» » Репортаж из НИЧИВО

Репортаж из НИЧИВО

16

Просмотры: 73

2020 год

Прошло несколько месяцев после создания Центра НИЧИВО (Насущные Исследования Чудес, Изначальной Веры и Откровений). Для ознакомления с деятельностью этой необычной организации журнал «Научный Куролесник» направил собкора Савелия Крамольного. Читайте его первый репортаж.

Интервью с директором

Когда я увидел аббревиатуру Центра, то сразу вспомнил повесть братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу». По ней был снят фильм «Чародеи». Для тех, кто не читал книгу и не видел кино, поясню, что тамошние события происходили в НИИЧАВО, то есть научно-исследовательском институте чародейства и волшебства. Поэтому, получив аудиенцию у директора Центра — Акакия Акакиевича Обскурантова, я не удержался от вопроса:

— Случайно ли ваше НИЧИВО по названию сильно напоминает НИИ из знаменитой повести Стругацких?

— Конечно, не случайно! — ответил директор. — Тем самым мы выразили глубокое уважение великим писателям. В 1965 году они написали пророческое произведение о научном учреждении, изучающем явления и персонажи, раннее считавшиеся мифами и суевериями. Прошло 55 лет после опубликования повести, и духовно-мистическое осознание бытия стало оказывать заметное влияние на общественно-политическую жизнь страны. Неудивительно, что ряд организаций выступил с предложением учредить специальный центр по изучению великих пророчеств и других трансцендентальных, то есть чудесных явлений в нашей жизни.

— Верно ли, что идея о создании подобного центра впервые озвучена Обновленным Союзом Клириков, Астрологов и Либералов (ОСКАЛ)? — спросил я.

— Да! Кроме того, аналогичную идею выдвинула христианско-патриотическая партия «ВРЕД» (Верноподданническое Рвение, Единство, Долг). Правительство благосклонно отнеслось к данной инициативе, и мы стали получать немалое бюджетное финансирование! — Обскурантов радостно потер руки и с пафосом воскликнул:

— Для чего НИЧИВО? Для объединения достижений науки с мистическими прозрениями. Этот новаторский сплав позволит ускорить темпы экономического и духовного роста и выйти на передовые позиции по многим позициям!

— И когда же произойдет сие благодатное событие?

— Ждать недолго! — убежденно выдохнул директор. — Об этом говорят многие народные приметы, заново истолкованные нашими учеными. Уже девять месяцев мы проводим активные исследования на поприще научной мистики и обязательно извергнем на всеобщее обозрение всевозможные полезные достижения!

Я проникнулся грандиозными надеждами директора, однако предложил ему для гарантии призвать на помощь силы, считавшиеся ранее мифическими. Выслушав меня, Акакий Акакиевич снисходительно улыбнулся:

— Это уже делается. С момента образования Центра представители разных религиозных концессий постоянно проводят у нас совместные службы, взывая к помощи многообразных сверхъестественных сущностей. Это вселяет в нас твердую уверенность в несомненном достижении судьбоносных успехов.

— Читателям будет интересно узнать о научно-мистических планах вашего Центра и его специалистах. Ходят слухи, что среди них есть много теологов.

Директор подтвердил:

— У нас есть сотрудники, защитившие диссертации по теологии. Как известно, эту дисциплину Президиум Высшей аттестационной комиссии включил в 2015 году в список научных специальностей по настоятельной рекомендации патриарха. С тех пор у теологов вышло много замечательных работ. В первую очередь отмечу труд Михея Мракобесова «Газовые облака Вселенной как доказательство духа Господа».

Заслуживает внимания диссертация Еремея Ретроградова «Изменения климата опосля грехопадения». Повышенный интерес в правительстве вызвала новая работа Исидора Оголтелого: «Молитвенное воздействие на показатели ВВП в условиях экономических санкций».

