» » Силовики рассказали, сколько украли чиновники

Силовики рассказали, сколько украли чиновники

6
Две очередные новости идеально показывают, почему коррупция является угрозой обществу, а коррупционеры — не «несчастные бизнесмены и чиновники», которых гнобит режим, а люди напрямую ворующие из карманов учителей, врачей и военных. С одной стороны, правительство отказалось рассматривать законопроект о минимальной зарплате для бюджетников на уровне не ниже двукратной величины прожиточного минимума в регионе, который внес в Государственную Думу парламент республики Северная Осетия-Алания, потому что денег нет. А с другой, замначальника управления по борьбе с правонарушениями в сфере распределения и использования бюджетных средств ГУЭБиПК МВД Дмитрий Севастьянов сообщил, что наши чиновники украли 102 млрд рублей — сумму, равную двум годовым бюджетам Владимирской области, а таможня добавляет, что нелегально вывезли за границу в прошлом году еще 370 млрд рублей.

После целой волны скандалов с увольнениями врачей и обещаний учителей последовать за ними наконец-то появилась первая реакция, и депутаты из Северной Осетии внесли в Государственную Думу законопроект о минимальной зарплате для бюджетников с 1 января 2020 года, которая должны быть не ниже двукратной величины прожиточного минимума в регионе. Прожиточный минимум со следующего года в среднем по стране должен составить 11280 рублей, соответственно, минимальная зарплата, по законопроекту, не должна быть ниже 22,5 тыс. рублей. В случае принятия законопроект коснется медиков, педагогов, работников культуры, осуществляющих трудовую деятельность в государственном или муниципальном учреждении. «Источником возможных расходов бюджетов в 2020 и последующих годах в целях доведения уровня заработной платы работников, получающих более низкое обеспечение, до уровня, предусмотренного проектом федерального закона, будут являться доходы, увеличившиеся вследствие улучшения внутриэкономической ситуации, роста экономики и производственной сферы», — говорится в пояснительной записке к документу.

В самой Госдуме касательно столь резкого увеличения зарплат учителям и врачам мнения разошлись. Одно дело громко заявлять в телевизор, что все они уже получают по две минималки, а другое — записать это в закон и обеспечить финансирование. Так зампред Комитета Госдумы по бюджету и налогам Сергей Катасонов поддержал инициативу регионов. «У нас профицит бюджета, несмотря на то, что мы его немного скорректировали на этой неделе на 400 млрд рублей, все равно практически 1,5 триллиона есть в профиците», — заявил он в эфире НСН. Впрочем, хватает тех, у кого на врачей с учителями опять денег нет. «Все бюджеты, в том числе региональные, на 2020 год уже сверстаны, и сейчас говорить о реализации этой нормы не приходится», — заявил глава Комитета СФ по социальной политике Валерий Рязанский.

Но главным противником повышения зарплат опять у нас вышел «обиженный» олигархами глава Минфина, вице-премьер Антон Силуанов. «Рост зарплат бюджетников предусмотрен в среднем около 7%, а инфляция по прогнозам на следующий год предусмотрена на уровне от 3 до 4 процентов», — заявил он в эфире Первого канала. «Сегодня врач должен получать и получает в среднем две средние заработные платы по региону. Учитель должен получать по средней заработной плате. Именно такие пропорции заложены в бюджете и будут выдерживаться дальше», — пообещал Антон Силуанов, но на тему утвердить это в законе решил помолчать. И понятно почему: в бюджете заложены усредненные цифры, которые позволяют получать главврачу или директору школы зарплаты сразу десятка работников, а прими Госдума данный закон — минимальные 20 тысяч придется платить всем.

Можно долго размышлять, стоит ли пустить деньги из профицита на увеличение зарплат или вложить в серьезные промышленные проекты, но на самом деле это разговор немного не о том. Деньги эти не просто испарились —- их банально украли у учителей, врачей и работников культуры в регионах. Только доказанный (а это жалкие проценты от реального!) ущерб по законченным уголовным делам коррупционной направленности в России за восемь месяцев 2019 года составил около 102 млрд руб., сообщил замначальника управления по борьбе с правонарушениями в сфере распределения и использования бюджетных средств ГУЭБиПК МВД Дмитрий Севастьянов. Как уже успели посчитать СМИ, средняя скорость утечки денег из бюджетов различных уровней, таким образом, составила 12,75 млрд рублей в месяц, 475 млн рублей в день или около 1,7 млн рублей в час. Общий ущерб от выявленных коррупционных преступлений за 8 месяцев практически сравнялся с годовым бюджетом Воронежской области (113 млрд рублей), вдвое превысил годовой бюджет таких областей, как Брянская и Владимирская (58 млрд рублей), и почти в 10 раз — бюджет Калмыкии и Еврейской автономной области (11 и 9,5 млрд рублей соответственно). Несмотря на все более громкие крики либералов про «новый 37-й» и ужасы конфискации, обратно государству удалось вернуть лишь 27 млрд руб.

