Хам, Хлам и Храм

36

629

Изображение на стенах храмов исторических событий

и исторических личностей является традицией.

Настоятель главного храма

Вооруженных сил России

епископ Клинский Стефан

Получил задание редакции подготовить материал о новом популярном тренде — размещении образцов современного искусства в объектах религиозного назначения.

О мозаичных шедеврах главного храма вооруженных сил успели написать многие. Поэтому в поисках свежих впечатлений пришлось посетить другие регионы. Как выяснилось, местные власти с энтузиазмом восприняли разъяснение церковников о правомерности изображения в храмах не только святых, но и других полезных угодников. Что из этого получилось, читайте в моих коротких заметках.

Ниженекуданская область, село Диснеево

Председатель сельсовета оказался бесхитростным парнем. О таких говорят — что в голове, то и на языке. Мы встретились с ним у бывшего овощехранилища, переоборудованного в церковь. По древнему преданию, на этом месте когда-то стоял храм, используемый прежней властью для хранения картошки.

По откровению свыше, то есть по приказу сельсовета, школьный учитель рисования сотворил на стенах церкви несколько картин, посвященных эпическим битвам под командованием предка моего нынешнего собеседника. Именно эти нетленные произведения хотели мне показать.

— Мой дед был бессменным председателем тутошнего колхоза! — с гордостью сказал его потомок, работающий главой поселения уже шестой срок подряд. — В то время каждый год шли трудовые битвы! — пояснил он. — Вот здесь намалеван бой за сбор урожая. Дед прослыл великим новатором и засеял пашню диковинными семенами, добытыми в разных местах. До сих пор пробиваются ростки кактусов, саксаулов, или вообще непонятно чего. И разнеслась слава о творящихся чудесах на нашей землице. Паломники сюда отовсюду прут и мешками увозят почву.

Мы подошли к другой картине.

— Здесь председатель колхоза изображен на фоне многоэтажного коровника, а вокруг его головы виден светящийся нимб. Ваш дедушка уже причислен к лику святых? — удивленно спросил я.

— Еще нет! — вздохнул руководитель сельсовета. — Но работаем над этим! Настоятель обещал посодействовать. Мы дали ему хороший участок, а сейчас помогаем строить хату с подземным гаражом на три машино-места.

Выйдя из церкви, я полюбопытствовал:

— Зачем настоятелю подземный гараж? Ведь на участке полно места для возведения обычного.

— Очень скромный у нас батюшка. Сказал: незачем простому люду лишний раз любоваться моим автопарком. Не приведи Господи, впадут в искушение и угонят не только Maserati и Lamborghini, но и любимый Opel.

г. Катинбург Сверленной области

Ко мне прикрепили специального чиновника из городской мэрии. Именно он занимался попечительством богоугодных заведений и организацией в них культурно-просветительских выставок. Приехали в краеведческий музей и поговорили с главным хранителем музейных предметов. По заданию епархии он разработал план размещения экспозиций в храмах и объяснил, как нужно обращаться с экспонатами, чтобы не повредить их при перевозке.

Чиновник выслушал его и снисходительно покачал головой:

— Ваши предложения уже неактуальны! Мы решили, что все экспонаты музея целесообразнее оставить на месте.

Краевед довольно улыбнулся, но радость его оказалась недолгой, потому что попечитель богоугодных заведений веско добавил:

— Имейте в виду, что здание вашего музея будет закреплено за епархией.

— С какого…?! — некультурно выразился хранитель культурных ценностей.

— Кое-кому решение покажется надуманным и ущемляющим чьи-то интересы, — нахмурился чиновник, — но мэрия лишь проявила заботу о досуге населения в целях добровольного принятия патриотично-православного мировоззрения, завещанного нам великими предками!

— Как это будет происходить? — поинтересовался я.

— Осмотр музейных экспозиций совместим с религиозным просвещением масс: после ознакомления с историей города все примут участие в другом общественно-политическом мероприятии — церковной службе. На время ее проведения выход закроем, чтобы все прослушали благочестивую проповедь.

— Место тут оживленное, лучше любого сквера! — отметил я.

— Именно! Кстати, установку ограды вокруг музейно-набожной территории начнем незамедлительно. Здесь будет воздвигнута скульптурная группа из представителей мэрии и епархии. Они будут изображены стоящими в круг и держащимися за руки. Это олицетворяет круговую поруку… в смысле кольцо всевластия… то есть, символ нерушимой связи между светской и духовной властями!

Когда я уезжал из города, то увидел большую толпу жителей, идущих в сторону музея. С собой они несли транспаранты, ломы и вилы. Видимо, хотели благоустроить территорию в связи с намеченным культурно-религиозным мероприятием. А может, они шли с какой-то совсем иной целью?

Остро-Ханская область

Я беседую с ведущим ночной программы «Вечерний Музы Звон». Он рассказал о документальном кино, снимаемом областной студией. Фильм посвящен древним историческим событиям:

— Мы нашли потомков тех, кто участвовал в битве с печенегами и половцами под Остро-Ханском! Знаете, что удивительно? Все потомки работают в правительстве области. Кстати, председатель правительства является прямым потомком того самого хана, который повел в бой доблестные полки.

— А вы уверены, что этот хан сражался именно с печенегами, а не возглавлял их войско? — спросил я.

— Ну… возможно, он стоял во главе печенегов, которые бились с половцами, или наоборот. Сейчас над этой проблемой работает популярный историк, который был министром всей культуры. Все время забываю его фамилию… то ли Мудрынский, то ли Перемудринский. Короче, он найдет летописи, описывающие исторические события в патриотическом формате. И после завершения его работы, фильму будет подобрано подходящее название. А пока не ясно, кто с кем воевал и кто кого победил.

