» » Моя полиция меня бережет (окончание)

Моя полиция меня бережет (окончание)

30

112

Окончание, начало тут.

Удивительное

Было такое пару раз, что обращался я в полицию без особой веры, что чем-то они помогут. Работал я тогда учителем, нужно мне было иногда звонить родителям, жаловаться на бездельников и безобразников. Один их таких двоечников снял трубку сам, вздумал на меня наехать, попугать, чтобы не названивал я больше. Спорить я с ним не стал, а позвонил тут же 911, сказал, что звонок мой, вообще-то не экстренный, но… Ну, в общем, рассказал, в чем проблема. Тетка на той стороне внимательно выслушала, все записала, и сказала, что если не позвонит мне тот бедокур через пять минут с извинениями, позвонить им еще раз. Дала мне номер моего звонка, сошлитесь, мол.

И правда, пяти минут не прошло, как позвонил мне тот хулиган с извинениями, да еще с какими! Наврал, что трубку брал его брат, что он тут не при чем, что очень просит родителям его не докладывать и I promise to be good, то есть обещаю быть хорошим. И правда, до конца учебного года проблем у меня с ним не было.

Другой раз тоже случился, казалось бы, пустяк. Доставлял я пиццу. Было уж около полуночи. Нашел адрес, дом сейчас не помню, квартира восемь. Встретили меня заказчики возле подъезда. Какие-то «кот Базилио и лиса Алиса». Сразу мне не понравились. Похохатывая над моим акцентом, жрачку забрали, а как платить — шмыг в подъезд и дверь с кодовым замком за собою — щелк. Только я их и видел. «Шалите, ребята!» — подумал я и набрал 911. В те древние времена мобильником еще далеко не все пользовались, но у меня был: я тогда дома продавал — как без мобильника? Объяснил все дежурному, ответили мне, чтобы ждал.

И правда, минут через десять подъехала полиция. Без огней, по-тихому. Вылезли из машины два здоровенных черных парня с такими рожами, что, если б не форма на них, в жисть не подумаешь, что копы. Я и сам ростом не обижен, а этим двум до плеча едва доставал. Они как-то по-хитрому открыли входную дверь и сказали мне идти за ними. Поднялись на второй этаж. Лестница скрипучая, все там драное, мышами пахнет. Постучались они не в квартиру восемь, а в квартиру шесть. Словно наперед знали, куда идут.

Дверь открылась, один из этих громил руку в щель просунул, и того кота Базилио за ворот оттуда тащит. «Он?» — спрашивает. «Ну да, он, — говорю я. — И тетя та самая». А та лиса Алиса уж тут как тут. «Мы, — говорит, — пошутили, только что вот хотели выйти и деньги ему отдать». Те и слушать ее не стали. Вывернули у Базилио карманы, а оттуда, надо же, чуть не тыща долларов всякой мелкой купюрой на пол просыпалась.

Говорок у тех копов был — просто жуть. Мне впоследствии, в бытность мою учителем, случалось слышать, как хулиганы малышей запугивали, так то просто ангелочки были. У этих полицейских такой был блатной лексикон, и так они все это жутко выговаривали, что кот Базилио тот аж присел со страха. Отдали мне мои шестнадцать сорок пять, а того в наручники, и с собою забрали. Мне пояснили, что дурью он на улицах торгует, и чтобы я про все то забыл и шел себе дальше пиццу возить. Во как…

А как тут иначе?

Работал в то время, в нашем ресторанчике, студент местного универа, будущий адвокат. До того служил он в Панаме, в спецназе. Я рассказал ему, что слышал в новостях про то, как подошли полицейские к машине, на темной улице припаркованной. Там женщина молодая. Спит или неживая — кто ее поймет. Постучали, а она пистолет выхватила и шмальнула. Ну и получила обратку. Насмерть. Я все удивлялся — ну как, мол, можно! Не попала ж она?

«А в тебя когда-нибудь стреляли?» — спросил тот парень и, не дожидаясь ответа, оттянул ворот футболки. На плече у него был звездчатый шрам. Пояснил мне, пацифисту: «Я после того раза, пока на меня пистолет поднимут, ждать не стану. Уложу сразу».

Да… Так и полицейские. Не стоит с ними шутить.


Негативное

Это я к тому, что есть и к чему придраться. Я сам недоброго отношения к себе полицейских в моем городе не встречал. Так, курьезы лишь мелкие, посмеешься только.