«Необходимо отметить, что в указанном периоде количество выявленных преступлений коррупционной направленности увеличилось на 4,7 процента. Более чем на 6 процентов больше выявлено сотрудниками органов внутренних дел, примерно на 9,5 процента — в крупном или особо крупном размере, почти на треть больше раскрыто преступлений, совершённых группой лиц. Важным элементом антикоррупционной работы является выявление, документирование и пресечение фактов взяточничества. В январе-августе 2019 года правоохранительными органами выявлено более 3 тысяч преступлений, совершённых должностными лицами, уличёнными во взяточничестве. Из них 805 совершены в крупном или особо крупном размере. К уголовной ответственности привлечены 1 тысяча человек. По оконченным уголовным делам наложен арест на имущество, добровольно погашено, изъято имущества, денег на сумму 1,5 миллиарда рублей.В неменьшей степени уделялось внимание и фактам дачи взяток, которых задокументировано в отчётном периоде 3 тысячи. В том числе 399 — совершённых в крупном или особо крупном размере. Выявлено 1,8 тысячи взяткодателей, из них 1,2 тысячи привлечены к уголовной ответственности. Кроме того, выявлены 1 тысяча фактов посредничества во взяточничестве, в том числе 386 — совершённых в крупном или особо крупном размере. Из 462 выявленных лиц, совершивших преступления, привлечено к уголовной ответственности 276 человек. По оконченным уголовным делам наложен арест на имущество, добровольно погашено, изъято имущества, денег на сумму более 128 миллионов рублей», — рассказал Севастьянов.

Для понимания, это только про доказанных взяточников. А есть еще и те, кто нелегально вывез деньги за границу, включая подозреваемого экс-министра Абызова. В Федеральной таможенной службе (ФТС) заявили, что в прошлом году сумма невозвращенных из-за рубежа средств и незаконно выведенного капитала из России составила 370 млрд руб.

Путем простого математического действия из 102 млрд вычитаем 27, которые вернули, добавляем 370, которые вывезли за границу, и получаем как раз те 445 млрд рублей, которых не хватало нашему господину Силуанову для увеличения зарплат врачей и учителей. Еще по 500 рублей рядовым контрактникам в армии накинуть можно, а то иностранцы будут в шоке, когда узнают, что солдаты лучшей сухопутной армии мира получают в районе 300 долларов.




А теперь добавим, что речь идет не об общей сумме коррупции, а только о выявленных случаях, и увеличим сумму украденных у государства денег хотя бы в десять раз (у следователей есть поговорка: на одного пойманного приходится десять скрывшихся, но народное творчество к статистике не пришьешь). И тут уже можно говорить не только о прибавках к зарплате, но и о строительстве нового социального жилья, увеличении финансирования науки, возвращении в строй закрытых медучреждений или госзаказах предприятиям для того самого разогрева экономики, о которой Медведев твердит с лета.

А если добавить сюда еще триллионы рублей, которые крадет у нас правительство в рамках т.н. «бюджетного правила», предписывающего оставлять прибыль от продажи нефти и других полезных ископаемых в США, то фантазия и вовсе может разгуляться.

«При организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий, направленных на документирование коррупционных преступлений, совершаемых высокопоставленными должностными лицами, проблемным вопросом является отсутствие механизмов защиты заявителей о фактах коррупции, что влечёт нежелание потенциальных заявителей обращаться в правоохранительные органы. Недостаточность проработки правовых механизмов обусловливает отсутствие единого подхода следственных органов субъектов Российской Федерации по раскрытию преступлений коррупционной направленности. Кроме того, отсутствует единая согласованная позиция правоохранительных органов и суда по оценке допустимости и правомерности использования при проведении оперативно-розыскных мероприятий действий по выявлению, документированию, пресечению взяточничества и коммерческого подкупа, определяющих условия законности участия оперативных сотрудников в оперативном эксперименте. К сожалению, до сих пор в уголовном законодательстве отсутствует закреплённая расшифровка и самого понятия "оперативный эксперимент". Также пока не существует единой правоприменительной практики при раскрытии преступлений по делам о взяточничестве, связанных с перечислением взятки от взяткодателя к взяткополучателю по безналичному расчёту на расчётный счёт аффилированной фирмы-получателя, и взятки в пользу третьих лиц», — добавил Севастьянов.

Впрочем, есть и более эффективный подход — контроль за доходами всех чиновников и их родни, будь то покупка домика в пару сот квадратных метров, авто за 10 миллионов и так далее. Вопросы «Откуда?» (при зарплате в 70 или 100 тыс. рублей) должны задаваться автоматически. И вводить закон о незаконном обогащении, равно как и проводить тотальную проверку всего государственного, регионального и муниципального аппарата, — это не какая-то блажь, а вопрос если не выживания, то развития страны. На улице не сытые тысячные, чтобы просто так разбрасываться деньгами. Одновременно с этим, пусть МВФ хоть волком воет, необходим тотальный контроль за любыми выводимыми из страны суммами выше нескольких тысяч долларов. Вот тогда у нас появятся деньги на социалку, постройку новых заводов, про которые нынче говорят, армию, а главное — не придется выбирать между тем, кому дать и у кого отнять. Кстати, в Госдуме, в правительстве и в администрации президента данные меры обсуждаются еще с 2003 года, когда у руля финансовым блоком были Греф и Кудрин. Обсуждаются, обсуждаются и, видимо, будут обсуждаться дальше, потому что принятие этих мер — это окончательный отказ от «наследия Ельцина», который, скорее всего, повлечет за собой привлечение немалого количества его наследников к уголовной ответственности. В том числе и среди тех, кто сохранил себе теплые места. Для них доказывать, что «денег нет», — не просто некий афоризм, а единственный способ защиты. Иначе придется вместе с Улюкаевым шить нефтяникам рукавицы.
Публикации | Ошибка? Среда,7:30 0 Просмотров:18
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.