» » Церковная лавка «не от епархии»: возможно ли?

Церковная лавка «не от епархии»: возможно ли?

79

Мне тут в почту прислали вопрос — что я думаю «об открытии церковной лавки (независимо от епархии) в мегаполисе с населением 500 тыс. жителей. Боятся правящего архиерея, что запретит, будут притеснения».

Хороший вопрос, характерный для российской РПЦ-реальности с ее монополией на православие.

Насчет церковных лавок у меня была одна забавная история в 2005 году, в то время я уже год был на своем приходе-вагончике апостолов Петра и Павла. Вот как ту историю подал тогдашний портал Кредо.ру (автор — Роман Лункин):

«В мае 2005 года Волгоградская епархия перешла в активное наступление на альтернативные православные приходы, в частности, на общину Российской Православной Автономной Церкви во имя св. Архистратига Михаила в Волгограде. Для возмущения общественности был использован традиционный в таких случаях прием провокации, инструментом которой стал клирик церкви свв. Апостолов Петра и Павла, входящей в РПЦ МП, отец Алексий Плужников. Вначале свящ. Алексий попытался закрыть иконную лавку, которую прихожане церкви Архистратига Михаила открыли в одном из торговых центров Советского района. Как отмечает настоятель прихода РПАЦ отец Виктор Ульянов, о. Алексий Плужников лично явился в иконную лавку и потребовал от продавщицы Пахомовой Т.А., члена прихода РПАЦ, прекращения ее деятельности, „угрожая физической расправой“. В интервью „Порталу-Credo.Ru“ священник Виктор подчеркнул, что о. Алексий Плужников от имени епархии грозился всех уничтожить. По словам о. Виктора, Плужников известен как человек крайних взглядов, не раз буквально призывавший верующих: „Бей жидов, спасай Россию“.

На втором этапе борьбы с независимыми общинами епархия стала распространять по Волгограду листовки, содержание которых вполне соответствует темпераменту о. Алексия Плужникова. В расклеенных епархиальными активистами листовках рассказывалось о том, что священник РПАЦ Виктор Ульянов — разбойник, вор, изверженный из сана, незаконно совершающий православное богослужение и ведущий антиправославную деятельность. В особенности в листовках делался акцент на том, что о. Виктор Ульянов не может торговать „церковным товаром“: „Весь товар, купленный в лавке, — воровской, неосвященный и оскверненный, все требы, записки, заказанные в этой лавке, — безблагодатны и недействительны, все пожертвования — украдены“».

В 2005 году я еще не писал статей в интернете и вообще был слабо подкован в интернет-жизни. Но именно тогда я впервые на собственном примере увидел, как можно ловко в прессе подать информацию, смешав правду со смехотворным враньем (особенно про «бей жидов», да и прочие «угрозы»), выставив противников полными идиотами и агрессорами.

Вот как та история выглядела с моей стороны. Я служил в своем вагончике уже почти год. И ко мне все чаще стали приходить прихожане и захожане и спрашивать: «Батюшка, а не ваша ли лавка находится в том-то торговом центре?» Этот небольшой торговый центр находился буквально в паре-тройке сотен метров от нашего прихода.

Я заинтересовался, сходил туда. Действительно, на втором этаже была лавка с обычным набором софринского товара и с предложениями написать записочки на службу. Было указано, что это лавка от храма Архангела Михаила.

У нас в городе действительно есть приход Архангела Михаила в Тракторозаводском районе, и это очень далеко от этого торгового центра. Я сначала подумал, что тамошний настоятель безобразничает и залез на мою «каноническую» территорию, собирает доходы с моей потенциальной паствы. Но оказалось, что это приход «альтернативной юрисдикции», которую возглавляет священник, изгнанный из Волгоградской епархии РПЦ.

Я тогда обратился к продавщице с вопросом-требованием: почему они здесь вообще находятся, в чужом районе, и главное — почему у них нигде не указано, что они не РПЦ? Зачем они обманывают людей, которые, покупая товар и заказывая требы, думают, что делают это в обычной лавке прихода РПЦ МП?

В ответ именно я был встречен с агрессией, а не наоборот. Сейчас уже не вспомню дословно наших с ней разговоров, но мне дали понять, чтобы я проваливал и не мешал торговать.

