Аз воздам

4

«Если будет уговаривать тебя тайно брат твой, сын матери твоей, или сын твой, или дочь твоя, или жена на лоне твоем, или друг твой, который для тебя, как душа твоя, говоря: „пойдем и будем служить богам иным, которых не знал ты и отцы твои“, богам тех народов, которые вокруг тебя, близких к тебе или отдаленных от тебя, от одного края земли до другого, — то не соглашайся с ним и не слушай его; и да не пощадит его глаз твой, не жалей его и не прикрывай его, но убей его; твоя рука прежде всех должна быть на нем, чтоб убить его, а потом руки всего народа; побей его камнями до смерти, ибо он покушался отвратить тебя от Господа, Бога твоего, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства»

Второзаконие 13.6-13.10

— Переполнился сосуд гнева моего. Извратились люди и сбились с пути моего. Превзошли сатану в коварстве своем. Дому моему предпочли люди игрища беззаконные. Итак, спрошу тебя, верный сын мой, готов ли ты покарать нечестивцев и вернуть народ мой на путь праведный?

— Да, о господин мой! Знаешь ты, что шел я от юности моей всегда путём праведным! Не осквернились члены мои грехом! Готов я к суду праведному!

— Так говорю я, альфа и омега! Будь жнецом моим, карающей десницей моей, ангелом правды моей! Все, что ты осудишь — будет осуждено, все что оправдаешь — будет оправдано!

— Я принимаю желание твое, о господин мой!

— Иди же, о верный раб мой! Выполни предначертанное!

— Славься, о великий!

***

Габриэль возник над столицей, рядом с главной площадью. В тесных улицах, застроенных домами двухвековой давности находился клуб «Пьеро». Он и был его целью. Было ранее весеннее утро. Последние посетители-мужчины, забравшись в свои авто и такси, покидали заведение. Внутри клуба оставался только уставший персонал. Габриэль невидимо пролетел, паря в метре над полом, мимо барной стойки, сцены, гримерок с танцорами, и остановился перед дверьми администрации. Внутри, в приватной комнате-кабинете, соседней с бухгалтерией, было несколько человек: хозяин клуба, уже не молодой, но ухоженный подтянутый человек, и его молодой любовник. Молодой человек, стоя перед покровителем, развалившемся на диване, целовал его, обнимая за бедра.

— Не ложись с мужчиной, как с женщиной: это мерзость! — громко и отчетливо произнес бесплотный голос.

Хозяин клуба схватился рукой за сердце, отпихнув второй рукой своего возлюбленного, и повалился на бок, громко хрипло дыша.

— Кто?! Что?! О господи! Что с тобой?! — в панике завопил молодой человек, пытаясь помочь. — Что? Сердце? Я сейчас, сейчас! — и кинулся искать свой мобильный телефон.

Габриэль недолго понаблюдал за вторым мужчиной, размышляя, должен ли придать смерти и его, но решил, что у того еще есть шанс покаяться и покинул комнату. Он так же беззвучно полетел по коридорам клуба, собираясь покинуть его, но заметил движение в одной из приватных комнат. Внутри находилось трое грешников: две женщины и мужчина. Абсолютно голые, они раскинулись на огромной постели. Габриэль почувствовал, что все трое под действием наркотика, остатки которого лежали в кармане куртки мужчины. Жнец решил скорректировать свои планы и стал проникать в спутанные мысли наркомана, чтобы узнать, откуда он берет зелье. Узнав, что хотел, он «наградил» мужчину импотенцией и покинул заведение.

Ангел несся с огромной скоростью над городскими кварталами. Будь он еще человеком, то мог бы восхититься свободой полета, ястребиным всепроникающим взором. Но его бесплотное тело не чувствовало ветра, легкие не вдыхали воздуха, запахи не достигали его носа. «Грешники должны быть наказаны» — билась, как прежде в телесной жизни сердце, единственная мысль, единственная цель в голове Габриэля.

На окраине города в спальном районе, застроенном панельными многоэтажками, он завис перед одной из них на уровне пятого этажа. Его интересовала двухкомнатная квартира, в одной из комнат которой жили два человека, другая была маленьким фасовочным цехом и складом, а кухня представляла собой химическую лабораторию по производству наркотика. И в настоящий момент квартира была полна людей: подходило к концу ночное застолье с обильным употреблением алкоголя и наркотиков, несколько человек лежали без движения на кровати и полу, двое играли в видеоприставку, один просто сидел неподвижно на табуретке, уставившись прямо перед собой в пустоту.

Габриэль попытался залезть в мысли наркоманов, но там было практически пусто: смесь пустоты и одиночных скомканных мыслей, сменявших друг друга дьявольским калейдоскопом. Единственное, что он смог понять, скоро будет передача крупного заказа для большого человека. Запомнив это, жнец решил подождать и пока не трогать грешников. Пока не трогать.