— Может, расширить национальный состав участников исторических битв? А то, куда ни кинь, везде воевали только с половцами и печенегами. У вас, например, могли гостить уйгуры, хазары и гунны. Наверняка и другие басурмане промышляли. Представьте, как красиво будет звучать фраза: «Войско остроханцев в ожесточенном, кровопролитном сражении одолело превосходящие силы воинов из династий Хань и Цзинь».

Ведущий программы задумался:

— Это хорошая мысль! За тот гонорар, который мы заплатили историку, он чего угодно найдет и как надо опишет.

— Кстати, будет ли должным образом отражена роль остроханского духовенства в разгроме пока непонятно кого?

— Несомненно! Мы уже договорились с епархией, что премьера фильма состоится в монастырских стенах. Также планируется издать житие священников, благословивших жителей на ратный бой с теми, на кого мы укажем.

Прилукоморский край

Мне удалось попасть на закрытый прием для лучших краевых чиновников и священников. Все слушали пафосное выступление губернатора о том, что пришла пора припугнуть неугомонных соседей по морской акватории:

— Мы по-новому отреагируем на их требования о возврате северных территорий. Сделаем это культурным образом — пригласим островитян и покажем изготовленное к такому случаю художественное панно. Увидев его, они поймут, чем для них все может закончиться! А сейчас вы первыми просмотрите рекламный ролик, посвященный этому событию.

Запустили ролик: под бравурные звуки оркестра с каменной глыбы стащили брезент. Взору предстала мозаичная плита с изображением моря, военных кораблей и восторженно хохочущих людей. На переднем плане выложено все руководство Прилукоморья и местного епископата. Они держали транспарант с надписью:

北海道 私たちの!!!    «ХОККАЙДО НАШ!!!»

Когда стихли аплодисменты, губернатор пообещал, что панно освятят и с торжественными песнопениями внесут в храм. Уже завтра начнут разбирать одну из стен, иначе эту глыбу просто не втащить. Единогласное одобрение и благословение епископата получено.

Когда прием перетек в фазу фуршета, я подошел к секретарше губернатора, эффектной блондинке. Она разглядывала макет панно и озадаченно бормотала:

«А когда провели хоккайдовский референдум? Ох, совсем не помню…»

Я представился девушке, и мы детально обсудили наряды мозаичных лиц и общую цветовую гамму. Потом, движимый искренней заботой о судьбе секретарши, я предупредил, что ей следует готовиться к неприятностям для местных начальников.

— Они опять где-то накосячили? Может, подскажете, с кем надо связаться, чтобы побыстрее замять проблему? — простодушно спросила девушка.

— Нынешнее событие — серьезный прокол. Дело в том, что в воинственном храме тоже хотели отобразить чиновничье племя и первое лицо иже с ними. Однако это лицо изрекло: «Когда-нибудь благодарные потомки оценят наши заслуги, но сейчас это делать еще рано». А вы увековечили своих чиновников при их жизни! Подобный выпендреж расценят как противовес величаво-скромному поведению того, кому не стоит перечить!

Блондинка побледнела и оглянулась на губернатора, священников и других его сподвижников. Все были навеселе и ничего не подозревали о нависшей над ними немилости.

Я попытался успокоить девушку:

— Они должны понять, что вначале нужно перейти в иную форму бытия, а уже потом устраивать показ своих мозаичных изображений.

— Жаль, что придется долго скрывать такое замечательное произведение искусства! От этого наша культура сильно обеднеет! — огорчилась секретарша.

— Так ведь именно от нынешних героев дня зависит, насколько скоро состоится замечательное культурное событие — показ грандиозного исторического панно! Кстати, ваши персонажи наверняка захотят, чтобы их прах замуровали в эту же плиту. Согласитесь, она выглядит как великолепно оформленное надгробие! Посоветуйте им не тянуть со столь важным делом.

Блондинка озадаченно помолчала, потом неуверенно кивнула:

— Ну… они, конечно, достойны такого красивого памятника. Но вряд ли захотят вмуроваться сейчас, накануне очередных выборов.

— Пусть решат, что для них важнее: участие в нервных избирательных кампаниях, которые неизвестно чем закончатся, или бессмертная память у нынешних соплеменников и всех будущих поколений! — пафосно воскликнул я.

Девушка опрометью бросилась к губернатору и его свите. По мере того, как она нервно щебетала, их лица мрачнели и трезвели.

Вечером того же дня на огороженный высоким забором дворик, где высилась историческая плита, заехал мощный трактор. Изделие обмотали тросом и куда-то уволокли. Судя по всему, скорая слава никого здесь не прельстила.

***

Когда я вернулся в редакцию и просмотрел собственные заметки, меня одолели сомнения:

Во-первых, правильно ли давать оценку нынешним деяниям тех, кто на слуху или в печенках? Достаточно ли фактов для вынесения им приговора… то есть составления однозначного мнения о них? Как сказало упомянутое выше лицо, только потомки могут объективно оценить суть содеянного ими и выяснить истинные размеры их вкладов.

С другой стороны, многие политики и чиновники уже обзавелись собственным и весьма благодарным им потомством. А ораторы нескольких телеканалов ежедневно и настырно выражают им беспрекословное почтение. Значит, остальные граждане тоже вправе выражаться в их адрес?

Во-вторых, судорожные попытки высокопоставленных лиц создать положительный образ на Родине, а не где-нибудь на чужбине — выглядят весьма трогательно. Однако, если они намерены доживать на чужих меридианах, то какой смысл мучить себя во имя здешнего светозарного имиджа?

Столько неясностей… как же у нас все запутанно!

Для иллюстрации использован рисунок Васи Ложкина

Публикации | Ошибка? Воскресенье,13:35 0 Просмотров:24
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.