» » Принудительная цифровизация и биометрический контроль учителей и учеников

Принудительная цифровизация и биометрический контроль учителей и учеников

0


Принудительная цифровизация и биометрический контроль учителей и учеников

Беда не приходит одна – так говорят в народе, и это в полной мере касается отечественного образования. На фоне очередного послабления и возвращения учеников в школы в Москве и Санкт-Петербурге продолжается реализации планов форсайтщиков в Правительстве по трансформации (уничтожению) самого образовательного процесса. Если будет принят новый проект приказа Минпросвета и Минцифры, утверждающий стандарт «Цифровая школа», очень скоро сами школы, и занятия, и учителя, и ученики изменятся до неузнаваемости.

Это уже не какое-то теоретизирование, а совершенно конкретный документ, внедряющий обязательные лимиты для использования «цифрового образовательного контента» и требующий установки системы биометрического видеомониторинга за детьми и подростками. Вместе с анонсированными недавно министром Кравцовым цифровыми портфолио обучающихся этот стандарт (имеющий, к тому же, все признаки антиконституционности) призван добить традиционную школу и утвердить «цифровую образовательную среду».

Давайте обратимся к содержанию проекту приказа Министерства просвещения «Об утверждении стандарта «Цифровая школа», подготовленного совместно с Минцифрой и размещенного на правительственном портале НПА . Сам стандарт в развернутом виде именуется как «требования к оснащению государственных (муниципальных) образовательных организаций, реализующих программы общего и (или) среднего профессионального образования, в целях формирования ИТ-инфраструктуры для обеспечения беспроводного доступа к государственным, муниципальным и иным информационным системам, а также к информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» и обеспечения безопасности образовательного процесса; создания условий для применения дистанционных образовательных технологий ‎и электронного обучения, обеспечения равных доступных возможностей ‎для образования обучающихся вне зависимости от места их проживания».

Вот так круто – в предложение размером с целый абзац цифровизаторы из Правительства умудрились впихнуть требования и к оснащению школ, и к созданию ими условий (!) для применения дистанционных технологий и обязательные меры по контролю за образовательным процессом. Еще раз – тут речь идет не только и не столько об оснащении, сколько непосредственно о внедрении ДОТ, т.е. дистанта, и обучении перед компьютерами/планшетами в школе. И не только в школе, но и вне ее стен – ведь говорится о создании «возможностей для образования вне зависимости от места проживания».

Авторы намерены «рекомендовать субъектам РФ руководствоваться Стандартом при оснащении образовательных организаций ИТ-инфраструктурой, а также при реализации основных образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий». Как нам хорошо известно, рекомендации регионам от Минпросвета на практике являются строгими директивами для выполнения, за «самоуправство» можно запросто лишиться финансирования и не попасть в заветный список пилотов по внедрению ЦОС.

Для начала разберемся, какое законное обоснование подвели в Минпросвете под этот приказ. В пояснительной записке от Департамента цифровой трансформации и больших данных (еще одна структура с говорящим названием) сказано, что разработка приказа велась «в соответствии с пунктом 3, статьи 16 273-ФЗ «Об образовании»». Обратимся к ней – и увидим, что она посвящена «реализации образовательных программ с применением исключительно электронного обучения, дистанционных образовательных технологий».

Далее идет ссылка на «пункт 2, статьи 17 273-ФЗ», которая утверждает «возможность обучения в образовательной организации в очной, очно-заочной или заочной форме». Совершенно не понятно, что хотели этим сказать авторы приказа – ведь такой формы обучения, как дистанционная, не существует. Может, таким образом они намекают, что дистант можно приравнять к заочке или очно-заочной форме? Все это похоже на неловкую попытку хоть как-то втиснуть электронное недообразование в имеющиеся стандарты, которая обречена на провал.

«Проект приказа не подлежит предварительному обсуждению на заседании Общественного совета при Министерстве просвещения. / … / Проект приказа не подлежит оценке регулирующего воздействия».


Отличная перестраховка – нет общественного обсуждения, нет сбора отзывов от организаций, которые должны будут выполнять этот приказ. Как мы убедимся ниже, нет и никаких гарантий для здоровья учеников, оно интересует проектировщиков в последнюю очередь. А потому – зачем что-либо обсуждать с гражданами, которых надо погрузить в «новую нормальность»?


Стандарт вводит понятие «платформа для аутентификации и авторизации». Это сервис, «обеспечивающий авторизацию пользователей Wi-Fi сетей образовательных организаций, позволяющий идентифицировать и аутентифицировать пользователей через ЕСИА и обеспечивающий централизованное выполнение функций мониторинга, управления, обновления микропрограмм и настроек установленных на объектах точек доступа».