Вылетев на улицу, Габриэль решил вернуться к первоначальным планам. Хотя он и не имел четкого физического тела, но представил, как огромные черные крылья взмахивают, разгоняя его до головокружительной скорости, вознося над облаками. И вдруг он понял, как и тогда, в клубе, что может говорить! Габриэль напрягся и закричал. Кричал и кричал, пока голос не стал как у реактивного самолета, пролетевшего недалеко от него. После этого, сконцентрировавшись на ощущениях, он открыл глаза: у него были глаза! Затем появилось тело, руки, ноги и крылья!

— ДА! Славься господь! Твой верный слуга вершит суд свой! — прокричал жнец и нырнул вниз, в облака.

К наркопритону жнец вернулся следующим вечером. Он был доволен прошедшим днем: множество грешников в нескольких городах получили по заслугам! Огненный меч карающего правосудия без устали вершит суд! Пусть мир и чуть-чуть, но стал лучше. Даже если он и погибнет — спасутся избранные, ибо грешники не смогут увести агнцев божиих с пути истинного!

В квартире были три человека: двое производителей отравы и курьер. Сейчас они были трезвы, и Габриэль с легкостью смог прочитать их мысли. Курьер запихнул себе в кожаную сумку увесистый пакет с наркотиком — его клиент ожидал поставки рядом с крупным офисным центром недалеко от центра столицы. Габриэль проследовал за курьером, не забыв перед этим убедиться, что рак поджелудочной и печени у «химиков» будет неизлечим.

Через час на подземной стоянке курьер передал пакет молодому помощнику депутата. Габриэль невидимо заскользил вслед за чиновником. Через десять минут быстрой езды на машине тот остановился перед одним из самых дорогих ресторанов города. В нем проходила закрытая вечеринка представителей власти и бизнеса, включая нескольких криминальных авторитетов. Привезённое вещество стало быстро и незаметно распространяться среди отдыхающих. Габриэль не торопясь проплывал по залу, слушая и вникая в разговоры и мысли людей. И чем больше он слушал, тем острее было его желание разрушить, сжечь это место со всеми этими червями в человеческой плоти. Но нельзя, здание большое, в нем есть люди, которые, возможно, еще не погибли для вечности. Ради них нужно сдержаться. Жнец представил в своей невидимой руке огненный меч и стал разить им грешников. Каждый, кого касалось пламя острия меча получал смертельное заболевание — приговор вынесен и его исполнение будет скорым и страшным!

— Жнец с огненным мечом пришел в этот мир! Трепещите слуги дьявола! — возгласил Габриэль, паря над городом, и был подобен голос его голосу грома.

***

Воскресным вечером, пролетая над небольшим городом, в видимой форме, Габриэль увидел огненный «язык», словно кто-то зажег факел и поместил его над церковью. Ему стало интересно, что это может быть, и он спустился ниже. По мере приближения, «язык» смещался от купола к маленькому одноэтажному зданию рядом. Похоже, это был дом священника. В одном из окон горел свет. Габриэль опустился рядом с крыльцом и замер в нерешительности. С тех пор, как стал жнецом, он никогда не общался с человеком в видимой форме ангела, точнее, это был монолог и грешнику чаще всего оставалось жить на этом свете очень и очень недолго. Однако этот «язык» огня, исчезнувший сразу, как он опустился на землю, явно был знаком свыше.

Неожиданно дверь распахнулась и в проеме высветилась большая фигура человека в подряснике. Он произнес:

— Просите — и получите, ищите — и найдете, — и замер, выжидательно глядя на Габриэля.

— Стучите — и вам откроют, — закончил фразу ангел.

— Проходи, — кивнул священник и, развернувшись, ушел.

Габриэль прошел вслед за человеком через маленькую прихожую, где на вешалке висели лишь мужские вещи, на кухню. Пожилой священник, под два метра ростом, с небольшим животом и начинавшейся лысиной, компенсировавшейся густой бородой, сел на стул за маленький деревянный стол, зажатый между раковиной и шкафом. На столе стояла одинокая чашка.

— Меня Павлом зовут, — произнес он, глядя на гостя и указал на стул рядом с собой. — Садись.

— Вы не боитесь меня? — удивленно спросил Габриэль, стоя в дверном проеме, при этом его крылья были неудобно сложены за спиной.

— А должен?

— Вероятно, — пожал плечами жнец и сел на предложенный маленький и неудобный стул.

— Я в курсе, что ты не человек, твои крылья выдают тебя, — произнес Павел и отхлебнул из чашки. — Но что это меняет?

— Да?

— Я представился, невежливо с твоей стороны отмалчиваться. Или это секрет?

