» » Монашество как обнулятор греха и карьерный лифт

Монашество как обнулятор греха и карьерный лифт

41

120

Посмотрел благодаря видео своего однофамильца — священника Вячеслава Нефедова по поводу бывшей матушки и ее мужа-насильника (видео уже удалено автором — прим. ред.). Меня там зацепил один момент, ради которого я все это и пишу.

Под конец «стройбатя» рассказывает про своего духовника, который был священником, потом развелся, принял монашество, а под конец дорос и до архиерея. И батя это рассказывает так, что, мол, и ничего такого, человек же он хороший.

Эта история на самом деле является одной из ключевых болезненных точек для меня, из-за которых я воспринимаю РПЦ как одно большое лицемерие, сотканное из множества вот таких «нитей».

Что происходит со священником, когда он разводится? Тут сразу вспоминают слова апостола Павла из первого послания к Тимофею (слова, которые, правда, обращены к епископу — но кого эта несвязуха сейчас волнует, да?):

«…епископ должен быть непорочен, одной жены муж, трезв, целомудрен, благочинен, честен, страннолюбив, учителен, не пьяница, не бийца, не сварлив, не корыстолюбив, но тих, миролюбив, не сребролюбив, хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью; ибо, кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией?»

Ну, обычно все требования насчет сребролюбия, страннолюбия, честности и особенно пьянства игнорируются всеми — и клиром, и миром. Мол, все мы грешны, чего тут такого. Поп-пьяница может служить годами, а поп-сребролюбец — это вообще практически «норма», которая никого, кроме «антицерковных либералов», не волнует.

А вот когда священник расстается с женой — тут сразу ему все претензии на подносе: мол, ты не смог управиться со своей бабой — и с приходом не сможешь. Иди в запрет или, если повезет, заштат. Ну, если сумеешь договориться, занести конвертик и тихушничать, то так и быть, архиерей проявит «икономию» и позволит тебе служить и дальше, может, на другой приход перекинет, где твоя семейная жизнь, вернее, ее разруха не на виду.

Понятна ситуация, когда дело касается прямого адюльтера со стороны жены — тут батюшка вроде как не виноват (хотя в отсутствии любви внутри семьи и, как следствия, «хождения налево» одного из супругов, обычно виноваты обе стороны). Но вот если ситуация более рядовая: закончилась любовь, не сложились отношения, люди разошлись, часто мирно — и что дальше? Нет, все равно — священник тут уже как бы порченый, даже если ему и позволили служить дальше, закрыли глаза на его грех, позволили ему «пещись» о церкви Божьей, хотя свою домашнюю церковь он и профукал.

Но совсем, совсем другое дело, когда возникает история, вроде описанной «стройбатей», — если случилось все то же самое, семья священника развалилась, то у батюшки есть отличный выход — принять монашество. Тут тебе сразу две выгоды: и обнулятор всех грехов, и старт карьеры, где впереди маячит архиерейство, как и случилось с духовником Нефедова. То есть как только ты поползал на брюхе по ковру в белой рубахе, надел на себя монашеский клобук, то случилось великое чудо — ты вновь стал способен пещись о церкви Божьей, даже в потенции — о целой епархии, а история с семьей — ну, просто вычеркивается из книги жизни.

Замечательная по своему лицемерию история. Особенно интересно на нее посмотреть глазами бывшей жены будущего архиерея. То есть она была сначала бывшей матушкой, а потом стала… кем? Бывшей женой бывшего священника, ныне архиерея? Бывшая архиереица? Спросят ее: где твой бывший? «Да вот он, — ткнет она в патриарший календарь, — только зовут его теперь по-другому, он теперь преосвященнейший Нижнепудинский и Самозванский».

Отвратительная, как по мне, история и сам подход. Развод для священника — это беда и грех, а развод для будущего монаха — это добродетель и трамплин. «Все ради пользы церковной».

Точно так же и в церковной жизни в целом, заметьте. Главное — «ради церкви», главное — будь в церкви. Пей, кури, гуляй, «голуби́», грабь, унижай, превозносись — ничего, у нас «икономия», Бог простит, зато ты верный сын Церкви, не ушел. А вот если ушел, решив начать честную жизнь вне РПЦ, да еще смеешь критиковать свою бывшую «мать» — сразу тебе скажут: «во грехах родился весь да нас еще учишь?!»

Проблема поэтому не в частных грехах частных представителей клира РПЦ — не из-за этого уходят люди. Проблема системная, в краеугольных вещах. Церковное здание стоит на лицемерии, на двойных стандартах, на верчении канонами и Писанием по «икономиям» выгодополучателей в черных и белых клобуках. И в этой системе нет места равным правам и обязанностям, нет места «конституции», перед которой все равны. «Черные» пастухи все равно равнее «белых», попы равнее мирян, мужчина равнее женщины. И это не та Церковь, про которую Кто-то сказал, что в ней нет ни еллина, ни иудея, ни скифа. Боюсь, что и Самого Сказавшего там тоже нет…

Фото: stsl.ru

Публикации | Ошибка? Пятница,7:35 0 Просмотров:101
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.