» » А как же Конституция? Пять с половиной вопросов региональным вакцинаторам. Ирина Медведева, Татьяна Шишова

А как же Конституция? Пять с половиной вопросов региональным вакцинаторам. Ирина Медведева, Татьяна Шишова

40


В пылу антиковидной борьбы региональные власти начали предписывать ограничения для людей, которые по тем или иным причинам воздерживаются от участия в прививочном эксперименте. И, наверное, с вершины властного Олимпа картина кажется ясной и четкой: разделим население на привитых и не привитых, привитым дадим QR-коды, по которым они получат допуск в театры, кафе, спортзалы, торговые центры и прочие общественные места, а не привитых туда пускать не будем, и мало-помалу их сопротивление будет сломлено.


Но это с высоты Олимпа. А вот у подножия всё не кажется таким простым и безусловным. Возникают вопросы, которые мы и хотим задать.


Вопрос 1. Как быть переболевшим?


Он связан с тем, что в категорию «получающих допуск» включены люди, переболевшие ковидом в последние полгода. Но не все, а те, которые вызвали врача из районной поликлиники и получили соответствующую запись о болезни на Госуслугах. Однако очень многие болели, не вызывая врача. К чему их, между прочим, побуждали сами доктора, говоря, что если болезнь протекает в легкой форме, то не стоит перегружать участковых врачей, которые и так задыхаются от обилия вызовов. А кто-то, заболев, прибегал к помощи платного врача и тоже не получил соответствующей записи на Госуслугах и заветного QR-кода.


Нам ответят, что таким гражданам следует вакцинироваться. Ясно, что на сегодняшний день определен алгоритм: вакцинация и ревакцинация каждые полгода. (Потом, возможно, сроки сузятся, но пока так). Похоже, «олимпийцам» непонятно, что тут еще обсуждать. Постановили — выполняйте. Видимо, им пригрезилось, что ковид стал катализатором перехода к режиму необъявленной диктатуры. Это при диктатуре приказы диктатора не обсуждаются. А будешь обсуждать — получишь…


Но грезы не соответствуют реальности. И народ у подножия горы небожителей возражает: дескать, а с чего вы взяли, что переболевшим надо через полгода колоться? Всемирно известный вирусолог академик В. Зверев говорит, что переболевшим прививаться от ковида вообще не следует. Что у них, возможно, будет пожизненный иммунитет. И другие, в том числе иностранные, ученые утверждают, что иммунитет у переболевших стойкий, вероятно, пожизненный. Израильские врачи Сиван Газит, Рой Шлезингер, Галит Перес, Рони Лотан, Асав Перец и др. провели исследования, показавшие, что естественный иммунный ответ человека, перенесшего ковид-19, в 13,06 раза сильнее защищает людей от штамма коронавируса «Дельта», чем иммунитет от вакцин.


Два исследования американских ученых-иммунологов Университета Вашингтона в Сент-Луисе (штат Миссури) и коллектива лаборатории молекулярной биологии Университета Рокфеллера в Нью-Йорке (результаты исследования опубликованы в журнале Nature) свидетельствуют, что у людей, переболевших Сovid-19, формируется устойчивый иммунитет, способный обеспечить выздоровевшему пациенту защиту от повторного заражения на протяжении нескольких десятилетий, причем даже в том случае, если сама инфекция протекала в относительно легкой форме.

Спрашивается, почему народ должен больше верить чиновникам, нежели ученым, для которых научная истина дороже политической ангажированности?


А если еще вспомнить, что переболевшим вакцинироваться не только не нужно, но и во многих случаях опасно из-за возможного эффекта антителозависимого усиления, то вопрос звучит еще жестче: почему мы должны гробить свое здоровье в угоду чиновному произволу? Потому что так повелели парящие над Олимпом швабы, гейтсы и соросы?


Вопрос 2. Что за маркеры?


Когда уже невозможно было скрыть, что среди заболевших ковидом и даже умерших немало вакцинированных, А. Гинцбург заявил, что вакцина не виновата. Якобы 80% из тех, кто после прививки попал в больницу, купили прививочные сертификаты. И пояснил, что проверить, вакцинировался ли человек «Спутником V», можно с помощью специального анализа на наличие маркеров препарата.


Это заявление вызвало очень большой интерес, и со всех сторон посыпались вопросы: что за маркеры? Задался таким вопросом и депутат Госдумы Михаил Делягин.


