Христос в темнице

88

674

Публикуется в поддержку Юрия Дмитриева

«Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают. И делили одежды Его, бросая жребий» (Евангелие от Луки 23:34).

В прошлом году я побывал на Соловках.

Несмотря на то, что я с детства знал о несправедливых репрессиях, именно там я воочию увидел историю нашей страны как постоянную борьбу зла с добром. В соловецком монастыре, уже почти полностью восстановленном, со сплошь золотым иконостасом, я ходил по камням, только-только отмытым от крови десятков тысяч невинно осужденных и преданных смерти сограждан, и думал: а какую память они сами сочли бы достойной?

В разные эпохи на стенах храмов изображали императоров как заступников и защитников церкви, воинов, со сценами из их житий, и так далее. Захотелось представить, какие образы могли быть уместны на Соловках, после всего, что здесь было. Под конец путешествия возник и более трудный вопрос: какой тип традиционной иконографии Спасителя мог бы считаться наиболее актуальным для нашего времени? Как написать такой образ?

Я вернулся, но вопрос остался. Кто Он для нашего времени? Каков Он для нас после миллионов смертей в тоталитарных режимах? Для нас, сейчас и сегодня мирящихся с попранием справедливости, с осуждением и пытками невинных на наших глазах?

Было абсолютно неясно, каким должен быть этот образ. Было понятно только, что он должен вырастать из традиции, и не должен быть надуманным. Для меня было важно создать образ, который бы обращался к человеку моего времени и моей страны.

Оказалось, что искать надо было в прошлом: образ Христа в темнице, особенно распространенный в России в XVII веке. Один из наиболее ярких его примеров — в Спасо-Преображенском соборе Новоспасского монастыря в Москве. Там в толще стены была устроена темница, с крошечным окном с железной решеткой, и резное изображение сидящего Христа.

Скульптуры Христа традиционно размещали в маленьких деревянных «темничках» с решетками, а находящаяся в Вологодском музее-заповеднике скульптура даже прикована к столбу каторжной колодкой. Такая иконография есть не только в скульптуре. Есть и иконы, где Он не грозный судия, а беззащитный, сострадающий и скорбящий человек. Думаю, что это, возможно, вообще самый драматичный образ Христа в искусстве. Его уже осудили, Он сидит в темнице перед путем скорби на Голгофу, с минуты на минуту придут римские солдаты и поведут на распятие.

В моей работе мне хотелось объединить трехмерность скульптуры с условностью иконописи, поэтому к иконе я добавил массивную раму с решеткой, как часть стены темницы. Для иконной доски и для рамы были взяты доски, просоленные и обкатанные морем, а для решетки я использовал реальные прутья металлической арматуры.

Именно такой образ мне показался созвучен тем ощущениям, которые все больше становятся нашей реальностью, — не только на Соловках, но для каждого лично. Ощущениям ежечасного попрания справедливости и постоянного навязывания физической несвободы, внешней и внутренней, — которую мы в последнее время все чаще видим и в государстве, и в церкви, которой все больше волей-неволей заражаемся сами.

Христос в темнице, 2020. Филипп Давыдов. Дерево, энкаустика, арматура, 40*28 см

Посмотреть икону в цвете можно по ссылке.

Публикации | Ошибка? Понедельник,18:35 0 Просмотров:117
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.