» » Абсолютная развращенность

Абсолютная развращенность

32

Достаточно общим местом во внутрироссийских дискуссиях, касающихся «организации господствующего вероисповедания», РПЦ МП, является мнение о том, что или сама МП, или все в принципе православные институты являются зараженными «византийщиной», «сергианством», «государствопоклонством», «средневековым мракобесием», и эту зараженность можно уничтожить только вместе с самим институтом (в зависимости от радикальности настроя спикера будут предлагать расформировать либо РПЦ МП, либо все православные церкви вообще), «разрушив его до основанья, а затем» построить некий новый церковный институт на новых началах. При этом опять же общим местом является сравнение нынешнего состояния РПЦ МП с другими российскими конфессиями — и это сравнение, естественно, говорит в пользу других конфессий, а не «господствующего вероисповедания».

По этом поводу хотелось бы заметить следующее. Автору совершенно не кажется, что нынешняя роль РПЦ МП в российском обществе характеризует ее как рассадник мракобесия — напротив, именно нынешние функции РПЦ МП свидетельствуют о том, что современный российский социум представляет собой достаточно специфическую, но кальку с общественного устройства западноевропейских или североамериканских стран, и место РПЦ МП в таком устройстве более чем укладывается во все современные модные тренды. Только соответствия необходимо искать не буквальные, а специфические (какая калька, такие и соответствия, ничего не поделаешь). Впрочем, это отдельная тема, для данного материала же важно понимать то, что положение РПЦ МП в российском социуме двойственно — с точки зрения власти, она является «господствующим вероисповеданием», а с точки зрения общества — достаточно маргинальным явлением на уровне статистической погрешности.

Соответственно, и сравнивать поведение РПЦ МП надо не с поведением других конфессий, которые властной поддержкой режима не пользуются, а с поведением конфессий, которые являются таким же господствующим вероисповеданием в других странах. И далее смотреть, насколько поведенческие паттерны схожи.

Вот, в частности, уже упоминавшаяся в одном из материалов Республика Филиппины — одна из самых больших католических стран, в которой до сих пор развод запрещен, а презервативы купить сложнее, чем дозу героина. А вот официальное заявление епископской конференции Филиппин на тему сексуального насилия над детьми в церкви, принятое в 2016 году и являющееся на данный момент последним шедевром римско-католической богословской мысли филиппинского извода по данной теме; всего лишь пара характерных цитат (желающие могут приникнуть к роднику богословской мысли, перейдя по ссылке): «Ребенок-жертва не обязательно играет роль пассивного партнера в отношениях, связанных с его эксплуатацией. Таким образом, дети могут выучить и усвоить такой образ поведения, который может привести к их эксплуатации». В переводе с витиеватого официально-церковного на простонародный понятный это звучит примерно так: «Не дети, а сволочи, сами прыгают на соответствующее место, да еще и ремень расстегивают, не увернуться просто, так что сами они и виноваты».

Или вот не менее прекрасный пассаж в соседнем абзаце: «Лицемерием является ситуация, когда родители детей, подвергшихся насилию и эксплуатации, начинают с готовностью судить других — хотя эти другие, быть может, и заслуживают осуждения — ведь это они как родители не смогли выполнить накладываемых на них Церковью обязательств по отношению к своим детям». Опять же, в переводе с витиеватого официально-церковного на простонародный понятный: «Что, батюшка приходской твоего сына насиловал несколько лет? Ты батюшку не суди, ты на себя посмотри лучше, как же ты так сына воспитал, что он отдается запросто в его молодые годы!»

А теперь представим себе такие пассажи, например, в определениях архиерейского собора РПЦ МП (аналог национальной епископской конференции). В том-то весь и фокус, что у МП нет общественной поддержки для того, чтобы публично выступать с такими речами — разорвут просто. Не то дело на Филиппинах, где РКЦ является мощным и заметным общественным и политическим игроком. Там можно себя так вести — не разрывают, общество пока позволяет. Так что получается, что в сравнении с другими «господствующими вероисповеданиями» РПЦ МП выглядит далеко не худшим образом; как видим, бывают намного более бодрые ситуации и бодрые официальные заявления.

К чему приводит такая политика, можно увидеть на примере одного из немногих уголовных дел о сексуальном насилии в отношении несовершеннолетних со стороны клирика РКЦ (дело, к слову, во многом было возбуждено потому, что у клирика был американский паспорт, а при преступлениях такого рода органы юстиции США обладают правом расследования за пределами страны в том случае, если обвиняемым является американский гражданин).