Помню, тоже при доставке пиццы было. Приезжаю белым днем в райончик, не очень-то спокойный. Домик чумазенький. В таком заказчик, если поддат до веселости, может долларов и двадцать чаевых отвалить. Смотрю, машина полицейская чуть поодаль припаркована. Ну ладно, мало ли? А потом — мать честная! По обеим сторонам двери, куда мне постучаться надо, стоят, прижавшись спинами к стене, два белых копа. Увидели меня — один палец к губам прижимает, не шуми, мол, спокойно. Другой большим пальцем позади себя на дверь показывает — постучи, мол.

Ага!.. Счас! Нашли дурака! Вы уж, ребята, сами. У меня работа поспокойней. Слава Богу, подъехали тут другие «фараоны», стало не до меня. Я, вздохнув с облегчением, убрался.

А вот про другой, «с душком», случай читал я в Интернете. Писала черная женщина, переехавшая в наши края незадолго до того из Иллинойса. Поселилась она на севере города, в местах традиционно неспокойных. Вообще, надо заметить, Талса производит впечатление благополучного, даже богатого города, как-никак, в прошлом это «нефтяная столица США», немало здесь состоятельных людей, стоимость их имений порою переваливает не за один миллион.

Но есть и другая часть города, северная. Совсем недавно, лет пятнадцать, что ли, назад, Талса входила в десятку городов с наиболее криминогенной обстановкой. Даже какое-то специальное подразделение федеральной полиции здесь порядок наводило. На этих «северных» улицах чувствуешь себя не очень-то спокойно.

Так вот, поселилась та дама именно там. Не поладила она с сожителем, тот повел себя грубо, позвонила она в полицию. Приехали копы, да только ведут себя как-то не так. Выслушали ее, потом давай долго говорить с ее обидчиком, все осматривали его, нет ли каких на нем повреждений. В наручники его не брали. Расспрашивали о скандале соседей. Пострадавшая возмущается — что происходит? Забирайте его, это у меня фингал под глазом. А ей объяснили потихоньку: если, гражданочка, это вы разногласие затеяли, тогда мы и вас заберем, а, если выяснится, что вы фингал где-то еще раздобыли и теперь на этого джентльмена повесить его хотите, мы вас тем более заберем. А фингал, что ж… Вон мужик по улице идет, у него тоже фингал. Не звонит же в полицию, не беспокоит…

И поняла та тетя, что полицейские эти «поучить» ее хотят. Попугивают ее, намекают, что звонить им впредь по таким пустякам не надо, тебе ж дороже и обойдется. У них и так дел полно, чтобы с такой вот ерундой разбираться. Ты, тетя, сиди тихо. Вот прирежут тебя — тогда звони.

И уехала тетя обратно в свой Иллинойс. Оттуда и пожаловалась всем на несправедливку. Могло такое быть? А почему ж нет? Копов тех тоже можно понять.

Конечно, в новостях американских чего только про полицейских не услышишь. Зашкалит иной раз мужиков, наделают делов, то пристрелят кого, то придушат. Тогда население против них восстает, громит полицейские участки, грабят заодно магазины, машины богатые поджигает. Бывает. Потом все успокаивается. Пройдутся полицейские по домам бузотеров, и, если чека на покупку нового телевизора им не предъявят, вернут телевизор в погромленный магазин, а мародера в кутузку. Каждый раз одна и та же история. Непросто быть копом в Америке.

Эх!.. Поехали!

Это уже совсем другое дело — общаться с полицией на дорогах, когда эти ребята не просто посматривают, чтобы ты не нарушал, но и надзирают за тобой. Я знаю людей, которые, лет уж с сорок поводив обычную малолитражку, ни разу не были остановлены на дорогах полицейским. Не нарушаешь — езжай. У копа и права нет останавливать тебя без причины.

Другое дело — тракист. У него 75 футов длины и 80 тысяч фунтов веса. При скорости 70 миль в час ему надо с полкилометра, чтобы остановиться. Если такой водила как следует не поспал, представьте, что он может наворотить на дороге. Кстати, большинство перевернутых траков валяется на самых ровных местах. Раньше их было больше, теперь медики научились выявлять такую болезнь, когда человек непроизвольно засыпает от скуки.

Меня частенько спрашивают, а не опасно ли это, носиться по совсем пустынным порой дорогам, ночевать где попало, выходить из кабины темной ночью в местах, которых ты совсем не знаешь?