Еще один крутой заход – то есть каждый подключающийся к школьному интернету должен быть идентифицирован через ЕСИА и иметь учетку на странице госуслуг. Будет создана единая цифровая платформа, причем не только для авторизации, но и с функциями мониторинга и управления зарегистрированными пользователями – все прописано конкретно. Тотальный учет и контроль за «биообъектами» являются неотъемлемой частью ЦОС.

Очень важно отметить, что т.н. цифровое образование авторы намерены организовывать через вредный для здоровья Wi-Fi (о его обязательном проведении в каждую школу будет сказано ниже). Мы обязательно отдельно проанализируем новые санитарные правила по организации обучения в школах от Роспотребнадзора, которые были зарегистрированы в декабре 2020 г., но уже сейчас очевидны провоцируемые данным стандартом риски.

В конце июля 2020 г. НМИЦ здоровья детей при РАН и Минздраве опубликовал утвержденное после серьезного экспертного согласования руководство - «Гигиенические нормативы и специальные требования к устройству, содержанию и режимам работы в условиях цифровой образовательной среды в сфере общего образования» . Создание научно обоснованного документа курировал член-корреспондент РАН, экс-глава НИИ гигиены и здоровья детей Владислав Кучма, и он изначально планировался как проект будущих СанПиНов по ДОТ и электронному обучению. Так вот, в нем прямым текстом говорится о необходимости полного запрета Wi-Fi в начальной школе, а также не рекомендуется использование беспроводной связи в старших классах.

То есть безусловный вред здоровью детей от радиоизлучения W-Fi полностью доказан выдающимися учеными-гигиенистами, однако авторы проекта приказа далее требуют от школ в целях «соответствия стандарту»:

«Оснащение ОО беспроводными сетями Wi-Fi c уверенной зоной покрытия во всех учебных помещениях, школьной библиотеке, учительской, в актовом зале, столовой, вестибюле, коридорах, рекреациях».

Вместо следования рекомендациям НИИ гигиены и здоровья детей цифровизаторы намерены покрыть беспроводной связью каждый квадрат школы уверенным мощным покрытием! Вот правда очень интересно, зачем беспроводной интернет детям и подросткам в столовой, рекреациях, коридорах? Они что, и там должны сидеть в сети, согнувшись над гаджетами, вместо живого общения, питания и т.д. – по мнению чиновников из Минпросвета и Минцифры, типа «защищающих их здоровье»?


«Авторизация в Wi-Fi сети ОО должна быть доступна:
для педагогических работников;
с выданных устройств обучающимся – в рамках проведения на территории отдельных субъектов РФ эксперимента по внедрению цифровой образовательной среды…»

Школьникам будут выдавать отдельные устройства с доступом к беспроводной сети, причем не уточняется, какие именно (для учителей ниже уточняется, что их персональным устройством для ведения педагогической деятельности является ноутбук или планшет). Есть все основания полагать, что это устройство, закрепленное за конкретным учеником и принадлежащее школе, будет навязываться к использованию и вне организации – оно станет источником для сбора сведений о жизни и успеваемости ребенка, в рамках которых форсайтщики посредством ИИ построят для него «индивидуальную образовательную траекторию». Это уже про прямое машинное управление людьми, про кастовую сегрегацию и социальный инженеринг – и это непосредственно связано с планами Минпросвета завести на каждого ученика электронное портфолио.

Один из главных «хитов» нового стандарта от Минпросвета – «цифровой образовательный контент», куда входят, помимо электронных учебных пособий, средства, «способствующие определению уровня знаний, умений, навыков, оценки компетенций и достижений обучающихся, разрабатываемые и(или) предоставляемые поставщиками контента и образовательных сервисов для организации деятельности цифровой образовательной среды». То есть мы получаем очередное подтверждение: оценивать качество знаний, уровень понимания и усвоения материала в электронном образовании будут не живые педагоги, а машинный алгоритм. Роль учителя будет сведена до статуса «тьютора-навигатора цифрового мира», таковых уже готовят, к примеру, в ведущем педагогическом вузе страны - МПГУ.


Перейдем к общим требованиям стандарта:

«Оснащение образовательных организаций в соответствии со Стандартом направлено на создание информационно-телекоммуникационной и технологической инфраструктуры, которая позволит применять инструменты электронного обучения в дополнение к традиционным классно-урочным занятиям…»

Сразу возникает вопрос – а что, ранее школы не могли по своему усмотрению использовать ДОТ и электронное обучение? Разумеется, могли – такая возможность прописана в профильном 273-ФЗ. Но данный стандартом намеренно выдвигаются требования соответствия для всех школ, колледжей и техникумов страны, закладывается обязательный процент использования ими электронного обучения. Иными словами – идет подкрепленное правительственными НПА наступление цифровизаторов и «электронной школы» на традиционное образование с его поэтапным замещением и ликвидацией (!). Ниже мы увидим установленные лимиты обязательного минимального использования электронных средств в процентном соотношении от общего количества занятий, которые внедряются именно для этих целей.