Все названные авторы уже зачислены в штат Центра. Уверен, что их новейшие исследования будут по достоинству оценены не только научными и религиозными организациями, но и высшим руководством страны.

— Да уж… такому подбору кадров позавидует, наверное, любой институт. А можно посетить ваши лаборатории и поговорить с работниками?

Обскурантов легко согласился:

— Мы заинтересованы в популяризации нашей деятельности. И призываем к сотрудничеству ученых, взявших на вооружение прогрессивные методы научного мистицизма. Совместными усилиями мы совершим настоящий прорыв в разгадке тайн мироздания и его полезном обустройстве.

Выходя из кабинета директора, я вспомнил, где уже слышал нечто подобное.

Тезисы о чудесном улучшении экономической и духовной ситуации, а также неизбежном грядущем прорыве были торжественно провозглашены в очередном Оптимистическом Послании к Федеральному Сброду… то есть Собранию. «Непоколебимая вера в чудесное Послание является залогом скорого процветания!» — было сказано кем-то из антинародных… то есть, вроде бы, народных избранников.


Лаборатория на три буквы

Мой новый собеседник Афиноген Толмач — руководитель лаборатории ППП. Я поинтересовался, что означают эти три буквы и чем занимается возглавляемое им подразделение.

Толмач пояснил, что буквы означают «познания пророческих прозрений». Он напомнил, что люди с древнейших времен созерцали загадочные явления и разумели их как отблеск грядущих событий. К сожалению, эти самобытные поверья незаслуженно забыты, а ведь им можно найти должное применение в современном обществе. Поэтому его лаборатория пытливо изучает все интересные пророчества, прозрения, прорицания, предвестия, предвидения, предначертания и предвкушения.

Я отметил, что, судя по сказанному, в названии лаборатории должны быть не три буквы «п», а целых семь. Потом спросил, а что в конечном итоге собираются получить в ходе изучения всех этих «п»?

Афиноген озабоченно вздохнул:

— Дело в том, что дошедшие до нас послания написаны на старых языках. Есть сомнения в точности перевода этих древних документов. Поэтому мы решили заново их осмыслить и перетолковать. Это архиважная и архитрудная работа. Видите эту бересту, которой несколько веков? На ней накарябаны серп, плуг, снопы, солнце, луна и дождь. Поначалу мы думали, что речь идет о сельхозработах. Но теперь уверены, что послание пращуров содержит предупреждение о грозящих нам бедствиях, предвестниками которых выступят проливные дожди, неурожаи, солнечные и лунные затмения.

После слов Толмача я невольно поежился и спросил:

— То есть современной цивилизации может угрожать то, чего много лет назад наши далекие предки предвидели и о чем хотели предупредить своих беспечных потомков? А мы до сих пор не подозреваем, что дни человечества сочтены! Как жаль! Я ведь собирался лететь на Мальдивы и уже оплатил билеты. Обидно, если долгожданный отпуск сорвется!

Руководитель лаборатории грустно кивнул:

— У меня тоже были намечены грандиозные планы! Я затеял перепланировку особняка. И вместо того чтобы составить смету первоочередных работ, никак не могу оторваться от древних свитков, на которых таинственными рунами накарябано невесть что. Иногда я содрогаюсь от нехороших предчувствий: вдруг там и в самом деле указаны даты всемирных катастроф? Причем, весьма скорых! С трудом засыпаю после таких волнующих мыслей.

Я подумал о том, что теперь тоже стану плохо спать, или мне начнут сниться кошмары о чьем-нибудь нашествии. Например, мигрантов из Новой Зеландии. Говорят, там нашли странные земляные норы, в которых живут маленькие волосатые аборигены. Их, кажется, называют хоббитами. Только их сейчас нам не хватало!

От невеселых мыслей отвлек Афиноген, лицо его прояснилось, когда он сказал:

— Наступило время обеденного перерыва. Предлагаю перекусить и подумать о будущем человечества на сытый желудок. А перед вкушением яств советую принять лечебную настойку моего приготовления, сделанную по древнему рецепту. Одного бокала хватает на целый день хорошего настроения.