«Простите, пожалуйста, но что присутствует в вакцине, кроме уже заявленных веществ? Это нанороботы? Это чипы?» — вопрошал он в интервью Общественной службе новостей. И продолжил: «Я просто напоминаю, что подчиненный господина Гинцбурга, зав. лабораторией в центре Гамалеи, выступая на радио «Говорит Москва», на голубом глазу говорил: если после укола к месту инъекции примагничиваются предметы, то это абсолютно нормально». И дальше: «А из чего тогда состоит вакцина? Если мы выясняем, что там есть какие-то включения… то каков эффект этих посторонних включений? Прежде такое приходилось слышать от юристов и терапевтов из Германии. Но теперь-то сам разработчик российской вакцины рассказывает, что в вакцине, помимо элементов, указанных на этикетке, есть что-то еще… Простите, пожалуйста, а может быть, уважаемый господин Гинцбург расскажет нам все до конца? Что там еще есть? Как говорилось в одном фильме, «огласите весь список». И расскажите, как включения будут влиять на наше здоровье».


Вопросы заданы отнюдь не праздные. Ответа Гинцбурга сразу не последовало. За него пытались ответить другие защитники вакцинации. Но наконец ответил и сам разработчик.


«Маркером успешно проведенной прививки нашей вакциной служат антитела к оболочке вектора — к адено 26-му. Первый компонент «Спутника V» сделан на основе адено 26-го. Он крайне редко встречается у человека, это буквально десятые доли процента. Поэтому наличие антител к адено 26-му говорит, что люди вакцинированы. А вот если человек попадает в реанимацию и говорит, что провакцинирован, но у него при этом нет антител к оболочке адено 26-го, то, скорее всего, у него поддельный сертификат», — сказал Александр Гинцбург.

И уточнил, что в реанимациях примерно у 80% из 50−60 человек, которых они проверили, таких антител не наблюдается.


«Но это неточно», — тут же возразили другие специалисты. Так, например, руководитель лаборатории геномной инженерии МФТИ П. Волчков говорит:


«Векторная вакцина — двухсоставная. Аденовирусные белки (в данном случае Ad26) клетка очень быстро «переваривает». Период полураспада в организме этой белковой компоненты — 6−12 часов. То, что несет в себе аденовирус, а именно часть, которая экспрессируется как S-белок коронавируса, начнет присутствовать в клетке, начиная с трех часов, достигнет пика через 48 часов и будет экспрессироваться еще несколько недель. Поэтому к S-белку и нарабатывается иммунитет, формируются антитела IgG. Если у человека не было предсуществующих антител к аденовирусу 26-му, то в связи с вакцинацией качественных антител у него может и не появиться из-за короткого времени присутствия в организме».


Предложенный анализ не может дать безошибочного ответа, купил человек поддельный сертификат или прошел вакцинацию на самом деле, считает и директор Научно-клинического центра прецизионной и регенеративной медицины при Казанском федеральном университете Альберт Ризванов.


«Два компонента — Ad5 и Ad26 — как раз применялись потому, что по расчету создателей люди уже могли до момента введения вакцины встречаться или с одним, или с другим аденовирусом. Наличие этих антител может снизить эффективность вакцины, и именно поэтому применяется два компонента. Шансы, что в одном организме есть антитела к обоим аденовирусам, довольно малы, — сказал эксперт. — Хотя по отдельности Ad5 и Ad26 могут встречаться у многих».


В общем, темна вода в облацех. Хотя тайное всегда становится явным. А пока мы зададим еще один вопрос. Уже от себя: если в вакцинах действительно есть маркеры, то почему людям не сказали заранее, что их пометят? Почему нарушен закон об информированном согласии?


Вопрос 3. Как быть с Конституцией?


«Внедряемая по стране система QR-кодов является антиконституционной сегрегацией граждан, жестоко поражающей в правах миллионы наших соотечественников», — читаем на сайте Общественного уполномоченного по защите семьи. И дальше: «Система QR-кодов, легализуя по факту принудительность прививок, вводит в нашей стране две касты людей: имеющие QR-код — это полноправные граждане, не имеющие QR-код — бесправные граждане, которым оставили возможность поддерживать минимальную жизнедеятельность, сохранив доступ к продуктам (и то не во всех магазинах)».


По статье 19 часть 2 Конституции РФ, «государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств». Внедрением системы QR-кодов как условия реализации конституционных прав государство вводит в России дискриминацию по необоснованному критерию наличия некоей электронной метки у человека.

По ст. 44 часть 2, «каждый имеет право на участие в культурной жизни, пользование учреждениями культуры, на доступ к культурным ценностям». Люди без QR-кодов лишены такой возможности.


По ст. 7, «РФ — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Совершенно ясно, что человек, не имеющий QR-кода, лишается этих возможностей.


Согласно ст. 23 часть 1, «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну», а по ст. 24 часть 1, «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются».


Между тем статья 23 не должна ограничиваться по статье 56 Конституции даже в условиях чрезвычайного положения (которого сейчас нет!). А система QR-кодов, которая принуждает граждан к регистрации на интернет-портале Госуслуги, поскольку это является единственным условием доступа к магазинам, спорту, учреждениям культуры и иным сферам, нарушает эту статью.


