» » В.М. Ильин. Доклад на круглом столе в Госдуме. Републикация

В.М. Ильин. Доклад на круглом столе в Госдуме. Републикация

0

Удостоверение личности без цифрового идентификатора его файла персональных данных




Технотронная диктатура в России строится уже не один десяток лет. Меняются правительства и президенты, но линия встраивания России в новый мировой порядок под управлением единого электронного мирового правительства продолжается. Шаг за шагом: номер – карточка – чип – безналичные деньги – абсолютная власть над личностью, – вот этот путь в бездну технотронной всемирной диктатуры.


Каждый человек на земле сегодня стоит перед выбором – посмотреть правде в глаза и сделать «безумный» для мира сего поступок – отвергнуть «число человеческое», число, выдаваемое каждому в мире от мала до велика, и «богатому и нищему», число запечатленное числом имени антихриста «без которого нельзя ни купить, ни продать», либо смириться, подчиниться уничижению себя как личности, согласиться с осквернением своего имени, отзываясь на цифровую кличку, и расписаться в принятии идентификационного номера, носить и предъявлять его там, где это надо и не надо, явно и неявно (т.е. в чипе), вплоть до автоматической круглосуточной идентификации.

Причем, в случае согласия идентификации себя номером своего файла-досье, человек добровольно ограничивает свою дееспособность, попадая в зависимость при совершении сделок от третьих лиц – владельцев-хранителей этих файлов-досье, уподобляясь физически безумным, также имеющим ограниченную дееспособность.


Лично я принимаю тот факт, что мой файл-досье, содержащий мои персональные данные, имеет цифровой идентификатор. Иначе и быть не может. Ведь база данных – это, прежде всего, поименованные и определенным образом структурированные данные. А в компьютере даже текст имеет цифровое содержание. Но когда мне предлагают быть носителем этого идентификатора и предъявлять его в качестве идентификатора моей личности, я воспринимаю это предложение как оскорбление.

Если это имя файла-досье, а не мое собственное, то зачем же мне называться этим именем? Поэтому, когда меня оскорбляют лично, я, как православный христианин, не имею в том греха, напротив, готов «подставить и вторую щеку», если мне предложат носить другой идентификатор, другого файла-досье с моими персональными данными. Обвинять и обижаться не буду – грешит тот, кто меня обзывает. Но если я отзовусь не своим христианским именем в момент установления мой личности, а только именем своего файла-досье, то я сам и никто другой, по собственной воле и в здравом уме объявляю себя неодушевленным файлом-досье, вернее его дубликатом, плохо подготовленным для восприятия компьютером (ведь оригинал файла досье воспринимается компьютером намного легче).


Отказываясь от человеческого достоинства, становясь в один ряд с другими неодушевленными предметами (пачкой маргарина, пробкой от бутылки), добровольно отдавая себя в рабство управляющей автоматизированной системы, откладывая в сторону (за ненадобностью) свое христианской имя, не согрешаю ли я, «личность сопричастная Богу», лично я и никто другой? Не добровольное ли это безумие? Человек имеет неотъемлемое естественное право на имя и должен всегда и везде оставаться человеком. И если человек станет относиться к себе как к неодушевленному предмету, то как же он будет относиться к ближнему своему?


В технотронной диктатуре не будет общих законов для всех, кроме одного – поклонение мировому диктатору с жестким соблюдением сетевой логики, когда интересы системы (мировой сети) становятся выше интересов ее элементов – людей. Вместо законов для всех будут правила поведения для каждого, в зависимости от степени лояльности каждого системе и мировому правителю.


Теперь немного определений из правовой области нашего законодательства.

Правовое отношение может возникнуть только между субъектами права. Отличительной особенностью субъекта права является то, что он может приобретать и осуществлять гражданские права и обязанности только от своего имени. Гражданская правоспособность (ст. 17 ГК) – это способность гражданина иметь права и обязанности, т.е. быть субъектом этих прав и обязанностей и выступать в гражданском обороте от своего имени.


Если субъекты права могут вступать в правовые отношения только от своего имени, а имени собственного для заключения сделки почему-то недостаточно, значит то, что необходимо к нему добавить, является не чем иным, как новым именем. И здесь возможны два варианта:

1. это имя является новым именем человека как субъекта права, т.е. произошло изменение этого имени, либо –

2. это новое имя, которым человек, перестав быть субъектом права, сигнализирует некоему третьему субъекту права (в данном случае юридическому или физическому лицу, в том числе и лицу без гражданства), которому человек передоверил свои права.


Но, в любом случае, по существу происходит (добровольная или по принуждению, сознательная или нет) замена имени на идентификатор.