Тогда действительно я сделал некоторое количество листовок, где объяснял жителям нашего микрорайона (вранье в тексте на Кредо — листовки распространялись только в нашей ограниченной местности, а не по всему Волгограду) про «безблагодатность» таинств того священника и «украденность» пожертвований. Не отрицаю, что написано было довольно резко, вот только заботился я, по молодой поповской горячности, не о доходах епархии или своего нищего прихода, а об обманутых прихожанах, которые приходили ко мне и жаловались, что они не знали, кому писали свои записки.


Еще одна цитата от Кредо:

«Вопреки ожиданиям, директор торгового центра не пошел навстречу священнику РПЦ МП, напавшему на „раскольницу“, и не закрыл альтернативную православную иконную лавку. Глава торгового центра скорее увидел в выступлениях о. Алексия Плужникова стремление вытеснить конкурента с рынка церковных товаров незаконными способами „новых русских“ начала 90-х гг. На коммерсантов не подействовали даже письма митрополита Германа в дирекцию магазина, где он просил „оказать содействие Русской Православной Церкви и изгнать разбойника и обманщика о. Виктора“».

Оставим методы «новых русских» на совести автора. Но я и правда пошел к митрополиту Герману и попросил у него письмо для директора торгового центра, в котором владыка просил оказать содействие. Еще я взял документ из канцелярии о запрете в священнослужении священника Виктора Ульянова, где он, в частности, обвинялся в том, что украл из храма Сергия Радонежского, где он служил, облачения, книги и утварь.

А вот коммерческий директор торгового центра, которому я принес письмо митрополита, выглядел точно как новорусский браток — бритоголовый крепыш, который тупо смотрел на меня и в письмо митрополита, что-то бубнел, обещал передать информацию хозяевам, но в итоге аренду с лавкой «альтернативных» так и не разорвали.

К вопросу о моей «агрессии» и «угрозах физической расправы» бедной продавщице: однажды, после всех этих событий (но до окончательного ответа от хозяев торгового центра насчет разрыва или неразрыва аренды с «лавкой альтернативных»), я стоял около нашего вагончика вместе с парой прихожан, и когда та продавщица проходила мимо и заметила меня, я спросил ее с иронией:

— Ну что, вас еще не выперли из магазина?

Видимо, это и было «угрозой физической расправы».

Еще цитата от Кредо:

«Помимо того, в прокуратуре Советского района, на территории которого находится иконная лавка общины РПАЦ, было принято заявление о. Виктора Ульянова по поводу хулиганских действий священника Алексия Плужникова, соответствующих составу преступлений, предусмотренных статьями …. Верующих Автономной Церкви под свою охрану также взял участковый милиционер (сама община располагается в Тракторозаводском районе Волгограда), который является прихожанином Михаило-Архангельской церкви. По словам о. Виктора, с подробностями конфликта был ознакомлен начальник ОВД и представители областной администрации».

Вот еще один замечательный пример — если врешь, то ври залихватски, вприсядку, не стесняясь, потому что чем нелепее вранье, тем легче в него поверить.

Не знаю насчет прокуратуры — ко мне не обращались, но с нашим местным участковым я после имел дело, он пригласил меня к себе по поводу жалобы «альтернативщиков» на меня. Когда я ему пытался втолковывать про разницу между РПЦ и «альтернативными», участковый (который типа «прихожанин» того самого, «альтернативного» прихода с другого конца города) мрачно пялился на меня, пытаясь пошевелить заржавелыми извилинами, а потом выдал коронную фразу, которая стала моим любимым анекдотом:

— Да для меня только одна церковь православная — Казанский собор!

(Казанский собор — кафедральный, действовавший и в советское время.)

К чему я все это рассказал — к тому, как могут столкнуться интересы вокруг церковных лавок между двумя юрисдикциями. Конечно, тогда я свято верил в то, что надо «бороться», надо открыть глаза прихожанам и местным жителям — я и переосвящал купленные там иконы, и корил прихожан за то, что они по глупости ходят отовариваться туда вместо своего прихода… Сейчас, разумеется, если бы я попал в ту ситуацию, будучи настоятелем, я бы просто объяснил людям, что там не из РПЦ сидят, и предоставил бы всем «сходить с ума» по-своему.