Я согласился:

— Да, нам не помешает принять чего-нибудь бодрящего, а то мы слишком пессимистически оцениваем шансы человечества на выживание. С таким настроением вы никогда не закончите ремонт особняка, а я даже в Африке буду опасаться снежной бури.

Афиноген принес трехлитровую банку и разлил в большие бокалы изумрудную жидкость. Ее цвет немного смущал, поэтому я поинтересовался, есть ли уверенность, что рецепт приготовления настойки истолковал правильно?

Толмач ответил, что на свитке с рецептом были нарисованы все составные компоненты для приготовления пойла и чертеж, напоминающий самогонный аппарат весьма остроумной конструкции. У него даже возникла идея запатентовать сие полезное изобретение.

Вкус настойки оказался неплохим, а воздействие — действительно бодрящим. Когда мы пришли в столовую, там было шумно и весело: некоторые сотрудники продолжали отмечать событие, связанное с созданием НИЧИВО. За одним столом с нами оказались молодые ученые из лаборатории с длинным и мудреным названием. Именно к ним я решил зайти после обеда.

Лаборатория ФИГНЯ

Судя по названию, здесь занимаются фундаментальными исследованиями геофизических натурных явлений (сокращенно ФИГНЯ). Руководителя на месте не оказалось. В его пустой приемной я обнаружил записку с текстом:

«В связи с началом отопительного сезона отбыл на совещание в мэрию для подготовки благоприятного климатического прогноза на предстоящую суровую зиму. На время моего отсутствия, по всем вопросам обращаться к заведующим секторами. С приветом, руководитель лаборатории А.Я. Хитер».

Выйдя из приемной, я толкнулся в первую попавшуюся дверь и оказался в одном из секторов лаборатории.

Сектор небесных явлений

Заведующий сектором Евстрат Колобродов бегал по кабинету, размахивая руками и восклицая нечто невразумительно-восторженное. Его волнение было связано с внезапно нахлынувшим озарением, меняющим устоявшийся взгляд на природный механизм одного из атмосферных явлений. Я заинтересовался, каким именно озарением его так сильно приложило.

Он рассказал, как на протяжении полугода дотошно изучал легенды и сказания о северных сияниях. Все найденные объяснения ученого не устроили. А прямо сейчас его посетила догадка: мерцания сияний — это зашифрованные сигналы, типа азбуки Морзе. Теперь осталось понять, кто их шлет и для чего.

— Представляете?! Если нас посылают… то есть нам посылают сигналы братья по разуму, то мое открытие может привести к долгожданному контакту с ними! — восторженно кричал Колобродов, продолжая носиться по кабинету. Потом внезапно остановился. Судя по выражению лица, его продолжало крепко осенять.

— Надо немедля организовать экспедиции во все места, где происходят северные сияния! Сотрудникам дать кинокамеры, а отснятые материалы отсылать в мой сектор, хотя… — ученый задумался, а потом решительно изрек: — Сектора и даже всей лаборатории для столь важной работы недостаточно. Буду ставить вопрос о создании филиала Центра, который будет заниматься проработкой моей грандиозной идеи!

Колобродов бросил на меня затуманенный взгляд и потребовал:

— Обо всем этом вы должны написать в своем журнале! Немедля!

Пятясь к выходу, я пообещал обязательно рассказать о его невероятной идее и предложил уже сейчас готовиться к первой межпланетной встрече с сигнальщиками. Пока ученый обдумывал мои слова, я быстро выскочил в коридор и там столкнулся с женщиной, волокущей по коридору тяжелую карту звездного неба.

Она благосклонно приняла мою помощь в доставке груза к месту назначения, то есть в ее личный кабинет.