«Результатом соответствия ОО Стандарту является:

100% педагогических работников имеют доступ к сервисам для работы с цифровым образовательным контентом, 100% обучающихся имеют доступ к сервисам для работы с цифровым образовательным контентом; не менее 50% педагогических работников используют сервисы для работы с цифровым образовательным контентом»

Следите за руками: одно дело – создать сервисы с общедоступным образовательным контентом, который можно использовать по желанию. Но тут же в приказе следует оговорка – не менее 50% педагогов должны использовать эти сервисы – и это будет учитываться федеральными чиновниками при оценке выполнения школой стандарта. Это следует трактовать не иначе как обязаловку для педагогов. О качестве и экспертизе такого контента надо серьезно говорить отдельно, но уже сейчас понятно, судя по замечаниям родителей, учеников и педагогов, что его уровень крайне низок. Процедура прохождения педагогической экспертизы для различных «игровых обучающих приложений» является формальностью, так что знания подсаженных на него учеников и учителей оказываются под ударом.

«Не менее 20% занятий проводится с использованием цифрового образовательного контента; не менее 10% лабораторных и практических работ проводится с использованием интерактивных электронных образовательных материалов, в том числе виртуальных лабораторий, симуляторов и т.д.; не менее 10% занятий проводится с использованием компьютерного класса»

А вот и они – те самые лимиты по обязательному использованию цифры и компьютеров (т.е. отказу от традиционной живой формы получения знаний от учителя). Только не понятно – не менее 20% занятий в неделю, в месяц, в учебный год? Так или иначе, тут уже о свободном выборе для педагога и образовательной организации речи не идет – каждый пятый урок должен проводиться с использованием контента МЭШ/РЭШ, который, соответственно, должен демонстрироваться на интерактивной доске/компьютере/ноутбуке, а учитель в данном случае будет выполнять прикладную функцию тьютора. Откуда взяли такие лимиты, как они соответствуют СанПиНам, как скажутся на здоровье и развитии детей? На эти вопросы чиновники отвечать не собираются – просто вводят новый стандарт и все.

«Для обучающихся по запросу (для обеспечения доступности и непрерывности образовательного процесса в случае эпидемий, карантина; для лиц с ограниченными возможностями здоровья; для обучающихся малокомплектных школ) доступно обучение с применением дистанционных образовательных технологий и электронное обучение»

Здесь обращает на себя внимание формулировка «для обучающихся малокомплектных школ». То есть малокомплектные школы, при должной обработке родителей учеников, можно массово переводить на дистант. Зачем строить новые образовательные учреждения, тратиться на зарплаты учителям, администрации и персоналу школ, закупку всевозможного оборудования, если можно просто поставить камеру в класс «школы-донора» из райцентра и подключить удаленно живущего ребенка к «онлайн-занятию» через цифровую платформу? Вот она, сбывшаяся мечта оптимизаторов образования.


Отдельным важнейшим блоком нового стандарта от Минпросвета является внедрение во всех школах системы биометрических камер с постоянным контролем за учениками и персоналом.

«3.3 Осуществление видеонаблюдения за входными группами».


Это, очевидно, относится уже к «безопасности образовательного процесса»: в новом стандарте «Цифровая школа» вообще все свалено в одну кучу – и образование, и связь, и безопасность. Видно, что форсайтщики просто впихнули в него весь необходимый им инструментарий. То есть официальной «рекомендацией» Минпросвета к школам становится внедрение видеосистем наблюдения и распознавания лиц. Тут мы понимаем, что новость об оснащении каждой школы России биометрическими камерами системы «Оруэлл», о которой в прошлом году сообщали ведущие деловые СМИ и которая стала причиной запросов возмущенных родителей в органы власти, не была уткой.


«3.4 Оснащение не менее чем 25% учебных кабинетов ОО средствами организации видео-конференц-связи для применения ДОТ и (или) средствами видеонаблюдения для контроля за процедурой проведения государственной итоговой аттестации и безопасности обучающихся».

Это уже покруче Оруэлла, Хаксли, Замятина иже с ними – антиутопия в действии. Просто в целях «безопасности обучающихся» в четверть школьных классов (это минимум!) будут установлены глаза «Большого брата». А если родители школьников не дают согласие на сканирование их лиц, обработку их ПД камерами наблюдения, если они пользуются конституционным правом на неприкосновенность личной и семейной тайны (учеба в школе – это тоже часть личной жизни)? В проекте приказа нет ничего об испрашивании согласия и защите базовых прав и свобод граждан.