— Нет. Я Габриэль. Жнец господа бога.

— Вот как? Что ж, — священник чуть нахмурился и допил содержимое чашки. — И как успехи?

— Как? — Габриэль задумался и попытался привычно прочитать мысли человека, но, к своему удивлению, не смог этого сделать.

— Да. Раз ты жнец, то, видимо, занимаешься сбором человеческих душ. Так кого ты собираешь?

— Души грешников. Тех, кому нет места на Земле.

— И что же с ними происходит, когда ты приходишь?

— Я убиваю их, и они отправляются в ад.

— Серьёзно, — Павел склонил голову, потом поднял и посмотрел прямо в глаза ангела. — И как успехи? Есть прогресс?

— Да, уже много, очень много слуг сатаны получили заслуженное наказание.

— Наказание, да? — священник невесело усмехнулся и продолжил: — Нет, я не об этом. Насколько… нет, не так. Что стало с теми местами и людьми, в них живущими? Им стало лучше? Они стали чаще молиться, ходить в церковь? Помогать нуждающимся? Что стало после того, как ты побывал в их краях и предал смерти грешников?

— Я очистил людей от окружавшей их скверны. Полагаю, теперь им жить гораздо лучше.

— Полагаешь? То есть ты даже не знаешь этого наверняка, но убиваешь людей? — Павел, развернувшись на стуле, открыл дверцу шкафа и достал оттуда бутылку.

— Я получил указания от самого господина нашего! Значит, моя работа во благо! Так повелел бог!

— Бог? Да, не кричи пожалуйста, я не глухой, — из бутылки в чашку священник налил красной жидкости и, закупорив бутылку, поставил ее обратно в шкаф.

— Это что, вино? Ты пьешь? А как же твоя семья?!

— Нет у меня семьи, — человек в подряснике сделал большой глоток, — Бог забрал к себе. Автомобильная авария.

— И поэтому ты начал пить? Семью жалко, но она сейчас с богом. А ты придумал себе оправдание и стал алкоголиком? Преумножаешь грехи? А потом в ад? Навечно разлучиться с родными?

— И что же ты сделаешь, жнец?! — вдруг резко и громко сказал Павел, сжав обеими руками чашку с вином. — Тоже убьешь? Думаешь, я боюсь этого?

— В тебе говорит дьявол! Не искушай меня, человек! — Габриэль, грозно выпрямился и развел, насколько позволяло помещение, свои красивые мощные крылья. — Я посланец, я длань божья! Я сужу и решаю судьбу человека, каждого человека!

— Судишь? — священник залпом выпил остаток вина и тоже встал, задев рукой край стола. — А я думал, что у нас, — и людей, и ангелов, — один Судья. Видать, разные у нас с тобой боги.

— Не богохульствуй! Это смертный грех!

— Ты мне не указ, — отрезал Павел. — Если хочешь убить — валяй! Только я тебе советую: слетай туда, где ты начал свой путь жнеца и посмотри, что стало. Уверен, тебя ожидает множество «сюрпризов»!

— Ты закончил?

— Да, жнец. На все воля Бога, пусть Он судит меня, — сказав это, священник выпрямился и молча посмотрел на Габриэля.

Впервые с начала его призвания жнецом овладел такой лютый гнев. Гордость этого недостойного пастыря, продавшегося змею на дне бутылки, заставила его передумать и включить в свой суд не только языческих жрецов, но и священнослужителей, кои могут быть «волками в овечьей шкуре». Улетая, он опрокинул стол и табуретку, выбил окно, забыв стать невидимым. Человек в черном подряснике остался лежать на полу, устремив взгляд сквозь разбитое окно на звезды.

***

Габриэль отправился на место своих первых дел. Он не хотел признаваться себе, что на его решение мог повлиять жалкий человечек и решил, что просто хочет убедиться, насколько лучше стала жизнь без грешников. В клубе была вечеринка: зал был переполнен приглашенными гостями, лучшие ди-джеи и танцоры города, бесплатная выпивка. На сцене стояли два человека — мужчина и женщина, торжественно провозгласившие, что со сменой руководства политика клуба меняется. «Грядет расширение! Наши франчайзи из провинции уже завалили предложениями! Пять клубов будут открыты в ближайшие шесть месяцев! И это только начало!» — кричал новый владелец в микрофон. Ему ответом был рев толпы.

— Вавилонская блудница! — прокричал невидимый жнец, даже не задумываясь, прозвучали ли его слова вслух.

Впрочем, одиночный крик все равно потух бы во всеобщем шуме. Габриэль решил, что пора приступить к радикальным мерам: бесполезно сечь по одному, настоящий жнец серпом срезает множество колосьев зараз, только так можно собрать поле. «Так пусть потонут от яда своего», — решил ангел, и вся выпивка в клубе стала ядом, убивающим через сутки.

