» » Причастие мы дома, малою церковью, проведем

Причастие мы дома, малою церковью, проведем

34

372

Любопытно понаблюдать Америку «In state of emergency». То есть, сказать по-русски (по-русски ли будет?), в экстремальных обстоятельствах.

Как обычно, загрузился я в Оклахоме и погнал на своем чудо-грузовике, траке, в супер-мегаполис Лос-Анджелес, где бываю, считай, каждую неделю.

Первый облом — не смог запастись привычной мне водой в бутылочках где-то с поллитра — как раз зарядить мою дорожную кофеварку. Пришлось взять три канистрочки по галлону. Право, рассмеешься: как быстро Америка учится!

Хорошо помню 11 сентября. Кто-то тогда сразу побежал сдавать кровь. Безобразный случай, кстати, тогда произошел в моем городке. В очереди доноров оказался какой-то парень с арабской внешностью. Местные ковбои не стерпели — надавали парню тумаков и из очереди выгнали, не надо, мол, нам такой крови.

В основном же, население в тот день особо не всполошилось, масштабы трагедии просто были не поняты. На стадионе местного университета вовсю гремела веселая музыка — там опробовали звук, готовясь к намеченной на выходной футбольной игре. Мне это показалось оскорбительным, я попытался дозвониться на стадион, попросить одуматься, выключить всю эту хрень. Никто не ответил. Тогда я позвонил в полицию. Офицеры, парень и девушка, удивленно смотрели на меня, я же орал на них: «Вы что, не въезжаете, Израиль и то в трауре, а вам тут все равно?» Наконец они поняли, о чем я, угнали, и через пятнадцать минут музыка заглохла. Никакого футбола, конечно же, в те выходные не было. Америка погрузилась в траур, местные ковбои украсили свои джипы и пикап-траки американскими флагами, до них наконец-то дошло.

Вообще, перемена в те дни случилась разительная. Моя дочка в те времена занималась в местном ДОСААФе, то есть была кадетом в Civil Air Patrol, что в принципе, то же самое. На местной авиабазе с детишками занимались взрослые дяди, учили их летать на самолетах, тренировали, даже из пулемета давали пострелять. Иногда брали их на розыски незадачливых любителей-авиаторов, рухнувших в местных прериях.

Забавно было привозить ребенка на этот аэродром. В будке сидел мультяшного вида, обвешанный всякими железками охранник, и лишь помахивал рукой из окошка, пропуская машины родителей. Раз я решил дочку там же и подождать. Сижу возле ангара на лавочке, читаю, вдруг что-то свистит за углом. Выезжает потихоньку оттуда какой-то Фантом, что ли, я в них не разбираюсь, под крыльями подвески. Заруливает под этакий навесик. Механик подкатил трап, летчик в комбинезоне вылез, в туалет, что ли, пошел? Эта штука стоит, свистит двигателями. Механик тоже куда-то отошел… А если бы это был не я, а террорист какой? Садись в кабину и лети безобразничай? Такая вот была Америка.

После 11 сентября, вместо ленивого толстяка-охранника родителей встречала целая команда вооруженных морпехов, светили прожектором в глаза, забирали детей, усаживали их в автобус, а нам велели без опозданий прибыть сюда же к окончанию занятий. Я на том аэродроме и теперь иногда, по делу, бываю. Там та же усиленная система охраны. Мой трак встречает эскорт, под постоянным наблюдением я проезжаю через особые боксы с какими-то сенсорами, и невозможно поверить, что я здесь, когда-то, безо всякого надзора, на лавочке книжку читал и на безнадзорный боевой самолет удивлялся.

Коронавирус — первая серьезная передряга с тех пор. Америку теперь учить не надо. Конечно, даже в моей Талсе, где опасность подхватить заразу не так уж велика, люди весело смели с прилавков всякую дезинфекцию, мясо, яйца, и многое другое. Кинотеатры закрылись, рестораны едва работают, ковбои засели по домам. Я было понадеялся увидеть другую картину по дороге в Калифорнию, останавливался несколько раз во всяких мелких городках, но везде видел то же самое. На заправках, однако, продавцы работают без масок, хоть и в перчатках. Все так же доброжелательно разговаривают с покупателями, перебрасываются шутками. Повсюду слышно: ничего, переживем…

Траков на дорогах меньше не стало. Напротив, управление транспорта даже выдало особый циркуляр, с кучей послаблений для нас, водителей. Давайте, ребята, возите больше! Всем все занадилось. Мой приятель только что пересек границу с Канадой. Все по-деловому, быстро, спросили только на обратном пути, как себя чувствует. «Как бык здоров», — ответил. Удивились, откуда такой? Давно ли был в Европе? Русский? А… ну ладно. Езжай в свои США. Не болей.

Первый раз со мною такое. В восемь утра, когда обычно едва движешься в трафике, пролетел я по Лос-Анджелесу без единой задержки. Проехал мимо самого даун-тауна с небоскребами, и все как во сне. Так проезжал я по этим местам лишь глубокой ночью. Вез я тележки для покупателей в Ralph, большой такой супермаркет. Прибыл как раз в восемь утра, как заказывали. Сразу увидел необычность: в магазин, как обычно, народ не запускают. Покупатели выстроились в длинную, вполне спокойную очередь. Перед каждым тележка для продуктов — так обеспечивается безопасная дистанция. Запускают человек по тридцать, те отовариваются, выходят, пускают следующих. Все по-деловому, с пониманием, словно всегда так было.

Разгрузился, погнал в район порта за грузом домой, и опять как во сне. Поверить просто не мог, вот так бы всякий раз, а то приходится из этого Лос-Анджелеса по три-четыре часа выбираться.

Дорога до самой Оклахомы так же совсем свободна. Одни лишь траки по ней свистят. Видел несколько раз, как превышали ребята на просторе скорость, но полицейские, а их сейчас везде куда как больше, словно и не замечали. Видно, и правда, послабления нам, водилам. Во времена-то!

Как мне, христианину, к этому вирусу относиться? В церковь, конечно же, с женой не пойдем. Мало ли что я из Калифорнии привез? Причастие мы дома, малою церковью, проведем. Сказано в моем любимом псалме: «Не убоишься ужасов в ночи, стрелы, летящей днем, язвы, ходящей во мраке, заразы, опустошающей в полдень. Падут подле тебя тысяча и десять тысяч одесную тебя; но к тебе не приблизится…» (Псалтирь 90:5-7) Казалось бы, что нам, детям Божьим, после такого бояться? Однако и другая история приходит на ум, как явился Иосифу ангел, и сказал ему: «Встань, возьми Младенца и Матерь Его и беги в Египет…» Чем Царь Ирод не вирус? Такая же серьезная опасность. Казалось бы, мог Господь Вседержитель уберечь, а ведь двинулось Святое Семейство в долгий и опасный путь, и вернулись они, лишь когда миновала угроза. И дьяволу в пустыне ответил Иисус: «Не искушай Господа Бога твоего». Так что посидим дома, да помоем руки, пока не оставит нас в покое эта беда.

Публикации | Ошибка? Четверг,10:35 0 Просмотров:28
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.