка с матушкой. А вы тут что делаете, можете сказать людям?

Священник Дмитрий Задорин: Просто гуляем.

Его супруга Наталья: А вы кто?

АП: Мы редакция портала «Ахилла», слыхали?

о.Д: Да, слыхали. Читал.

АП: Сегодня молебен обещали в семь часов.

о.Д: Не слышал.

АП: Ну как же – пресс-релиз епархии висел, шестнадцатого числа, в семь часов.

о.Д: У меня обучение три дня шло. Сегодня закончилось только.

А.П: А какое обучение?

о.Д: Социальная практика.

А.П: То есть вам ничего не сообщали, что надо собираться?

о.Д: Нет.

АП: Интересно. Сначала написали, что во вторник, а потом, что в четверг.

о.Д: Не в курсе.

АП: Хорошо. А вы тогда можете сказать, что думаете обо всем происходящем вокруг строительства храма? Как священник, вы одобряете то, что происходит здесь?

о.Д: Люди по-разному реагируют.

АП: А вы как реагируете на строительство и на реакцию людей? Почему люди так реагируют?

о.Д: Ну люди же по-разному реагируют. Вот, например, приходит человек – хочу креститься, в храм ходить не хочу, заповеди соблюдать не хочу. Ну как тут среагируешь? Конечно, в душе расстраиваешься, что-то предпринимаешь…

АП: …но крестишь.

о.Д: Ну почему? Не обязательно. Если он не хочет меняться, зачем его крестить? Лично я не крещу.

АП: Хорошо, это я одобряю. А со сквером это как связано? Люди хотят ходить в сквер, а им говорят – будете ходить…

о.Д: Это реакция людей, я принимаю ее, вот и все.

АП: Вы не считает, что епархия это себе во вред делает? То, что нет диалога, и то, что людей, по сути дела, столкнули лбами друг с другом? Я пресс-релиз читаю, и там говорится – во всем виноваты протестующие. То есть православные полностью правы, а протестующие полностью виноваты. Потому что у них агрессия, наветы, они проплаченные и молодежь вовлекают. Это правда так?

о.Д: Ну, это же эмоции. Это в большей степени эмоциональные заявления.

АП: Эмоции епархии на официальном сайте, в пресс-релизе?

о.Д: Я, к сожалению, пресс-релиз не читал епархиальный.

АП: Ну, там написано так — мы сожалеем о том, что происходит. Потому что очень жаль, что протестующие люди с агрессией, с нападками и чуть ли не с клеветой нападают на вот это все. И очень сожалеем о том, что это кем-то организовано и в это вовлекается молодежь и будьте бдительны. Такая конспиративная теория, что кто-то все это организовал специально.

о.Д: Конечно, неприятно, когда люди проявляют не очень хорошие эмоции, скандируют не очень хорошие слова. Здесь любому человеку не понравится, поэтому правда есть в пресс-релизе. Когда крики, оскорбления…

Наталья: Крики недопустимы. Надо с милостью, с добром пытаться слушать друг друга. В принципе может же человек с человеком общаться спокойно.

АП: Вот да. А непонятно людям, почему епархия с ними не хочет общаться вот именно так и договориться? Почему все-таки сказали – нет, вот топну ногой, будет храм и все. А вы терпи́те, а потом будете сюда ходить, как отец Максим Миняйло сказал, свечки ставить и детей крестить обязательно. А отец Даниил Рябинин заявил, что вообще за всех протестующих нужно молиться как за болящих и вообще они потом будут думать – дураки были, что протестовали. По сути дела, протестующие – болящие и дураки. Где тут мир, любовь?

о.Д: Здесь получается какая ситуация – епархия должна выйти сюда и договариваться. Правильно?

АП: Протестующие вообще думали, что они раньше будут договариваться. Что это будет до заборов и до всего остального. Вот отец Максим вышел, с народом пообщался. Я с ним стоял рядом, снимал и задавал вопросы. Общение заключалось в чем: батюшка Максим, по привычке нашей поповской: мол, дорогие неразумные люди! Ну вы понимаете, ну вы не должны протестовать, ну уже все разрешения есть, ну уже все хорошо. И территория зеленая еще будет больше.

Понимаете, вот стоит сквер, и в него вставляют огромный каменный храм – и вдруг зеленая территория будет больше?


В разговор вступает православный общественный деятель, как минимум ранее работавший в Екатеринбургской епархии, Иннокентий Григорьев.

ИГ: Зачем вы это спрашиваете?