Сектор космических пространств

Женщина с картой оказалась заведующей сектором, ее звали Агния Ярилло. Раньше она трудилась в бухгалтерии Института Астрономии Академии наук, но без колебаний оставила ответственную работу в знаменитом на весь мир учреждении, чтобы оказаться в Центре НИЧИВО. Естественно, я спросил, что именно подвигло ее на этот судьбоносный поступок?

Агния охотно рассказала о своем тернистом пути к научным вершинам:

— Еще в детстве, любуясь звездами, я мечтала разгадать тайны космоса и каждую ночь глядела в игрушечный телескоп. Через его пластмассовые линзы было трудно что-либо увидеть, и это стимулировало воображение. Я мысленно проникала в космические глубины, с восторгом наблюдая изумительные картины Вселенной. Через несколько лет я использовала эти фантазии в своих статьях о квазарах, черных дырах и белых карликах. Посылала их в разные научные издания, так как хотела стать диссертантом по специальности «Астрофизика и звездная астрономия». Но к моим смелым идеям никто не прислушался. Так я оказалась здесь, где у меня есть потрясающие возможности для исследований галактических тайн! — она показала на карту звездного неба, раскрашенную в некоторых местах фломастерами, и пояснила:

— Намедни мне приснился явно вещий сон. В нем я увидела созвездия, в которых должно происходить нечто интересное. Мне обещали привести из местного планетария настоящий телескоп, и его зоркое око я направлю на этот сектор космоса. Уверена, что нас ждут открытия, которые посрамят нынешнюю официальную космологию!

Выслушав пылкую речь Агнии, я воспользовался ее терминологией и пожелал космических успехов в столь важном деле. Было заметно, что она истово верит во все сказанное. Значит, обязательно найдет подтверждение своим смелым догадкам.

Выйдя из ее кабинета, я понял, что на сегодня впечатлений хватит, и решил вернуться в редакцию.

У ворот Центра мне повстречалась живописная процессия. Впереди шли, приплясывая, сторонники языческих культов, в том числе шаман с нахлобученным на темя рогатым черепом какого-то животного. За ним торжественно шествовали полнотелые попы с крестами и хоругвями. Процессию замыкали загорелые индийские брахманы и буддийские монахи в оранжевых робах. Наверное, все они готовились совершить тот самый ежедневный молебен, о котором в беседе со мной упомянул директор. Стал смотреть, что будет дальше.

Служители культов выложили в виде пентаграммы принесенные с собой статуэтки. В них я узнал спящего Будду, слоноподобного Ганешу и многорукого Шиву, а также несколько языческих идолов. Кроме них, с изумлением увидел вылепленные из глины облики Ленина, Сталина и нынешних руководителей страны.

Седовласый батюшка поднял хоругвей и громогласно воззвал к небесам, прося их о благословлении. Другой поп старательно кропил святой водой врата НИЧИВО, а заодно и пентаграмму с идолами, божками и прочими изделиями. Шаман застучал в бубен, а брахманы и буддийские граждане забубнили положенные мантры.

Я с интересом ожидал принесения какой-нибудь сакральной жертвы во славу союза диалектического материализма и прогрессивной мистики. Но окропления чем-нибудь более существенным, чем вода, так и не дождался. Это немного разочаровало. Потом я сообразил, что столь разноплановое сборище духовных покровителей, к которым взывали служители культов, вряд ли можно удовлетворить единственной жертвой. Как говорят, одним и тем же блюдом всем не угодишь.

Под бодрые ритмы бубна, молитвенные распевы и речитативы мантр, я покинул научно-мистическое учреждение, в котором, не жалея мозгов, трудятся истинные энтузиасты самых насущных дел. Наверное, придется еще не раз посетить сие удивительное место. Ведь Обскурантов твердо обещал продемонстрировать нечто необычное.

МНЕНИЯ | Ошибка? Воскресенье,9:30 0 Просмотров:12
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.