» » Лицензия на просвещение или введение цензуры?

Лицензия на просвещение или введение цензуры?

36


В закон об образовании вносятся изменения, первое чтение практически незаметно прошли поправки о просветительской деятельности. Если раньше на нее государство не обращало внимания, то теперь обратило с единственной целью — контролировать. Под соусом защиты от заграничной пропаганды под око ответственных органов попадут не только преподаватели, которые находят время для просвещения на просторах интернета, когда ведут свои блоги и Ютуб-каналы, но и вообще все.

В законе есть формулировка, запрещающая нелицензированную просветительскую деятельность как для юридических, так и для физических лиц. А образовательным организациям придется согласовывать с Минпросвещения и Минобрнауки все международные договоры и работу с иностранными учеными, просветителей смогут увольнять при признаках разжигания ими розни и экстремизма.


Закон приняли в первом чтении без широкого общественного обсуждения. Сама по себе идея ограничить просветительскую деятельность имеет основным обоснованием борьбу с искажением истории и с экстремизмом, борьбу с негативной оценкой тех или иных исторических событий, а также защиту системы традиционных ценностей. Предлагается наделить федеральные органы государственной власти правом контролировать и определять порядок и условия ведения этой просветительской деятельности.


Вопросы к поправке


Российский ученый-астрофизик и популяризатор науки, доктор физико-математических наук Сергей Попов создал петицию на Change.org с требованием отозвать поправки к закону и учесть голос просветительского сообщества, ее подписали уже около 150 тыс. человек. Также против высказываются ученые в декларации на сайте "Троицкий вариант. Наука", свою лепту в борьбу с поправкой внес и президиум коллегии РАН.


Автор петиции в беседе с Накануне.RU поясняет свою позицию тем, что закон об образовании достаточно понятно написан, и там есть четкое определение, что такое образовательные отношения и учреждения, все это завязано на получении лицензии на образовательную деятельность. Но сейчас вносятся поправки, которые можно трактовать очень вольно.


"Вносится поправка, где речь идет о фантастически широко определенной просветительской деятельности, под которую, согласно поправкам, физические лица, индивидуальные предприниматели попадают все. Каким образом это касается закона об образовании — непонятно вообще. То есть это какая-то странная заплатка, которая все путает, потому что закон об образовании четко говорит, что он касается отношений в образовательной сфере, а это связано с образовательными программами, здесь же что-то совсем другое, и с юридической точки зрения просто какая-то катастрофа", — говорит Сергей Попов.


Это что касается самой формулировки, в которой не может разобраться даже астрофизик, далее встает вопрос — что будут регулировать эти поправки?


"Есть серьезные опасения, что огромное количество проектов, любая деятельность, связанная с распространением какой-то осмысленной информации, попадет под эти поправки, а что будет дальше — никто не знает. Потому что все остальные регулирования будут уже потом придумывать министерства, пояснительная записка ничего нам об этом не говорит. То есть о каких-то планах, характерах этого регулирования из нее ничего не понятно, кроме того, что будут бороться с антироссийскими силами", — рассказывает Сергей Попов.

Дополнительный контроль снизит количество просветительских проектов?


В педагогическом обществе, и так угнетенном бумажной работой, бьют тревогу — если еще и лицензировать внеклассную деятельность, то на нее просто не останется времени, да и кто будет определять, что можно и что нельзя, кто будет просматривать часы и часы контента и сколько на это понадобится времени?


Так, например, одни откровенно говорят о введении цензуры, кандидат исторических наук Марина Романова считает, что это новый вид цензуры, о чем она рассказала на своем Ютуб-канале. Также преподаватели, которые находят время на то, чтобы вести для студентов или школьников неформальные блоги, Ютуб-каналы, переживают за то, как их контент может быть воспринят властями, будет ли описание средневековых нравов на историческом канале противоречить "традиционным ценностям", а рассказ о Туринской плащанице в контексте радиоизотопного анализа на научном просветительском канале — "оскорблением чувств верующих"?


Все это может стать основанием для того, чтоб не дать "лицензию" просветителю, а то и вовсе заблокировать канал. Не будет ли этот новый подход мешать появлению критического мышления у нового поколения, которое возможно только при множестве разных версий, в споре, как известно, рождается истина, и что не менее важно — сегодня заинтересовать молодежь фундаментальной наукой и историей без современных методов коммуникации и мультимедийных средств не получится.


"Кому будут отдаваться лекции и просветительские проекты на проверку? Сколько это будет занимать времени? Будет ли квалификация у специалистов, которым нужно будет решить, давать лицензию автору или не давать? "Антропогенез" и "Ученые против мифов" в интересном увлекательном формате вряд ли пройдут лицензирование, потому что там и споры, и дискуссии. Либо молодежь вообще перестанет интересоваться историей и вся уйдет в "Тик-ток", либо обратная ситуация — запретный плод приятен и будет поиск такой информации, которая уже не контролируется вообще ничем, неизвестно, каким наполнением будет заполнена альтернатива", — говорит Марина Романова.

Открытое введение цензуры?