АП: У нас есть портал, называется «Ахилла». Мы просто интересуемся у людей, что они думают. Больше нам встречались здесь люди – сторонники сквера, и вот мы хотим православных спросить.

ИГ: Вы апеллируете к епархии, когда здесь идет стройка. Это просто нарушение логики, понимаете? С епархией все давно решено, она обратилась к власти, и согласительный совет решил где строить, не епархия решила. И все процедуры пройдены, поэтому сейчас начата стройка, а вы апеллируете к епархии, которая не занимается стройкой, понимаете? Это нарушение логики.

А во-вторых, эти вопросы — «воткнули», «проверяют». Я вот был на выставке Куинджи, когда там украли на второй день, вот, и как бы странно мне предъявлять претензии и просить выйти директора Третьяковской галереи и спрашивать: че это вы меня тут проверяете? Какое право вы имеете проверять? Это просто организация общественного порядка и все, понимаете? То же самое. Просто вы смещаете логику, уводите в совершенно другую плоскость разговора, хотя реальность – она другая.

Н: Надо еще, мне кажется, понимать, что есть такое общее понятие – люди. Какие люди? Вот мы с вами общаемся непосредственно. Вы задали вопрос, мы высказываем свое мнение. Отец Максим с кем-то общается, с конкретным человеком. В общем и целом говорить про то, что все люди, здесь собравшиеся, плохие, такие-сякие – это неправильно и глупо, наверное.

АП: Хорошо это слышать. Потому что часто слышим именно, что все они вот тут такие…

Н: Конечно же, это неверно. Есть конкретные «человеки», кто вот здесь стоит. С ними можно говорить, обсуждать. Есть вопросы – есть ответы. А в принципе – «пусть епархия выйдет к людям» — кто здесь сейчас просит, чтобы к нему вышли?

АП: Ну отец Максим же вышел, разговаривал.

Н: Безусловно, да.

АП: Я не думаю, чтобы председатель отдела по взаимоотношениям с обществом и СМИ вышел сам…

ИГ: Он еще член общественной палаты Свердловской области.

АП: Ну тем более. То есть, по сути, человек вышел по должности. И правильно сделал. Я про другое спрашиваю, от лица людей, с которыми мы общались: люди видят, что строят храм. Кто строит храм? Церковь.

ИГ: Строит конкретный Фонд святой Екатерины. В его инициативе очень много-много разных акторов.

АП: Хорошо. Собственником храма кто будет?

ИГ: Собственником?

АП: Да. Пользователем хотя бы для начала.

ИГ: Ну… сложно сказать… Вот Храм-на-Крови – собственность епархии. Когда построят, наверное, будет епархия. А в чем вопрос-то?

АП: Люди спрашивают про диалог с епархией, а вы говорите – надо разговаривать не с епархией, а надо разговаривать со строителями, со всеми остальными. Это то же самое, что вот начинают где-нибудь копать, строители начинают что-нибудь гадить… Люди приходят и говорят: вы что творите, вы с ума сошли! А они говорят: мы люди нанятые, вопросы вообще не к нам. Идите, найдите кого-то там. Люди естественным образом возмущаются:  мы здесь живем, а у нас во дворе это делают. Или: мы здесь гуляем и вдруг там, где мы гуляли годами, появился забор.

ИГ: Здесь в чем проблема-то?

АП: Проблема в том, что на общественном пространстве…

ИГ: Ну это не проблема. Все обсуждалось, решалось, в сентябре было объявлено. Все прекрасно знали, все это мониторили и нарабатывали просто себе контент, для того чтобы потом людей просто вывести на улицу.

АП: То есть вы считаете это политической акцией?

ИГ: Она в конечном итоге переросла… Сегодня штаб екатеринбургский Навального сказал: пойдемте к мэрии. Странно. За парк – идем к мэрии и так далее. То есть… Ну почитайте там…

АП: То есть Навальный виноват?

ИГ: Я сказал конкретно факт. Что я прочитал на сайте.

АП: Я понимаю. Но люди собрались – их Навальный собрал или просто Навальный примазывается к общественному протесту?

ИГ: Я не хочу обсуждать Навального.

АП: Так вы сами начали об этом.

ИГ: Я сказал, что политический момент здесь включается. И на паблике екатеринбургского штаба Навального это прозвучало.

АП: Проще говоря, поэтому людей можно игнорировать и поставить забор?