Профессия эта в Америке очень уважаемая, она как бы продолжатель ковбойской романтики, и не найдешь тут мужчины, что не мечтал бы и сам себя в ней попробовать. Недавно очень даже состоятельный человек в разговоре со мной признался, что и сам бы бросил все к чертовой матери и месяца на три записался бы в дальнобойщики. Тоже расспрашивал меня, не опасно ли?

Что тут скажешь? Вроде не случаются безобразия каждый день. Никто тебя с обрезом на дороге не остановит. Телефон теперь у всякого, и водитель очень часто вооружен. Но, что не опасно — не скажу. Пусть сами пробуют. У водителя не редкость на кармане более тысячи долларов кэша. Мало ли за что приходится заплатить на дороге? Несколько лет назад был убит русский тракист в Канзасе. Сидел на рэст эрии, месте для отдыха, они здесь каждые полсотни миль: травка подстрижена, столики и скамейки, сортир, обычно чистый. На иной рэст эрии и телевизор, и компьютер, что рассказывает про штат и про погоду, найдутся. И все это обычно без охраны, и ничего не поломано и на насрано в углах. Прямо как в Солнечном Городе из «Незнайки». Так вот тракиста того застрелили, а трак его обчистили. Видно, не было никого рядом. Это случай, о котором я сам слышал, другие водители, наверное, тоже могут такого понарассказать. Так что сами решайте, опасно или нет.

Раз сидел я на парковке в Чикаго. Попросили подождать, пока груз подготовят.

Индустриальный район, серый полдень. Жду. Идет какой-то черный парень. Что-то орет издалека. Я окно приоткрыл, прислушался. «Do not shoot! Do not shoot, please!» (Не стреляй, не стреляй!) Оказалось, обычный продавец залежалой порнухи. У них там, в Чикаго, надо издалека орать, чтоб в тебя не пальнули.

Недавно вот заехал я по 35-му с севера в Техас. Время позднее, спать охота, высмотрел стоянку для придорожных пикников. Один лишь бедолага типа меня там стоял. Я проехал вперед, к самому выходу, остановился, мотор глушить не стал — без кондиционера здесь помрешь — завалился спать. Где-то в 3:30 стук в дверь, такой нежненький, как проститутки на трак-стопе стучат. Посмотрел в зеркала потихоньку, я совсем один. Тот, второй, уехал. Стучат с пассажирской стороны, где совсем уж темень. Нет, думаю, это не ночные бабочки, те стоят в ночных огнях, себя показывают. Что там за зверь во тьме, я разбирать не стал. Одно ясно, не с добрыми намерениями просится. Соскользнул я за руль, отпустил тормоза, и укатил, как был в трусах, другую парковку искать.

Еще слышал от одного американца, как зарезали парня между фур в Онтарио, что не доезжая Лос-Анжелеса. Там TиЭй, или Travel America Center — ба-альшущие такие трак-стопы по всей стране. И заправка, и душ, и ремонт и куча мест для парковки, все как у всех, только куда больше. Сейчас там куда спокойнее — полно охраны, а в те времена напоминал тот трак-стоп Москву начала 90-х. Кто там меж траками только не шлялся, а от баб вообще записочку на стекло надо было вешать: Girls, please do not disturb. Там вот и случилось.

Вообще-то, не зная где и что, трудно себя обезопасить. Это я уж за двенадцать лет от берега до берега все основные дороги по многу раз изъездил, да и мелких дорог изъездил немерено. Не был лишь только в Монтане: с грузами там не очень. И не поеду без нужды. Потому что если ты въезжаешь в штат в первый раз, то загонят тебя на инспекцию, как пить дать. Там и пообщаешься с полицейскими вдоволь.

В кабине, на ветровом стекле у меня стоит такая коробочка, поменьше сигаретной пачки. На подъездах к Weigh Stations, или весовым станциям нависают над хайвеями особые мачты, над первой плиткой весов. Сенсор отмечает твой вес и всю твою информацию с коробочки считывает. Вторая мачта зажигает на твоей коробочке зеленый, тогда бормочешь «слава Богу!» и катишь дальше, или красный, тогда чертыхаешься и едешь под дотошные взоры.

Если за тобой грехов много и рейтинг безопасности у тебя низкий — держись. У меня с рейтингом все в порядке, я адвокатам полсотни долларов страховки плачу ежемесячно, чтобы меня отмазывать. И отмазывают. Уже не раз старались. И за скорость, и за то, что сигнал низкого давления в тормозах не работал.

