» » Историк Алексей Мосин: На встрече с губернатором нам предложили перенести сквер

Историк Алексей Мосин: На встрече с губернатором нам предложили перенести сквер

10

Мы побеседовали сегодня с известным общественным деятелем Екатеринбурга, доктором исторических наук Алексеем Мосиным на берегу Исети, в сквере у Театра драмы, куда Алексей Геннадьевич пришел поучаствовать в акции протеста. Сегодня Алексей Мосин участвовал в «переговорах» в резиденции губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева, на стороне сторонников сохранения сквера. Напомним, что губернатор предложил себя в качестве посредника между враждующими сторонами.

Что же происходило на той встрече?

(К сожалению, видео целиком не сохранилось, предлагаем вам фрагмент видео и полную расшифровку): 


Алексей Мосин:

Эта была первая попытка вступить в диалог — до этого те, кто собираются строить здесь храм, практически ни на какие контакты не шли, просто ломали ситуацию через колено. Но вчерашняя акция многое изменила. И вот сегодня нашей стороне — а я представлял жителей города — [пришлось] выслушать обвинения от игумена Вениамина (Райникова), звучало слово «террористы», это было совершенно адресное послание. Он сказал: не надо было губернатору приглашать террористов, но он их почему-то пригласил. Я предложил ему извиниться перед теми, кого он оскорбил. Он сказал: «ну, если вы забор не валили, значит, вы не террорист». И вообще, судя по всему, по мнению игумена Вениамина, все участники вчерашней акции — это террористы, с которыми не надо вступать ни в какие диалоги.

Я увидел серьезное непонимание того, что вчера произошло. Губернатор говорил, что это была оголтелая протестная акция, что это была глупая акция — это я цитирую. Все представители городской и областной администрации дали понять, на чьей они стороне.

Еще он [губернатор] сказал: был порушен забор, повреждена материальная ценность. Я услышал угрозу: мы, мол, никого за это не преследуем, но имейте в виду, что в дальнейшем это будет пресекаться. Решение о строительстве храма на этом месте никто менять не будет — нам четко дали это понять, несмотря на любые протесты. Со стороны Высокинского [мэр Екатеринбурга] и Бидонько [вице-губернатор области] прозвучали предложения: давайте мы вам выделим какой-то участок в городе, устроим там сквер, будете там гулять, а назовем мы его сквером Согласия. Я чуть не заплакал — такая была умилительная картина! Какое непонимание того, что происходит!

Когда участники встречи выходили из зала, их ждали журналисты, все мы давали комментарии, и такое было впечатление, что мы были на разных встречах.

Я без оптимизма смотрю в будущее. Губернатор сказал: ни к чему эти оголтелые протестные акции, хотите провести акцию — подавайте заявление заранее, вам будет отведено место. Я даже догадываюсь, где — на окраине города. Мол, поймите, полиция должна обеспечивать вашу безопасность, что когда собирается так много людей, мы обеспокоены их безопасностью. А для чего мы платим полиции? Чтобы обеспечивать защиту прав и свобод граждан. Вчера полиция должна была защищать граждан от боевиков. А если люди, которые нарушили ограждение, совершили противоправные действия — должна была вмешаться полиция. Она этого не сделала. Это была провокация. Что провоцировалось? Противостояние двух частей населения города? Мы можем получить затяжной конфликт, и люди, увидев, что их не желают слушать, будут выходить на новые и новые акции. А попытки поиска того, кто вчерашнюю акцию организовал? Они не понимают, что никто никого не организует и автобусами никого сюда не свозят — люди были возмущены и пришли сами. И то, что было снесено ограждение — люди пусть на несколько часов, но утвердили свое право на это место.

Было сказано, что во всем будут разбираться, что строители храма тоже не должны ничего нарушать, но во всем этом, я думаю, много лукавства.

Когда мне было предоставлено слово, я сказал, что вижу серьезную опасность в том, что нет доверия друг к другу. Если мы хотим диалога — его надо восстановить. Для этого, я считаю, нужно восстановление статуса-кво на 12 мая. Те, кто поставил ограждение, должны их убрать — сами. Те, кто прислал сюда этих молодых людей [бойцов-спортсменов], должны их забрать отсюда, это место должно быть очищено. С этого можно начинать какой-то диалог. Без этого доверия не будет, будут подозрения, что власти ведут диалог, а тут в это время начнут забивать сваи, корчевать деревья. Нам предложили не переносить место стройки, а переносить сквер — вот вас так много, почему бы вам не выкопать деревья, не перенести их в другое место, вы ж такие активные граждане. Я считаю, что это просто глумление. И называть жителей города гражданскими террористами и толпой — это прямое оскорбление. Никакой реакции на мое предложение не последовало. Я понял, что решение принято и пересматривать его никто не собирается.

Игумен Вениамин стал меня поучать. Глядя на меня, он сказал: вот тут некоторые называют себя православными — хотя где я так себя называл, не припомню, — хотя православными не являются. Я спросил: «Игумен Вениамин, а вы решаете, кто православный?» — «Да, — говорит, — я могу вам объяснить».

МНЕНИЯ | Ошибка? Вторник,22:00 0 Просмотров:131
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.