Кроме того, нет никаких правовых оснований требовать от граждан информации об их здоровье (являющейся врачебной тайной и персональными данными граждан) на входе в те или иные объекты. Такого права закон не дает ни сотрудникам торговых организаций, ни спортивных учреждений и т. п.


Нам скажут, что по ст. 55 часть 3 Конституции РФ, «права и свободы могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья и т. д.». Да, но это возможно только на основании федерального закона, в четко ограниченном перечне ситуаций. Ни в одном федеральном законе нет понятия «QR-код».


Кроме того, ни одну из упомянутых в ст. 55 часть 3 целей, позволяющих вводить строго обоснованные ограничения конституционных прав граждан (защита основ конституционного строя, нравственности, здоровья и т. п.), QR-коды не обеспечивают. Они не лечат, не укрепляют здоровье населения, а наоборот, провоцируют людей, которые могут быть разносчиками инфекции, но при этом имеют QR-коды, ходить в общественные места. Известно (даже Минздрав с Роспотребнадзором это не отрицают), что вакцинированные люди могут болеть и заражать других.


А еще система QR-кодов создает серьезную социальную напряженность, разделяя и противопоставляя две группы людей. А значит, способствует подрыву стабильности в обществе и конституционного строя.


Не случайно глава Конституционного суда В. Зорькин предупредил, что вводимые властями меры для борьбы с угрозами «не должны вести к нарушению конституционных прав и свобод».


Гарантом Конституции (по той же самой Конституции) у нас является Президент. Значит, он должен прекратить, наконец, столь очевидный правовой беспредел, ведь это его прямая обязанность! И к этому его сейчас призывает в открытых обращениях и видеообращениях множество граждан из всех уголков нашей страны.


Вопрос 4. У нас теперь полицейское государство?


Обычно это образное выражение употребляется, когда хотят охарактеризовать общественный строй, при котором власть жестко (в том числе с помощью репрессий) стремится контролировать социальную, экономическую и политическую жизнь граждан. Такое государство антагонистично государству правовому — тому, которое по ст. 1 главы 1 Конституции РФ существует в России: «Россия есть демократическое федеральное правовое государство с республиканской формой правления».


Среди признаков полицейского государства — отсутствие структурированности закона сверху вниз. Главным является не Конституция, а распоряжения и указания (нередко устные) власти на местах. Что, собственно, мы и видим на протяжении 2020 и 2021 гг. Любые действия и требования полицейского считаются законными, за исключением тех, преступность которых, во-первых, очевидна, во-вторых, привлекла внимание общественности, и, в-третьих, возмущение общественности может привести к политическим последствиям.

Вспомним хотя бы, как в разных городах стражи порядка скручивали пенсионеров, посмевших нарушить незаконный режим обязательной самоизоляции, или людей разного возраста, не надевших маску, обязательное ношение которой тоже не прописано в законе. Обнародование подобных фактов несколько умеряло пыл особо старательных полицейских, но неизвестно, сколько таких безобразий не было снято на мобильный телефон и не стало достоянием общественности.


Как мы уже упомянули, полицейское государство стремится жестко контролировать жизнь граждан. Что означает тотальную слежку. QR-коды очень подходят для этой цели, поскольку позволяют контролировать огромные массы людей. Причем данные эти не обезличенные, а индивидуализированные, поскольку QR-код оформляется на Госуслугах и выдается конкретному человеку.


В связи с этим возникает пятый вопрос.


Вопрос 5. Как быть с государственной безопасностью?


Уже давно ни для кого не секрет, что наше государство живет в обстановке перманентных вызовов и угроз, что, собственно, вынуждает его создавать новые виды вооружений, противодействовать терроризму и т. п. А также понятно, что очень много народу занято в сферах, касающихся обороноспособности и безопасности. Это не только военные и силовики, но и ученые, разрабатывающие новые технологии, и рабочие секретных заводов, и управленческие кадры. И еще много-много кто, вплоть до пенсионеров, которые в недалеком прошлом по роду своей деятельности были допущены к государственным тайнам.

Малая часть таких персон на виду, но преобладающее большинство не засвечено в публичном пространстве, и наши «западные партнеры» дорого бы дали, чтоб хоть кого-то из них обнаружить. А тут — о, майн Готт! — такой подарок! Явки, адреса, маршруты — всё как на ладони! QR-код-то именной. Утечки баз данных происходят регулярно. Все разговоры об их надежной защите, как показывает практика, не соотносятся с реальностью.

А теперь зададим последний вопрос. Без номера


Внедрение QR-кодов — это сознательная помощь разведкам иностранных государств? Или высокогорье Олимпа отрицательно влияет на деятельность мозга? Ведь разреженный воздух на большой высоте вызывает кислородное голодание.

https://regnum.ru/news/society/3421580.html

новости | Ошибка? Суббота,1:00 0 Просмотров:51
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.