Здесь так — если репутация у тебя плохая, тебя не только все время с проверками дергать будут, тебе грузов не дадут. Брокеры на рейтинг смотрят и, если им что-то не нравится, попросту отказывают. Недавно местной русской кампании пришлось просто закрыться — столько тикетов, штрафов то есть, нахватали. Открылись снова под другим именем. Не знаю, поможет ли? Хорошего мало. Тут уважение к тому, кто в бизнесе давно. Новичкам доверия мало. Полицейский, что приходил в мой офис с проверкой, рассказывал, что каждый месяц в Оклахоме открывается до семидесяти траковых компаний, больше половины из них умирают в первый же год, пять процентов лишь держатся по нескольку лет.

Верю. Казалось бы, где такие деньги еще намолотишь? Все, кто слышит, что от Сан-Франциско до Бостона бывает и по восемь тыщ за один прогон платят, начинают в голове чесать: что, мол, я на своей паршивой работе делаю? И пробуют. А там цена на топливо, налоги, поломки, штрафы, бессонные ночи. А тут еще друзья на рыбалку пошли, жена и дети дома одни, а ты сиди где-нибудь в Новой Англии на трак-стопе просто потому, что часы твои вышли и тебе положено день и ночь отдыхать, или просто потому, что груза нет. А если зима? Зимой летних денег не платят. Дороги во льду и снегу. Раз тебе «The road is closed. Take next exit» (дорога закрыта) и стой, пока не потеплеет или не расчистят. Может, и пару дней. Хорошо, если где-то в городе, а если в чистом поле? Как говорит мой другоян, эту работу надо полюбить, а я добавлю: как злую бабу.

Ну да ладно, я от полицейских отвлекся. Тут они тебе как члены семьи. В главном мы с ними сходимся — у них тоже работа собачья, и любят они ее, наверное, тоже как злую бабу. Ну представьте себе, сидит мальчишка полицейский в кустах темной ночью, замечает трак, что несется как черт, останавливает, и что? Видит он в нем косматую рожу с бородой веником, с ненавистью в глазах, с плохо сдерживаемым матом. В кабине у такого грязь, вонь. Разбирайся с таким вот.

Но, стоп. Совсем не все водилы такие. Жесткие и малоуступчивые на дороге, на парковках они совсем иные. Это ж просто смех наблюдать все эти сцены в двойных дверях. Бывает, и по целой минуте страшный мужик для тебя держит дверь, ждет, когда ты подоспеешь. В первую ты с благодарностью проходишь, а вторую уж для него открываешь. Это здесь — хороший тон. А уж если много водил враз идет, так тут целая катавасия. Я, помню раз, одну половину двери держу, какой-то черный парень — другую. Такие же водилы открыли и вторые двери, чтобы в них спокойно с благодарственными поклонами прошли индусы в чалмах.

Много тут всякого народа ездит. Тут и румынам, и индусам, и арабам, и нам — раздолье и заработок. Одному мексиканцу полицейский выписал штраф за незнание языка. На всю страну прославился.

Со мной полицейские отдыхают. Я — сама вежливость. Книжный английский с тяжеловатым акцентом, ковбойская шляпа, улыбка во всю рожу. «Ты, наверное, меня остановил, потому что хочешь, чтобы я тебе на губной гармошке сыграл?» — говорю я и тянусь за своей подружкой. «Нет, это инспекция. Мне нужны ваши документы на груз, страховки, регистрации…» — «Нет проблем, люблю инспекции, I’m a good guy! — я смотрю на него внимательно и спрашиваю: — Что-то личность мне твоя знакома. У тебя случайно брата в Оклахоме нет? В полиции тоже. Ну прямо вылитый ты. Остановил меня там недавно».

Вру я все. Никто с такой же рожей меня в Оклахоме не останавливал. Это прикол у меня такой. Теперь этот парень будет не про инспекцию моего трака думать, а про кого-то там в Оклахоме. Голова у него закипит, глядишь, и отпустит меня с миром. И работает! Эх… незадачливые! А мне такое — грех. Больше так не прикалываюсь.

Парнишка скоро тащит мои бумаги назад, а сам начинает ходить вокруг трака, смотрит шины, воздушные линии, просит меня помигать огнями, пожать на тормоза, погудеть моим паровозным гудком. Если найдет что-то серьезное, может и с дороги снять. Раз такой вот парень разглядел у меня опасную трещину в переднем колесе. Поставил меня на парковку, пришлось вызывать техничку, менять. Да тут и не обидишься, с таким колесом, я мог и жизнь через пару дней кончить. Так что — бережет меня моя полиция.