Собственно, ужас этого кейса даже не в том, что все продолжалось не один десяток лет, и не в том, что и сейчас церковный официоз занимает удивительную по градусу лицемерия позицию «а мы ни при чем, его не Мать-Святая Церковь этому учила, да и вообще, еще неизвестно, было ли там что». Ужас в другом — в том, что все это происходило не где-то в большом городе, и гражданин гастролировал из одной локации в другую; нет, все тридцать лет это была одна и та же деревня на одном из полутора тысяч филиппинских островов, один и тот же священник постоянно в окружении подростков, которые часто у него дома ночевали, и все всё знали. И, с одной стороны, общее деревенское понимание того, что как-то происходит что-то не то, может быть, где-то и наличествовало — но с другой стороны, материально он ребят не обижает, кому на карманные расходы денег даст, кому и мотоцикл купит, а кому так и вообще учебу оплатит; чем плохо? Да и вообще, только в нашей деревне есть постоянный священник, а не совместитель раз в квартал, и не какой-нибудь местный, а белый, настоящий белый, а не полукровка, и еще с американским паспортом!

…Сейчас, конечно, в деревне все не так хорошо, как раньше — и постоянного священника нет, и социальный статус теряется из-за этого, и жизнь все такая же бедная, а теперь и отправить учиться детей не на что, чтобы они из этого ежедневного ада, где доллар до сих пор является хорошими деньгами, смогли вырваться. И не мне судить тех нищих родителей, которые предпочитали не задумываться о том, с чего бы это посторонний мужик их детям дарит дорогие подарки, да и тех, кто подчинялся насилию в обмен на могущую сбыться мечту когда-нибудь скопить денег и вырваться из этого ужаса, я тоже судить не вправе. Но вот белую шваль, которая три десятка лет ломала живых людей через колено, а также начальство этой белой швали, которое прекрасно все понимало и ничего не предпринимало, я судить буду с большим удовольствием. Потому что у тех, бедных, выбора особо не было — а у этих холеных тварей в разноцветных платьях есть множество возможностей удовлетворять свои желания, да вот только почему-то они выбрали самую омерзительную.

***

Собственно, это заметка не о том, насколько хороша РПЦ МП и насколько плоха РКЦ в сравнении с ней — совсем нет, автор знает не менее мерзкие истории из быта РПЦ МП в широком ассортименте. Эта заметка о том, что принадлежность к жреческому сословию, как и любая власть, в принципе развращает, а принадлежность к жреческому сословию господствующего вероисповедания, да еще и пользующегося немалой общественной поддержкой, развращает ровно так же, как абсолютная власть — абсолютно. И дело здесь совсем не в православии, католичестве или какой другой религии, равно как и не в «национальном менталитете» — ровно такие же кейсы можно найти в любой институциональной религии; ну может, разве что риторика не будет такой откровенно глумливой, как в филиппинском кейсе. Автор искренне убежден в том, что единственно возможное место для любого религиозного института в обществе — маргинальное; до тех пор, пока будут существовать господствующие вероисповедания, будут существовать и абсолютно развращенные его жрецы.

Что же до Филиппин, то автор не думает, что позиция РКЦ в этой стране настолько стабильна, каковой она кажется. Российский опыт учит, что господствующее вероисповедание может очень быстро и неожиданно заканчиваться, и одним из признаков того, что такое развитие ситуации на Филиппинах вполне возможно, является риторика филиппинского президента (по его словам, в юности он сам стал жертвой насилия со стороны католических клириков) в отношении РКЦ. Риторика, надо отметить, на грани призывов к погромам (вот подборка всего лишь некоторых из его высказываний). При этом рейтинг главы государства является зашкаливающим: так, в июне нынешнего года он снизился (!) до уровня в 85% — причем данные взяты с одного из основных оппозиционных местных медиаресурсов, где они сомнению не подвергаются, да и сам автор, имеющий опыт общения с большим количеством филиппинских граждан, не встречал ни одного из них, который бы критически относился к действующему президенту. Причины такого всеобщего одобрения — тема для отдельного разговора, но характерно, что демонстративный антикатолицизм главы государства филиппинским обществом воспринимается по меньшей мере нейтрально. Так что нельзя исключать того, что совсем скоро число государств с господствующим вероисповеданием уменьшится — и как по мне, это правильно.

Фото: bangkokpost.com

info@3rim.info
МНЕНИЯ | Ошибка? Четверг,12:01 0 Просмотров:19
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.