«5. Камеры, используемые в средствах организации видео-конференц-связи и системе видеонаблюдения за процедурой проведения государственной итоговой аттестации могут использоваться в целях контроля за безопасностью образовательного процесса в рамках системы видеоаналитики. При этом необходимо обеспечить запись и хранение данных с видеокамер на видеорегистраторе и/или сервере образовательной организации в течение срока, установленного требованиями безопасности.


6. Система видеоаналитики должна позволять в круглосуточном режиме осуществлять мониторинг образовательного процесса, а также осуществлять распознавание лиц, фиксировать количество вошедших и вышедших, контролировать оставленные предметы, скопление людей, дым и огонь».

То есть из соображений безопасности в каждой школе (и тут уже не видно прямой связи с экспериментом ЦОС) появится система видеоаналитики, причем мониторинг будет осуществляться круглосуточно – с распознаванием лиц всех входящих и находящихся в щколе/в классе. Прямо прописано, что классные камеры для видеоконференций и контроля проведения ЕГЭ могут работать постоянно (!) и следить за учениками в ходе уроков якобы в целях безопасности, обрабатывать их биометрические данные. О добровольности процесса и согласии граждан опять же ничего не сказано – это самый настоящий беспредел от цифросектантов.


Из прилагаемой к стандарту техдокументации мы узнаем требования к системе видеоаналитики, которую Минпросвет и Минцифры своим приказом намерены внедрить в каждую школу. Приведем подробное описание, это действительно очень важно и любопытно:


«Система видеоаналитики обеспечивает мониторинг учащихся на основе бесконтактной биометрической идентификации по лицам с использованием IP-видеокамер и должна соответствовать следующим требованиям: - основной тип идентификаций по лицам;
- максимальное число лиц в кадре при обработке не менее 5 шт.;
- разрешение обрабатываемого видеопотока не хуже 1920*1080 пк;
- скорость движения объекта распознавания не более 2,5 м/с;
- скорость распознавания не более 400 мс на одного человека;
- освещенность в плоскости лица не менее 200 лк;
- неравномерность освещенности лица не более 50%;
- вероятность ложного пропуска не более 5%;
- вероятность ложноотрицательной идентификации не более 15%;
- вероятность ложноположительной идентификации не более 1%;
- объем базы данных для одного объекта контроля не менее 2000 лиц;
- дополнительный тип идентификаций по эмоциям (радостный, нейтральный, сердитый, грустный);
- идентификация оставленных предметов, дыма и огня;
- идентификация входа в запретную зону, скопления людей и нестандартного поведения;
- подсчет вошедших и вышедших».

Итак, школьников и персонал в каждом образовательном учреждении будут идентифицировать с помощью поведенческой биометрии (!), отслеживать их эмоции, а также обращать внимание на их «нестандартное поведение» в предупредительном порядке. Техника будет закупаться очень серьезная, с возможностью распознавания не менее 2000 лиц – ну прямо как для учреждений ФСИН. Это не шутки, а прямая аналогия – школа превращается в режимный объект, а к ученикам и всему персоналу предлагается относиться как к узникам концлагеря. Интересно, что думают по этому поводу руководители, работники школ, не говоря уже о родительских сообществах? Неужели вот так просто проглотят это моральное и правовое издевательство?


Общие выводы по этому, с позволения сказать, документу очень невеселые. Стандарт «Цифровая школа» от Минпросвета содержит конкретный план по внедрению цифры в традиционную школьную образовательную систему, пока – порционно, затем – с полным ее замещением и уничтожением. Им устанавливаются фактические нормативы, за которые с губернаторов (далее по цепочке – с подчиненных им чиновников, с директоров школ) будут строго спрашивать и наказывать рублем в случае невыполнения.

Дистант и электронное псевдообразование по воле форсайтщиков станут частью каждой школы – причем формально в рамках очной формы обучения, постепенно они будут утверждаться как абсолютная норма. Пожалуй, не будет преувеличением назвать этот проект приказа самым опасным для здоровья и будущего наших детей НПА Правительства за последние годы. Да, пока еще это проект, но мы прекрасно знаем, как быстро форсайтщики-трансгуманисты, захватившие власть в социальной сфере, добиваются своего.


До 25 января продолжается общественное обсуждение проекта стандарта «Цифровая школа» на правительственном портале regulation.gov.ru. Каждый гражданин России, желающий лучшего будущего для наших детей и страны, должен оценить этот документ по достоинству и написать свой отзыв - (требуется авторизация). Также можно выразить свое отношение к документу в свободной форме, обратившись к ответственным за его подготовку: Бутуханова Анастасия Архиповна (почтовый адрес для отправки предложений участниками обсуждения - butuhanova-aa@edu.gov.ru), контактный телефон сотрудника ответственного за разработку ((495) 587-01-10 IP:3344), дополнительный адрес электронной почты (efimets-ma@edu.gov.ru)

http://katyusha.org/view?id=15907

новости | Ошибка? Воскресенье,1:00 0 Просмотров:93
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.