Таким образом, идентификационная карточка по существу является доверительным мандатом, уполномочивающим автоматизированную систему, т.е. определенное юридическое лицо – владельца этой системы, на совершение сделок от имени файла персональных данных. А сам факт использования такого мандата является актом (добровольным или вынужденным) замены собственного имени на номер.


Однако, «лучшей идентификационной карточки, чем та, которую можно поместить под кожу, не существует!» — как заявил один из «прогнозистов» развития человеческого общества Ян Пирсон.

Субъект права сознательно или нет, по закону ограничил, а в дальнейшем может и вовсе утратить свою дееспособность, и все по закону!


Рассмотрим еще один юридический термин: вымогательство.

Вымогательство – по аналогии с уголовным правом можно определить как умышленное поставление гражданина в такие условия, при которых он вынужден пойти на лишение себя нематериального блага и сделку с собственной совестью – выступать в правовых отношениях как субъект права не от своего собственного имени, а от «имени» идентификатора регистровой записи того или иного ведомства.


Традиционно в конструкции вымогательства в российском законодательстве для индивидуализации деяния различают два варианта. Так, если предполагается, что деяние будет совершено в будущем, - это вымогательство, если требования должны быть выполнены немедленно, - грабеж или разбой.


Так чиновник конкретного ведомства путем умышленного поставления гражданина в такие условия, при которых тот вынужден пойти на лишение себя нематериального блага и сделку с собственной совестью – заменить собственное имя на идентификатор, передоверив некоей автоматизированной системе выступать в правовых отношениях от «имени» идентификатора регистровой записи, а не самому вступать в них от своего собственного имени, совершает должностное преступление - вымогательство. А, если требования должны быть выполнены немедленно, то это уже грабеж или разбой.


Возможно даже одновременное лишение как нематериального блага – доброго имени, так и вполне конкретного материального – хлеба (сбой в системе, хакерская атака).


Такое вымогаемое доверительство, а по существу замена, должна быть обязательно оформлена в письменной форме (ст.362 ГК), что от нас постоянно и требуют – распишитесь в получении, носите в явном и неявном виде, предъявляйте его по требованию, когда хотите, чтобы были совершены те или иные акты купли-продажи.


Итак, фактически формируется рабовладельческое общество нового типа, где каждая пронумерованная биологическая единица должна будет жить по правилам, которые установят именно для нее хозяева всемирной компьютерной системы.

Кратко сформулировать наши требования к так называемой традиционной системе учета, контроля и купли-продажи, не унижающей человеческое достоинство и не затрагивающее свободу личности и ее религиозных чувств, можно так:

Гражданин вправе требовать от государства защиты от посягательств кого бы то ни было на его религиозные чувства, свободу личности и человеческое достоинство. В связи с этим:


Недопустимо принуждать свободную личность:
Быть носителем числового идентификатора личности;
Предъявлять числовой идентификатор личности (в явном и не явном виде);
Подвергаться автоматической идентификации личности на основе цифрового идентификатора.
Недопустимо принуждать свободную личность иметь документ, удостоверяющий личность, который не удовлетворяет хотя бы одному из требований:
Документ должен иметь только человекочитаемые записи;
Документ не содержит числового идентификатора личности (в явном или неявном виде), но может иметь собственный уникальный идентификатор бланка;
Документ имеет только такие «биометрические параметры», которые не унижают человеческое достоинство владельца (фото лица, личная подпись);
Недопустимо принуждать свободную личность к участию в такой системе купли-продажи, которая удовлетворяет хотя бы одному признаку:
Осуществляются только безналичные расчеты;
Указывается числовой идентификатор личности;
Обязательное участие третьих лиц (юридических или физических).

Вообще, строго говоря, в соответствии с разработанной в последние годы многоаспектной классификацией, документ удостоверяющий личность должен быть: текстовый-одномерный-человекочитаемый-визуальный-непубликуемый-печатный-первичный-бумажный-листовой-непериодический-оригинал.


Из биометрических способов идентификации только фотография (цифровая или химическая) живого лица и личная подпись (не цифровая) живого человека, как образа и подобия Божия, не унижает человеческое достоинство. Только «человекочитаемые» (воспринимаемые человеком без специальных технических средств) «следы» живого человека (фото и личная подпись) допустимы при установлении личности человека человеком.

Академик МАИСУ, доктор технических наук,

профессор ИЛЬИН Владимир Михайлович,

сопредседатель общественного Комитета

«Нет электронному рабству!»

Круглый стол в Госдуме


новости | Ошибка? Четверг,12:35 0 Просмотров:34
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.