» » Председатель ГосЗавета

Председатель ГосЗавета

66

356

(все совпадения с реальными событиями и людьми случайны)

Срок передачи трона неотвратимо приближался.

Старик тщательно перебирал колоду из новых должностей и недовольно морщился: все было слишком мелким по сравнению с тем, чем обладал он сейчас. Однако от проблемы с преемником никуда не деться. Без сомнения, льстивые подельники согласятся с любым его выбором и возвестят народу, что принято самое верное решение. Но что будет потом?

Перед мысленным взором старика возникло ожидаемое событие: дворцовый и иной приближенный люд присягает преемнику, старательно демонстрируя ему верноподданнический экстаз. Чем бывшему повелителю утешить уязвленное эго? Какое-то время прикормленные телеведущие и такие же гости эфира натужно побубнят о великих заслугах прежнего хозяина. Но вскоре все эти откормыши легко переключатся на безудержное восхваление нового властелина.

Дабы развеять мысли о столь невеселом будущем, старик решил отправиться в любимый сибирский уезд на охоту и по грибы.

Во глубине сибирских руд

Согласно установленному порядку, на всем пути следования в определенных местах возникали адепты РПЦ, на ходу благословляющие проносящийся мимо кортеж. Вместе с ними появлялись и другие высоконадежные граждане, загримированные под простых тружеников. Их натренированные лица выражали несокрушимый оптимизм и явную печать православия. В руках они держали транспаранты с заранее согласованным текстом, но старику почудилось, что на одном из плакатов с надписью Счастливого пути! была приписка: Да катись ты!

Настроение окончательно испортилось, и на подъезде к уральской фазенде вспомнилось урезанное четверостишие Пушкина, посвященное декабристам:

Во глубине сибирских руд

Не пропадет ваш скорбный труд.

— Труд воистину станет скорбным, если закончу карьеру в Сибирском федеральном округе на посту какого-нибудь местного губернатора! — пробормотал старик. От этой перспективы его охватила паника. Похожее чувство он испытал, когда посетил затопленный сибирский городок. Выслушав много неприятных слов в адрес власти, он попытался сбить накал страстей и тут же уволил местного мэра. А тот, не просохший от потопа и не спавший двое суток, горячо пожелал высочайшей персоне самой возглавить этот городок и хотя бы в нем навести порядок.

В ту же ночь старика одолело тяжелое сновидение, в котором он принял пост мэра одновременно с новым наводнением. Разбушевавшаяся стихия не дала ему выбраться из кабинета. В ответ на собственные вопли о помощи, он услышал где-то вдалеке бодрый голос вице-премьера, рапортовавшего об успешном завершении спасательных операций.

Проснулся в холодном поту. С тех пор прошло уже немало времени, но воспоминания об этом случае по-прежнему портили настроение.

Добравшись до фазенды, повелитель уединился в хоромах. На сей раз он приехал без главного воеводы, с которым под кинокамеры ловил рыбу и собирал боровики. Этими грибами заранее снабжали ландшафтного дизайнера, который прикапывал их в живописном беспорядке. Затем на поляну выпускали съемочную группу и высоких персон с лукошками.

Старику вспомнилась последняя рыбалка, когда он поймал великолепную щуку. В секретном водоеме ее целый год пичкали анаболиками для ускоренного роста. Потом вкололи снотворное, чтобы не сильно дергалась, и прицепили на удочку повелителя. Кушать щуку было нельзя, но ее растили не для еды, а для фотосессии.

Сначала готовили сома, но переборщили с допингом и тот вымахал слишком мощным. Выпустить его не решились — сом мог запросто перевернуть катер с руководством и неизвестно, кто бы тогда стал уловом.

С тех пор прошло года три. Усатого монстра держали в том же водоеме, где раньше щуку. Сом продолжал расти и ждал своего часа. Ему еще предстояло сыграть в жизни известных персонажей весьма необычную роль.

Но это будет потом. А пока старик опять разложил должностной пасьянс и снова остался недовольным. Крайне раздраженный, он позвонил кандидатам в преемники, которым присвоил коды «X» и «Y». Каждый из них считал себя единственным сменщиком и сейчас получил задание представить собственные предложения по злободневной теме — выбору для босса новой должности.

Преемник «Х»

Он почти сутки корпел над аналогичной колодой, то добавляя боссу новые полномочия, то вычеркивая их. Задание оказалось нелегким: надо было и потешить самолюбие шефа, и не переусердствовать, ибо новая ипостась Деда не должна помешать его преемнику самому стать значимой фигурой.

Потенциальный наследник оглядел стены, завешанные фотографиями босса. Взгляд зацепился на той, где он находился в афонском храме, заняв место для почетных гостей, напоминающее трон. Кто-то из самых угодливых шепнул боссу, что это место предназначалось исключительно для императора Византии.

Шеф сразу заважничал, словно по праву занял сей древний трон. Греческие попы не стали его разочаровывать, и он принимал их вежливые поклоны за негласное признание свершившегося исторического события.

