» » Если Кураева погнать, то останутся дремучие попы да темные бабки. И архиерей с канцелярией

Если Кураева погнать, то останутся дремучие попы да темные бабки. И архиерей с канцелярией

86

2 244

Представляю, как усмехнется, со злобцой, иной лояльный православный из архиерейской сволочи: дожился Кураев, уже вон, вражина отъявленный, не то что сектант-протестант, а вообще уж Бог знает что, америкос-пендос, за тебя вписывается! Скажи мне, кто твой друг…

А я вовсе Кураеву и не друг, не сват и не брат, я с ним совсем не знаком, и каков он человек судить могу лишь по его роликам в ютубе да по редким высказываниям всяких там Эхам Москвы, да Радио Свободам. И впечатление из этих источников об этом батюшке складывается далеко не устойчивое, порою даже отвратительное. Что это за вопрос: «Нет в зале детей?» Я, мол, сейчас анекдот вам расскажу. Очень некрасивый. А то, что в аудитории братья-христиане присутствуют? «Малые сии», коих соблазнять — страшней греха нет, это как? Вовсе не всегда брат Кураев мне симпатичен.

И тем не менее он мне брат. Такой же искренне верующий во Христа, как и я сам.

Не знаю, что про всю эту историю пишет народ в фэйсбуках и твиттерах, потому как сам я там не тусуюсь. Времени у меня на соцсети просто нет. Поэтому и мнение мое будет, может, и одностороннее, но и безо всякого влияния различных там «за и против».

Сказать коротко — я за. За подход Кураева к христианству. Когда он советует наполнить деревенские библиотеки книгами серьезных богословов, я аплодирую. Когда он убеждает аудиторию больше читать и думать, я молюсь, чтобы слушающие имели уши и вняли таким его пожеланиям. Когда он критикует косность и дремучесть нерадивых батюшек, так я его просто люблю.

У меня к Андрею Кураеву особая благодарность. Когда-то, в самый разгар перестройки, учился я на заочном отделении Московского Литинститута. Гласность открывала всякие книжки и тексты, которые до того были недоступны. Разобраться во всей той лавине материала было мудрено. В том гораздо лучше нас, студентов, петрили наши преподаватели. На заочном отделении они были стеснены лишь двумя-тремя лекциями, в течение которых нужно было дать самую суть предмета. Препы говорили не стесняясь, раскрепощенно, советовали нам читать всяких Гумилевых, Мережковских, Набоковых. Они много рассказывали об этих гигантах; мы сидели обалдевшие, разиня рты. Мы были очень благодарны тем преподавателям за то, что они «вводили» нас в неведомые прежде чертоги.

Так же и Андрей Кураев в своих выступлениях вводит меня, недотыкомку, в интереснейший мир православного христианства. Он читал то, что мне, мирянину, было недоступно. Он говорил с умнейшими людьми, к которым у меня, инославца-лютеранина, никакого подхода и быть не могло. Казалось бы, как мне, профессионально подготовленному литератору, студенту Мариэтты Чудаковой, крупнейшему специалисту по Булгакову, не знать всего о романе «Мастер и Маргарита»? Так нет же, Андрей Кураев и здесь обратил мое внимание на многое, чего я раньше и не замечал.

Пусть кто-то считает его лекции поверхностными, пусть презрительно зовут его дешевым популяризатором. Таковы же были и наши преподаватели, пытающиеся впихнуть сложнейший материал в малый объем. Интерес, вызванный их лекциями, заставлял нас, студентов, копать глубже. Так же и выступления Кураева дают незатюканному христианину верное направление. Так и спасибо тебе за то, брат Андрей! Исполать тебе, добрый молодец!