Они, вообще-то, как и все люди, разные бывают. Как-то въезжали мы с женой в Нью-Мексико возле Эль-Пасо. Болтали о чем-то, я знак Weigh Station только в последний момент увидел. Влетел на въезд и погнал к будке. А мне офицер в окошке: «Давай-ка на инспекцию».

Оказалось, я влетел к нам на превышенной скорости, за то и угодил в немилость. Вот уж там-то дотошный нам полицейский достался. Раскопал, что полных прав у моей супруги еще нет, так «Permit», что дает право только на вождение под надзором другого водителя, а она у меня водит, когда я и сплю. Раскопал, что какой-то там налог у нас не был заплачен… В общем, за все про все арестовал он нас на десять часов и посадил отдыхать на парковку. Вежливый был мужик, даже сочувствовал нам, переживал. Но записывал все, как машина какая-то. Сказал, что десять часов off service — cамое нежное, что он для нас может придумать.

Я подумал, это он так, успокаивает, не хочет, чтобы мы на него обижались. Есть у местных полицейских такая манера (чтобы их материли, что ли, меньше?): сказать, мол, достоин ты штрафа большего, но так как ты парень хороший, получай штраф поменьше. В некоторых штатах на дороге коп тебе штрафа и вовсе не выпишет. Ты его по почте потом получишь, из судебной администрации придет. А коп вроде и ни при чем: он только лишь нарушение записал.

Но вот, когда кончилась наша отсидка, я встретил совсем уж другое отношение.

«Время нашего ареста закончилось», — проговорил я, протягивая нашу бумажку в окошко.

И совсем уже другой полицейский, пожилой, с квадратной тяжелой рожей, презрительно бросил в ответ, чисто по-советски: «Это я буду решать, кончилось ваше время или нет. Что там у тебя? Ого, что он, обалдел? За столько нарушений всего лишь десять часов? Да у тебя на въезде была скорость 50 миль в час, а положено 25. Только за это тебе 500 долларов штрафа полагается. Да еще второй водитель с пермитом, а ездит по полной! Вы что там, в Оклахоме, с ума посходили? Да попадись вы мне, а не ему…»

Я человек выросший в России. К распеканиям привык. Стоял, слушал, не возражал, хотя такого злого дурака видел в первый и последний раз. По идее, я его за такие речи и засудить бы мог. Он проявлял явное неуважение ко мне, гражданину. Да только мне недосуг такой ерундой заниматься. Отпустил — и Бог ему судья. Нам работать надо.

Что это за наказание — десять часов off service? Я был свеж и бодр. Утро мое время. Они меня арестовали. Днем мне не спится, я чистый жаворонок, а тут теперь всю ночь ехать, до самого Сан-Диего. Груз-то надо вовремя привезти.

Так или иначе, а пришлось-таки моей жене сдавать на полные права. И это было совсем не просто. Ну не принимали у нее мужики экзамен, и все. То к тому прицепятся, то к этому. Хотя и признают: вот, повороты она проходит здорово, как никто другой у нас не проходил.

Так что ж ты, зараза, только и подумаешь.

На третий раз решили: все — к черту мужиков. Потребовали женщину экзаменатора. И та уже не придралась даже к тому, что на повороте заглох двигатель, поставила ей отличную оценку.

Что ж, и взятку полицейский, что ли, не возьмет? Небось, можно договориться? Как в России скажут: было б запечье, а тараканы найдутся.

Отвечу просто — не возьмет. Только предложи, попробуй, сразу в тюрягу загремишь. Тут взятку дать непросто. Мне случалось не раз уговаривать какого-нибудь завскладом разгрузить меня до времени. «Это не взятка, — пояснял я, предлагая сорок баксов, — это тип (чаевые) за ваше беспокойство и дополнительные усилия, за возню со мной». Слушали серьезно, и принимали всерьез, как тип. С типов взымается подоходный налог, и потому такая форма поощрения вполне законна.

Только к полицейскому с таким не подступай. Да и можешь ли ты ему предложить больше, чем он от приема взятки потеряет? У него не только вполне приличная зарплата, что растет с каждым годом. Не только гарантированная пенсия и почти бесплатная медицинская обслуга. У него и все родные его обеспечены бенефитами, включая даже и бывших жен, и детей от предыдущих браков. Да и желающих занять его место очень немало. На позиции пожарных и полицейских даже конкурсы, бывает, устраивают. И вовсе не всякого к этой профессии допускают.