После вдумчивого изучения этой фотографии, преемника осенило:

— А ведь Дед хотел получить не только особые полномочия, но и стать неким духовным лидером всего народа, типа Елбасы! А если предложить ему самому возглавить РПЦ? Конечно, придется добавить немалые полномочия, иначе на столь радикальный поворот Дед не согласится.

Вызвав доверенного помощника, он приказал:

— Завтра позвони агенту Митрополиту, пригласи ко мне и намекни, что вопрос с преемником практически решен. Поскольку в этот момент именно я его приглашаю, он должен сообразить, что сие означает.

Помощник козырнул и, отойдя от кабинета подальше, достал аппарат для секретной связи с теми, кто его давно перевербовал.

Преемник «Y»

Очередное поручение босса вызвало раздражение, ибо кандидат в наследники узнал, что является не единственно возможным преемником. Более того, он лишь второй в очереди. А сколько всего имеется претендентов на верховный пост выяснить не удалось.

— Дед решил снова проверить нас на вшивость! — пробормотал чиновник и грубо выругался.

Замысел босса был очевиден: получить предложения от всех возможных преемников и выявить, кто собирается оставить ему наиболее важные полномочия. Скорее всего, именно этот счастливец станет его реальным сменщиком.

Хотя и такое угодничество ничего не гарантировало — ближайшие подданные знали, что незатейливым лизоблюдством Деда не проймешь. Чтобы остаться в фаворе, нужно не только демонстрировать холуйство, но и проявлять немалую смекалку, изобретая новые способы показа личной преданности.

Неочевидный наследник тяжко вздохнул: для успешного выполнения поручения нужно снова напрягать воображение и предлагать Деду нечто нестандартное. Самый надежный способ — выяснить, что придумал соперник. Если его идея окажется стоящей, нужно сразу бежать к боссу, чтобы вовремя доложить.

Одно вызывало недоумение — для чего первый конкурент пригласил к себе Митрополита? Этот агент, имевший снисходительное прозвище «Тихоня», когда-то имел прямой доступ к Деду. Но с тех пор прошел немалый срок. Все это время Митрополит нигде не засветился и потому никого не интересовал.

Тихоня

Шептунов знал, что кроме агентурной клички «Митрополит», в высших кругах его обзывают тихоней. Агента это устраивало: никто не должен заподозрить его в ведении собственной игры. Поэтому он старательно демонстрировал показную скромность, простоту в общении и никогда не лез в публичные дискуссии.

Этим было кому заняться — один только Димитрий Смирдунов чего стоил! Его пассажи о бесплатных проститутках и призывы не пущать девчонок в школу так всколыхнули общественность, что многие священники теперь выходили на улицу в мирском облачении — боялись насмешек прохожих.

Но сейчас назревали серьезные перемены и нужно было готовиться к неожиданным поворотам судьбы. Первый звоночек уже прозвучал — получено одобрение босса о включении в Конституцию другого высочайшего лица, то есть самого Всевышнего.

Скорее всего, это был лишь первый камень в светский огород. Поэтому Шептунов на всякий случай и по собственной инициативе подготовил изменения в 14 статью Конституции. Нынешняя редакция гласила, что Российская Федерация является светским государством и никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. В этой статье также говорилось, что религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Вариант Шептунова звучал так:

1. Россия — Светлое государство, ибо стремится к Царствию Божию. Народ добровольно исповедует религию, имеющую государственное значение и являющуюся для него обязательной.

2. Религиозные объединения подчиняются Закону Божьему и не могут быть отделены от государства, ибо находятся в нем самом.

В дальнейшем, то есть после изменения Конституции, Шептунов хотел уговорить старика поправить тест государственного гимна. Сейчас бог упоминается в нем всего один раз, что явно недостаточно.

В случае поддержки этого предложения, можно было закинуть в народные массы слух, что в одном из монастырей произошло Явление образа Сергия Владимировича Михалкова. Этот поразительный факт можно будет истолковать так: исходя из новых веяний, автор нынешнего гимна выражает готовность в очередной раз доделать свое творение.

Дальше следовало продумать, как усопший поэт будет выбирать помощников, ибо ему самому трудновато исправлять текст бестелесной дланью. Видимо, Михалков должен намекнуть на конкретные имена в очередном своем Явлении.

Сейчас агент как раз обдумывал: кого еще, кроме себя, включить в список этих помощников, а фактически — соавторов нового гимна.

«Перед слухом о Явлении поэта стоит должным образом подготовить публику. Например, показать мироточение памятника Михалкова. Опыт в таких делах у церковников немалый и никаких сложностей возникнуть не должно», — размышлял агент.

Смелых идей у него было в избытке. Для претворения всего задуманного, Митрополит втихомолку пестовал личный фонд «Духовный нарыв». Им уже заинтересовались депутаты от «Ядреной России». Они первые учуяли, насколько перспективным направлением может стать деятельность этого фонда при новом конституционном правопорядке.

Приятные размышления на эту тему прервал звонок. Беспокоило доверенное лицо от известного чиновника, с которым у Митрополита имелись давние отношения. Агенту намекнули на скорое решение вопроса с преемником и пригласили на дружескую беседу.