Но как выглядела бы ситуация, если бы церковную лавку решил завести какой-то мирянин ради своего дохода?

В начала двухтысячных, когда у нас в городе настоятели приходов заводили по несколько лавок в торговых центрах, ходили слухи, что даже протодьякон собора имеет личную лавку православного золота-серебра в универмаге. А вот взять и завести православную розничную торговлю человеку «с улицы» и при этом не отстегивать процент в епархию, не быть под «крышей» епархиальных чиновников — такое маловероятно. Может, в столицах такое возможно, особенно если это интернет-магазин или издательство, или мастерская церковной утвари, но вот торговать церковным товаром «без благословения» в провинции — это страшный финансовый грех, который не простится ни на Страшном суде, ни на епархиальном.

Мы читали в недавних материалах, как нижегородский митрополит Георгий (Данилов) подминал под себя всю свободу мирян — как в финансовом смысле, так и в прочих «активностях». И не только он, практически все архиереи не выносят свободы действий мирян, они видят в этом угрозу для себя и своей власти. Любые действия священников можно взять под контроль — прислать проверки, заставить платить, повысить взнос, снять с прихода, отправить в запрет, запугать.

У меня была одна финансовая история, связанная с православными выставками. В сентябре 2014 года мне из канцелярии епархии пришло письмо, в котором сообщалось, что в начале лета того же года в Ставрополе проходила «неблагословленная» православная выставка и в ней участвовал приход Петра и Павла из Волгограда (мой), и теперь, мол, такой-сякой Плужников, давай-ка отчет, как ты посмел участвовать в таком нехорошем занятии (и не поделился доходом, подразумевалось между строк).

Я возмутился наездом: вместо того чтобы поинтересоваться — участвовал ли наш приход вообще в выставке, мне сразу приставили нож к горлу и потребовали покаяния в том, о чем я ни сном ни духом. Я тогда довольно жестко ответил, что наш приход никогда ни в одной выставке не участвовал и не собирался, а видимо, какие-то мошенники выдают себя за наш храм.

В общем, настоятеля легко прижать при желании. Нужно помнить, что патриархия требует в обязательном порядке, чтобы епархии закупались товаром в ХПП «Софрино» на определенные, назначенные им суммы, тем самым обеспечивая стабильный поток денег в патриархию. Соответственно епархии требуют, чтобы все приходы в обязательном порядке закупали товар только на епархиальном складе, чтобы избавляться от софринского товара, накручивая на и так недешевый, но малокачественный товар солидный процент. Поэтому никакие конкуренты не могут терпеться ни патриархией, ни епархией. Настоятели храмов, конечно, стараются хитрить, закупать часть товара на стороне, чаще всего в Украине или Греции, но все равно вынуждены выкупать на определенную сумму софринский ширпотреб из епархии. Если архиерей строг в финансовом вопросе, он может присылать внезапные проверки на приходы, которые выяснять, занимается ли батя контрабандой товара или смиренно покупает лишь то, что велено.

А вот с мирянином труднее — его можно припугнуть, только потрясая «неблагословением». Ну или, если архиерей имеет связи с нужными людьми во власти (а обычно архиереи такие связи имеют), — можно потопить финансовую свободу мирян налетами полиции, пожарных и прочих инстанций, так, чтобы миряне выдохлись и сдались.

Все это — следствие религиозной монополии РПЦ. Благословение — из одной руки, финансовая труба — только в один карман.

Если бы на территории России были представлены разные Поместные Церкви, как в США или Европе, то уже намного труднее было бы контролировать мирян. Да и если бы разрушилась связка патриархия-власть — тоже бы стало легче дышать мирянам.

Но пока есть то, что есть. И попытки бороться с РПЦ на финансовом поле скорее всего обречены на провал. Хотя — «безумству храбрых поем мы песню». Вдруг миряне возьмут на вооружение екатеринбургский слоган защитников сквера «это наш сквер, это наш город!» и прибавят к нему — «это наша Церковь!»?

МНЕНИЯ | Ошибка? Понедельник,8:55 0 Просмотров:77
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

d