» » Другая проповедь

Другая проповедь

72

Однажды, когда на улицах городка была ранняя теплая осень, я возвращался домой на автобусе после работы. После восьми часов косых взглядов, сплетен, подхалимства и стукачества, после пошлой и скучной болтовни, обнажающей внутреннюю боль говорящего человека. Сам рабочий процесс давно ушел куда-то на задний план, оставив место личным отношениям. Те, у кого были проблемы дома, начинали мелочные ссоры с коллегами, что в итоге доводило до истеричных криков и ссор. Так было вчера, и так, скорее всего, будет завтра. Однообразная, безынициативная деятельность. Разобщенный, конфликтный коллектив. Но даже такая рабочая атмосфера несопоставимо лучше и радостнее всего того, что было у меня в церкви.

Вместе с потоком людей я вышел из автобуса и пошел по остановке. Невдалеке, посередине пешеходной дорожки стояла одинокая женщина. Люди обходили ее, а она всматривалась в лица прохожих и улыбалась. «Наверное, сектантка. Зазывает людей», — подумал я.

В этот момент у меня неожиданно зазвонил телефон, звонили с работы. Нервным голосом о чем-то попросили, затем торопливо о чем-то напомнили. Сдерживая свое раздражение, я спокойно ответил. Когда этот разговор закончился, мне захотелось хоть как-то уменьшить накопившееся напряжение, и я решил покурить. Отошел в сторонку от остановки, прикурил, глубоко затянулся. Сигареты были крепкие, но почему-то особого эффекта не приносили.

В лицо мне дул свежий ветер. Затягиваясь, я в очередной раз с радостью вспомнил, что я больше не в РПЦ. Освежающее, сладкое чувство свободы пробежало по моему телу. За несколько лет это ощущение несколько притупилось, но не утратило своей силы. Иногда мое нынешнее состояние кажется мне невероятным, словно оно вот-вот исчезнет, так же, как проходит сон. Как приятно быть просто «обычным» человеком.

Та женщина на остановке за это время подошла к одному-другому человеку, но никто не хотел с ней разговаривать. Когда пассажиры автобуса постепенно разошлись, она направилась в мою сторону.

Раньше, когда я был истово православным, то откровенно опасался уличных проповедников. В церкви про них рассказывали разные страшные истории, им приписывали сверхспособности каких-то черных магов. Но со временем, пообщавшись с представителями различных религиозных движений, я увидел, что они вовсе не хуже, а, может быть, даже и лучше, чем православные. Как-то раз один священник в узком кругу стал описывать признаки секты, возможно, находясь под впечатлением трудов Дворкина. И в его словах стал неуклонно вырисовываться стандартный облик современного православия.

Женщина, улыбаясь, подошла ко мне. Я повернулся к ней и тоже улыбнулся. Мне стало интересно, что будет дальше.

— Здравствуйте! Какая у вас красивая прическа!

— Спасибо большое!

— Скажите, а вы знаете что-то про Веды?

— Честно говоря, почти ничего.

— Это священная книга индуизма.

— Понятно! Но я, к сожалению, плохо знаю учения мировых религий.

— Возьмите, почитайте ее. Ведь в нашей жизни… — и затем она кратко изложила свое понимание духовной жизни человека.

— Я бы с удовольствием взял ее у вас. Но я не хочу вас обманывать — у меня просто нет времени читать постороннюю литературу. Мне нужно сделать одну работу, поэтому все силы уходят на нее. Я этим занимаюсь и на рабочем месте, и дома. Вот у меня даже с собой книжка по этой теме. В автобусе ее читаю.

Женщина с интересом слушала мой ответ и неожиданно, с оживлением в голосе, спросила меня, чем же я так занят, что это за такая работа. Я на секунду задумался и, подобрав основные и наиболее интересные положения, рассказал о них собеседнице. Она поддержала разговор, и мы стали спокойно и непринужденно беседовать. Мне показалось странным, что эта женщина заинтересовалась вопросом, совершенно не касающимся индуизма. Возможно, она просто устала в одиночестве стоять на этой остановке, или же ей действительно понравилась тема разговора. Но перейти к миссионерским ноткам через этот разговор она не пыталась.

В завершение беседы женщина спросила меня, ем ли я мясо.

— Да, я ем. Оно такое сытное!

— Но это же убитые животные!

Я улыбнулся и развел руками:

— У меня не получается без него. Вот такой я немощный человек. Я уважаю положения вашей религии, но сам не считаю, что есть мясо — это плохо.

— Ну, если надумаете, посмотрите Веды.

— Конечно! Спасибо вам!

Женщина осталась на остановке, а я пошел домой.

После этого разговора мне неожиданно стало легче. Отступили раздражение и усталость после работы. А в голове, в противовес этой женщине, сами собой стали возникать образы православных проповедников, «миссионеров». Высокомерные, неуклонно самоуверенные, решительные. «Ты за нас или против Бога?..»

Какое-то время назад для меня поменялись местами православные и иноверцы. Первых я опасаюсь и обхожу за километр, а со вторыми часто удается интересно поговорить и даже узнать что-то новое.

Наверное, этой женщине повезло, что ее религия не пользуется в России такой поддержкой, как официальное православие. Кто знает, какой стала бы эта проповедница, если бы в ее прямом подчинении оказались сотни или тысячи человек, а в собственном распоряжении были бы десятки миллионов рублей. Мне кажется, ей было бы сложно оставаться такой же приветливой и спокойной. Ведь даже хрупкое и любвеобильное христианство, получив господдержку в далекой Византии, стало еще более жестоким, чем его прежние гонители.

Я от души пожелал этой женщине удачи. Мне даже захотелось снова повстречаться с ней на улице и поговорить. После этого случая я лишь пару раз мельком видел ее на остановке, но побеседовать нам больше не удалось.

МНЕНИЯ | Ошибка? Четверг,9:55 0 Просмотров:66
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.