Митрополит и Преемник «Х»

Когда хозяин кабинета озвучил свою необычную идею, Шептунов не сдержал недовольного вопля:

— Ты же знаешь, что пост патриарха Дед посулил мне самому! Верующий люд уже прознал об этом и сие одобряет! Именно меня ждут на православном престоле! Не забывай, что рейтинг Деда не провалился в тартарары лишь благодаря моим усилиям по обработке паствы!

Преемник «Х» пренебрежительно хмыкнул:

— Сейчас верующих всех конфессий не хватит, чтобы выправить ситуацию с рейтингом! Не зря Дед перестал изучать графики народного одобрения. Догадался, что мы его жалеем и потому подсовываем щадящие результаты опросов.

— Он не может дать обратный ход! Это чревато! — набычился Митрополит.

— От Деда всего можно ожидать! — буркнул чиновник. — Вспомни его клятвы не трогать пенсионный возраст и Конституцию, которую мы сейчас кроим абы как!

— Он что, забыл тогдашнюю реакцию населения?

— Не забыл. С тех пор не переносит напоминаний о любых прежних обязательствах. Поэтому, если сболтнешь про обещанный тебе пост патриарха, он точно взбесится!

— И что теперь мне делать? — зло буркнул Шептунов.

— Оставаться полезным! Внеси в Синод предложение о внеочередном Архиерейском и Поместном соборах. Мы запустим процесс избрания нового патриарха, или патриархально-национального вождя… или еще чего-нибудь в этом роде. После будет тебе большая радость! От прежнего босса и от нового.

Шептунов скривился: без патриаршего кресла ничего другое было ему не в радость. Однако, кое-что прикинув, он сделал вид, что согласился и стал записывать под диктовку чиновника тезисы своей речи.

Преемник «Х» вдохновенно вещал:

— Гарант Конституции не только поддержал упоминание в ней Бога, но сам сформулировал нужную поправку. Ее надобно поддержать всем верующим в наступающий Новый Порядок! Мы же станем с превеликим усердием просить Господа, дабы Он согласился на включение Себя в текст нашего Основного Закона. Ибо все остальные изменения Конституции мы заранее поддерживаем и одобряем без всякого обсуждения.

В самом деле, какое нам дело до расширенных функций Госсовета? Пускай этим занимается власть. Ведь вся она, как известно, от Бога!

Не стоит беспокоиться и о доселе неизвестном нам международном праве. Мы живем в своей стране и похоронят нас здесь же. Так не все ли равно, какие законы действуют на чужбине?

Жизненный уровень так же не представляет для нас особой ценности, ибо верующим во Всевышнего гарантируется жизнь вечная. Посему, не стоит волноваться об индексации пенсий, иных социальных льготах и размере прожиточного минимума.

Что касается судей и порядка их замены, то мы никогда не озадачивались этим вопросом. К чему? У нас есть тот, кого вскоре назовут Верховным Правителем и Духовным Наставником. Он будет нам и судьей, и всем остальным, коим по сути уже сейчас является. Надо лишь закрепить этот факт Божьим одобрением, наличие которого подтвердим мы — пастыри верующего стада!

Итак, впервые в истории РПЦ ее главой избирается человек столь высокого ранга! Поэтому мы не просто избираем нового Духовного Владыку, но и наделяем его особыми полномочиями! Они позволят ему стать истинным главарем… стоп, это слово вычеркни! Напиши так: он станет истинным вождем всей нации, ибо совместит в себе духовное и телесное воздействие на народные массы… э-э-э… слово «телесное» тоже надо заменить, а то возникнет ассоциация с физическим наказанием. По сути это верно, но не говорить же такое вслух.

— Синод предложит ему принять другое имя! — напомнил Шептунов.

— Этот вопрос решаем! Думаю, что новое имя должно походить на нынешнее, но ассоциироваться с чем-нибудь царско-имперским. Есть такое?

Митрополит опустил глаза, чтобы собеседник не заметил в них насмешливого блеска, и лениво сказал:

— Вавилон подойдет?

— Причем здесь название какого-то города?

— Это не просто город, а столица Вавилонского царства. Между прочим, одного из самых древних и знаменитых государств в истории человечества!

— Звучит неплохо. Но как же церковная традиция давать имя по святцам?

Шептунов пожал плечами:

— Если Дед станет не только патриархом, но и вождем всей нации, ему незачем придерживаться жестких церковных традиций. В конце концов, не все же у нас верующие! Во всяком случае, до принятия поправок в Конституцию, а там посмотрим, как дело пойдет. В любом случае, это имя легко запоминается и его ассоциация со знаменитым Вавилоном будет выглядеть почетной для всех слоев населения.

Преемник Х довольно кивнул:

— Убедил! При должной обработке общественности, нашу страну, пусть и неформально, будут называть Вавилонским царством. Деду понравится.

Продолжение следует

Публикации | Ошибка? Суббота,11:35 0 Просмотров:28
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.