ИГ: Никто не игнорировал. Но и вы, и мы тоже будем возвращаться к одному и тому же. Все процедуры соблюдены, диалог шел десять лет. Он был. Меняли два места, вы все прекрасно знаете. Можно было включиться мощными силами и проводить вот эти все опросы и собирать подписи под более грамотной юридической формулировкой, которая бы повлияла… Сейчас собирают подписи под неграмотной юридической формулировкой. Я уже вчера людям объяснял – вы хоть следите, что вы подписываете, это ничего не значит, формулировка сохранить сквер и так далее. Юридически. Поэтому все это было. Начиная с сентября, все было объявлено, весь процесс шел. На каждом этапе можно было включиться всей силой, всей мощью, если она вот здесь сейчас, так сказать, собрана. Осознанно, а не просто эмоционально.

Ну и Енин (видимо, Евгений Енин — известный екатеринбургский журналист — прим. ред.) назвал, так сказать, молодежь, не буду повторять, сегодня в посте, почему она здесь собралась. Понятно, и он бы пришел, и я бы, может быть, даже в шестнадцать-двадцать лет пришел бы тоже, на эмоциях. Но это эмоции. Они молодежь, я вчера общался со многими. Два часа стоял, общался. Они меня услышали, я их услышал. Я прекрасно понимаю их желания и осознаю, что это действительно проблема, но ситуация в том, что, к сожалению, не было достаточно полной информации, не обладали. И поэтому у них сложились определенные мифы, определенное неправильное понимание. Потому что парк будет, он останется. То, что они не смогут, как сегодня одна дама… девушка говорит: ну вы понимаете, мы же не сможем перед храмом вот так вот уже лежать. Я говорю: ну почему, давайте, как в английских парках…

АП: Никто не лежит на газоне перед Храмом-на-Крови.

ИГ: Лежат, лежат.

АП: Ну, единицы.

ИГ: Давайте я вам позвоню, когда они будут лежать, и вы приедете.

АП: Поймаем кого-нибудь?..

ИГ: Зачем? Там очень много мероприятий проводят мои друзья. Я сам проводил, и с подростками, и «Мужской характер» там…

АП: Свои мероприятия, церковные?

ИГ: Нет, не церковные. Общественные организации, «Ладья» и… Я давно в общественном секторе, много друзей и знакомых, и мы проводим там мероприятия. Все хорошо.

АП: Хорошо. Но я все-таки отвлекусь от вас к батюшкам. Все-таки вопрос моральный. Иннокентий все нам грамотно рассказал, вопрос технический. Все по закону, все правильно, все хорошо. Но это все хорошо, допустим, касательно градостроительных вещей, а касательно морально-духовных вещей? Церковь строит храм, чтобы людям была духовная польза, чтобы они в него приходили, молились и становились христианами. Тысячи людей, которые здесь возмущены храмом, несмотря на законность, разве их это не отгонит, не отпугнет от церкви? Вопрос именно в этом, про диалог, а не про то, строить или не строить. Как вы думаете?

Н. Кого-то, безусловно, отпугнет. Здесь же, как в любом случае, в церкви – кто-то идет, кто-то не идет.

АП: То есть это проблема самих людей?

о.Д: Если человек пришел креститься, я говорю: давай, будешь учиться заповеди соблюдать, жить во Христе. Человек говорит: нет, я так не хочу. Кто здесь виноват, я его должен крестить за деньги или он обижается и уходит… Безусловно, какие-то моменты здесь могут не совпадать. И я, например, тоже, когда прихожу в какие-то органы, в социальную службу, мне тоже не все нравится и не всегда выполняю то, что я хочу. Поэтому жизнь такая. Какие-то моменты, они будут все равно не в пользу человека. Не потому что он плохой, недостойный, а потому что не совпадает где-то по ценностям. Нам нужно всем учиться жить друг с другом. Не только церковь должна учиться жить с людьми, с гражданским обществом, но и гражданское общество должно жить с церковью. Мы же о диалоге говорим. Мне кажется, должны быть совместные усилия двух сторон, а не просто, что церковь должна однозначно и все. Мое мнение такое.

Смотрите также:

  • День «космонавтики» и великого шмона в Екатеринбурге
  • Православный апологет Артем Абузаров и адепты Госдепа в Екатеринбурге
  • Гляделки с подполковником полиции и дама о гражданской войне
  • Протоиерей Максим Миняйло: Вы Библию читали? Христос сказал: «не мир Я принес, но меч»

:


Священник и православный общественник о событиях вокруг строительства собора в сквере


МНЕНИЯ | Ошибка? Суббота,1:00 0 Просмотров:52
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

d