Другие видят планомерность в борьбе с инакомыслием. Интересно, что многие левые блогеры сегодня придерживаются именно просветительской деятельности, представляя альтернативный буржуазному, преподаваемому в школе, взгляд на историю, этот тренд на "агитацию и пропаганду" тоже можно подвести под просветительскую деятельность, а значит, закрыть, как противоречащую генеральной линии, где Маннергейм и Колчак — главные герои нашей истории? Следить необязательно за всеми, а только за теми, кто, допустим, критикует власть, порядок вещей в обществе, и будет достаточно найти повод, чтобы наложить вето на канал и контент по причине нелицензированной деятельности.


"Да, эта перспектива выглядит очень логично. Власть получает в свои руки целый арсенал средств для того, чтобы закрыть или сделать невозможным любой неугодный просветительский проект. Причем неугодный не только правительственному курсу, но и инициативам отдельных чиновников, — говорит в беседе с Накануне.RU доцент кафедры Отечественной и всеобщей истории ДВГГУ Станислав Сливко. — Например, по героизации отдельных деятелей белого движения или коллаборационистов. Для полной картины не хватает только Института национальной памяти с широкими полномочиями, как на Украине. Но мы уже имеем "Ельцин-центр". Чем не структура для создания "эталонной" версии новейшей истории России? Вполне возможно, что российские власти пойдут по пути своих украинских коллег".

Эксперт сетует, с чего это вдруг государство, к которому годами, а то и десятилетиями безуспешно обращались за помощью не только представители науки, образования и профессиональных сообществ, но и целые просветительские организации, вдруг именно таким способом озаботилось вопросами просвещения. И не с тем, чтобы помочь просветителям (финансово, материально-технически, юридически и другими способами), а чтобы превратить просветительство в пропаганду идей, которые угодны действующей власти и работают на ее укрепление.


"Фактически предлагаемое "лицензирование" просветительской деятельности – нарушение целого ряда статей действующей Конституции. Главным образом, статьи 29. Но вряд ли даже Конституционный суд найдет здесь какое-либо нарушение, ведь органы государственной власти используют Конституцию в своих интересах и по своему усмотрению – когда надо, ее можно "обнулить", а в других случаях с огромным пафосом говорить о нерушимости ее положений… Во всеуслышание всем будет сказано много слов о благотворном действии закона, а де-факто его используют как дубину против неугодных или не "вписавшихся" в картину", – говорит Станислав Сливко в беседе с Накануне.RU.

Везде есть плюсы?


Но есть и другие мнения по поводу принимаемых поправок. То, что государство обратило свой взор на просветительскую парадигму – несомненный плюс, в этом убежден доцент УрГПУ Андрей Коряковцев. Дело в том, что в 90-ые годы образование объявило себя сферой услуг и тем самым отказалось от идеи просвещения, "за что платите — то получаете".

"Сфера образования начала функционировать по тем же самым законам, по которым функционирует пивная лавка. Это рыночные законы. Если просветительская парадигма воскрешается, то это, конечно, шаг вперед", — говорит в беседе с Накануне.RU Андрей Коряковцев.


По его мнению, помимо редких и действительно ценных проектов в Сети, Интернет забит "плоскоземельщиками" и "антимасочниками", поставить крест на пропаганде мракобесия было бы достойной миссией для законодателей. Но главное тут — не выплеснуть ребенка с водой.


"Тут проблема идеологическая, именно та проблема, которую наша высшая бюрократия пока не решила и решает со времен Ельцина. Государство – в сложной ситуации между советской Сциллой и буржуазной Харибдой, — говорит Андрей Коряковцев. — С эгоистической точки зрения отдельно взятого индивида, который реально занимается независимыми исследованиями, извините, я прежде всего себя имею в виду, она выгодна, потому что реально нет никакой цензуры, тебя никто не проверяет, никто не лезет в душу, я пишу, что хочу, и публикую, что я хочу. Сейчас выходит новая книга о Марксе и начальству моему никакого дела до этого нет, я рад. Было бы хуже, если бы, как в советское время, начальство устраивало бы проверки, что я там пишу. Этим система и обаятельна, она работает, но только тогда, когда стабильно общество. Сейчас общество расколото".

А то, что на бедного преподавателя, который в свое личное время занимается просветительской деятельностью, упадет еще и обязанность лицензировать блоги, лекции на Ютубе и так далее, несомненно огромный минус, подводит итог эксперт.


"Это, конечно, кошмар, бедный учитель, бедный преподаватель, я, например, тоже от этого страдаю, масса совершенно ненужной отчетности. Мы тоже сейчас на дистанте, и после каждой лекции, после каждого рабочего я дня вынужден делать отчет о том, что я провел, должен заполнить таблицы. Я хочу повстречаться с нашим начальством и сказать – господа, если вы не уверены в добросовестности преподавателей, так увольте и наберите других. Зачем превращать в абсурд? Такой навязчивый контроль – палка о двух концах. Какой социальный слой доминировал в позднесоветское время протестного движения? Это вузовская интеллигенция, и сейчас этим навязчивым нерациональным и беспредметным контролем привносят в среду ненужное раздражение. Зачем это? Это же проблема политическая, государственная опасность возникает, это провокация", — заключает Андрей Коряковцев.

Автор:Елена Рычкова

https://www.nakanune.ru/articles/116688/

новости | Ошибка? Среда,1:55 0 Просмотров:84
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.