Следующими стали производители зелья из квартиры на окраине города. В их квартире было не протолкнуться: нарколаборатория поглотила помимо кухни одну из комнат, а во второй постоянно находились пять-семь человек. Люди (как смог понять Габриэль, прочитав их воспаленные мысли) узнали о своих диагнозах и теперь решили бороться с болью и скорой неизбежной смертью наркотиком, они также угощали им всех желающих, включая никогда не пробовавших прежде. Жнец просто появился в комнате во всем своем величии.

— Гнойник должен быть вскрыт и сожжен! — прорычал он, поднимая над своей головой огненный меч.

Раздались крики, несколько человек попыталось убежать, но дверь была закрыта и не открывалась, несмотря на отчаянные удары перепуганных людей. Наркоманы стали беспорядочно метаться по квартире, сбивая вещи и друг друга. Габриэль зарезал их одного за другим, получая наслаждение и удовлетворение после каждого нанесенного удара. После уничтожения последнего нечестивца в квартире пахло кровью и жареным мясом, на прокуренном диване начинал разгораться пожар. Ангел стал невидимым и, преисполненный гневом и решимостью, полетел к следующим «снопам».

Чиновники и бизнесмены были разбросаны по различным зданиям в столице. Габриэль сначала отправился к самой большой группе, которые заседали в одном из зданий правительства. Влетев внутрь, ангел стал вычислять слуг дьявола. Спустя полчаса в самом большом помещении, где заседали руководители, произошел сбой: погас свет, вся электроника вышла из строя. Началась паника, некоторые бросились к запасным выходам. В этот момент посередине трибуны возник огненный столб: он начал спускаться с потолка вниз, становясь все шире и шире, беспрестанно закручиваясь, словно демонический смерч. Из него раздался голос, подобный реву урагана:

— И увидел выходящего из моря зверя с семью головами и десятью рогами: на рогах его было десять диадим, а на головах его имена богохульные!

Раздались дикие крики, люди, давя друг друга, стали выбивать двери, несколько человек упали в обморок. Голос продолжал:

— Велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время! Мене, текел, фарес!

Огненный смерч вдруг раскрылся и, словно цунами, гигантской огненной волной залил помещение, оглашаемое криками ужаса и боли.

— Верный жнец! Дай отчет о делах твоих! — прогремел другой, ещё более страшный голос, и словно повинуясь ему, огонь исчез, и затухли все очаги пожара.

— Повинуюсь, мой господин, — ответил жнец и покинул мир людей.

***

— Был ли ты верен словам моим? Вершил ли суд праведный?

— Да, о господи. И ты знаешь, что излил я чашу гнева твоего на нечестивых.

— Тогда скажи мне, верный раб, исправились ли пути человеческие? Нашлись ли в Содоме пятьдесят праведников?

— Нет, о господин мой. Нет и десяти праведников на земле этой.

— Итак, поступлю ли я правосудно, если истреблю место сие?

— Да!

***

Включился верхний свет. Старшекурсник Иван снял с головы осужденного шлем и осторожно положил на столик рядом с креслом симуляции. Затем также осторожно стал снимать датчики с груди, рук и ног. Охранник равнодушно клевал носом рядом со входом в помещение палаты.

— Как вы могли только, что наблюдать, это и есть моя авторская методика. Пока что она еще находится в тестовом режиме, но я уверен, что за ней будущее исправления преступников, — разъяснял пожилой мужчина на другом конце больничного комплекса в конференц-зале для коллег и приглашенных журналистов. — Для нас прошло всего сорок минут, тогда как для его сознания несколько недель, поэтому я показывал только некоторые ключевые моменты, которые, по моему мнению, представляют наибольший интерес.

Как вы несомненно заметили, пациент имеет ярко выраженные симптомы психопатии и, к тому же, считает себя посланником Бога. Именно эти искаженные религиозные переживания, длительное время «варившиеся» в его голове, и послужили причиной столь чудовищного преступления, совершенного им. Однако вместо того чтобы на долгие десятки лет запереть больного в тюрьме или психиатрической клинике, я предлагаю другой вариант. Да, я считаю его глубоко больным человеком и хочу произвести переворот в его сознании, указать несостыковки его больного воображения и в конечном счете привести его к исправлению, покаянию, если выражаться его же языком.

Вы только представьте будущее: тюрьмы будут пусты, осужденные будут в течение нескольких месяцев проходить программы лечения и возвращаться в общество полностью исцеленными, раскаявшимися и готовыми возместить причиненный вред. И все это благодаря системе симуляции и моей авторской методике. Благодарю вас за внимание!

МНЕНИЯ | Ошибка? Воскресенье,8:55 0 Просмотров:16
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

d