Они к своей работе серьезно относятся. С ними лучше не шутить.

Раз у меня такой случай вышел. Заезжал я с севера в Канзас по какой-то малой, не основной, дороге. На весовой станции меня тормознули. Проверка всех бумаг. Посмотрели, все в порядке. «Счастливого пути!» И тут меня дернуло. «Хотите, — говорю, — историю вам веселую расскажу?» — «Давай».

С моими знакомыми это было. Собрались они на рыбалку, на сома. Вычитали, что настоящего, здоровенного сома надо ловить ночью, на половинку жареного куренка. Ну, нажарили куренков, поехали. Погода противная, ветер, холодно. В сумерках уж снарядили свои длиннющие спиннинги, куренков насадили, и куда-то в темноту забросили. Сидят. Ждут. Поклевок нет. Вдруг как одну удочку потащит, да так резво, едва ухватили. Тянут. Тяжело. Здоровый, видно, сомяра, попался, упирается. То один возьмется, то другой. Подводят уже к берегу, большое, черное… Вдруг оно как из воды выскочит, да как побежит!

Оказалось, собака. Пес тот бродил напротив них по отмели, ему куренок и прилетел. Он его цап, да и попался. Они тянут, а он и гавкнуть не может.

Когда я эту историю рассказываю, все обычно ржут. Хоть и жаль пса-страдальца, а смешно, куда уж денешься? Но полицейские те даже и не усмехнулись. Один из них потянулся за блокнотиком и спросил: «Когда это было? Где? Были они трезвые?»

С трудом мне удалось убедить их, что слышал я это с третьих уст, что было давно, и что, может быть, все это и не правда.

Больше я полицейским анекдотов таких не рассказывал.

Они на дорогах и на всяких других дежурствах для того, чтобы работать, а не чтобы всякие байки шоферские слушать. Я знаю — случись что, они тут же примчатся. Замигают своими огнями, понесутся со свистом, порядок наведут. Потому и спокойно протекают мои долгие рейсы, потому и не волнуюсь я за свой груз. Теперь у копов электроника, прекрасная связь, беспилотники и даже вертолеты. Поди от них удери. Ушли в прошлое лихие времена, я их, слава Богу, и не застал.

Любят в Америке дальнобойщиков. Вот вам картинка: Канзас, самая глубинка. Дорога — две полосы. Гроза, как из ведра дождь. Небо грохочет, по каналу погоды предупреждение о возможном торнадо. Я уже почти добрался до места. Вижу сзади меня другой трак. Спрашиваю по радио: «Браток, не знаешь, где тут на ночь встать?» Отвечает: «На втором светофоре поверни направо, через пару кварталов будет заправка. Она не для траков, но там проезд, позади заправки парковка».

Нифига себе описание! Ночью в дождь так к кому-то и во двор заедешь. Вот переполоху-то будет! Пробираюсь, нахожу. Встаю. Где я, что за место? Бог ведает. Утро чистое, свежее. Иду посмотреть, чем тут кормят. Впереди меня ковыляет старичок в старой ковбойской шляпе, которая теперь уж ему велика, потому что он весь как высох. Еле ноги переставляет. Я помогаю ему с тугой дверью. Человек с десять ковбоев внутри встречают его радостно: Bill, you’ve made it! То есть добрел до их сборища, жив еще курилка! Не оставляют без внимания и меня, усаживают с собой, расспрашивают, откуда, куда, все с добрыми рожами, понимающими улыбками, говорят Welcome to our town! (добро пожаловать в наш городок). И ни у кого мутных глаз с похмелья.

Ускользнув от теплых жен, они собрались здесь, чтобы начать общим завтраком свой день. И увидишь такую компанию поутру и в Айове, и в Техасе, и в Небраске, да и по всей моей ковбойской стороне. Утром они здесь, в кафешке на бензоколонке, в субботу с женами и детьми на бейсболе, в воскресенье в церкви. И местный полицейский среди них. Это моя компания, мои братаны. Мне среди них легко.

***

По данным ФБР, в 2019 году при исполнении служебных обязанностей погибли 89 офицеров полиции.

48 из них пали жертвой преступной деятельности.

41 погиб во время проведения дорожных инспекций и в ДТП.

Вечная вам память, стражи закона.

Публикации | Ошибка? Воскресенье,7:35 0 Просмотров:66
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.