Много слышал я справедливых сетований о том, что в девяностых была возможность у РПЦ пойти по другому, интеллектуальному пути. Совет по делам религий больше не блокировал всяких умников к поступлению в семинарии, многие одаренные люди мечтали посвятить себя церкви, появилось среди клириков немало молодежи, да вот что-то пошло не так, и опять все скатилось в ритуал, чинопочитание да конвертики наверх, владыченькам. В церкви главным стал не раскрепощенный интеллигент, а все те же злыдни-бабки. Смешно даже. Слышал я такое: «Две проблемы в Православной Церкви — архиерей и бабки». И правда, чего в такой церкви интеллектуалу делать?

Андрей Кураев, по моему мнению, как раз и представляет собой ту самую искалеченную зеленую ветвь на высыхающем дубе, которую теперь и вовсе обрубить хотят. Я что-то и не знаю других, подобных Андрею Кураеву, «популяризаторов» православия. Убери его, кем заменишь? Был Александр Мень, так и того… топором.

Мне вспоминается один анекдот, произошедший лично со мной. Несколько лет назад были мы с женой в Москве. Решили сходить в Оружейную Палату. Денек был серый, морозный, так и хотелось скорей контролеру билетики отдать и — в музейное тепло. Билетерша была широка и высока. Напоминала она кондукторшу из трамваев моего детства. Она заполнила собою проход и выдавила нас обратно, на холодок. Была на ней какая-то форма, почти военная.

«Вот так встать, — она шевельнула рукой, выстраивая нас с женой по ранжиру, и тихо, но внятно скомандовала: — Смир-на!» Сама вытянулась, грудь колесом, щелкнула сомкнутыми каблуками и устремила взор в небо.

«В чем дело-то?» — шепотом спросил я, повторяя все ее действия.

Так же шепотом, уголком лишь рта, она ответила: «Президент… летит».

И правда — в небе, заходя полукругом, нацеливались куда-то в центр Кремля два вертолета. Президент ли то был — не знаю, но пока те вертушки не опустились, так и стояли мы с той билетершей по стойке смирно на морозном ветерке.

Уверен, не было в списке обязанностей той бравой тетки ничего подобного. По зову души она встала во фрунт перед президентом в небесах. Такую бы тетку да бабкой в храм Христа Спасителя. Порядку бы навела. Все б по струнке ходили.

Я лишь посмеиваюсь, когда слышу, что виною всех русских бед — Путин в миру и Патриарх в РПЦ. Противное, конечно, выражение: «Всякий народ достоин своих правителей». Говорят, Гегелю принадлежит. И президента, и патриарха незримо поддерживает пирамида холуев, воров, карьеристов-льстецов и всякого другого нечестного люда, пригревшегося в тени владык. Хоть и дрожит вся эта сволочь в страхе, что вот-вот полетит с плеч голова (царь Петр и вправду такие головы рубил), а дело свое знает. Зачем им другой президент? Или патриарх? Пусть их вечно правят.

Один из моих знакомых сказал как-то в разговоре, что раб бывает трех типов: агрессивный — приходит на ум та строгая билетерша из Оружейной Палаты. Лукавый — такого всякий знает. Зад начальству лижет, а казну потрошит. И раб ленивый, которому все по фигу, лишь бы не трогали да помереть с голоду не дали. Если количество подобных типажей в обществе преобладает, значит наверху того общества что-то не так.

Еще со времен Карла Великого всякий европейский правитель хорошо знал, что не только надо налоги драть, порядки устанавливать, наказывать, давить, фасон свой, королевский, держать, но надо так же быть мудрым и элиту умственную, всяких там ученых, художников да поэтов, поддерживать. Создавать вокруг себя «пространство образования», или, хотя бы, видимость его. Тогда из критики той умной, в тебя летящей, можно будет и вывод правильный сделать. Если же окружить себя лишь льстецами да подпевалами, проправишь недолго.

Что ж выходит? Да только то, что если таких, как Андрей Кураев, погнать, то… одни только дремучие попы да темные бабки в церкви и останутся. Ну и архиерей еще с канцелярией.

Рисунок Васи Ложкина

Публикации | Ошибка? Пятница,23:35 0 Просмотров:167
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.