» » Священник Константин Корепанов: Если человеку не важны ни патриарх, ни епископы — это больно

Священник Константин Корепанов: Если человеку не важны ни патриарх, ни епископы — это больно

49

391

На телеканале «Спас» состоялась беседа с клириком Успенского храма города Верхней Пышмы, духовником Екатеринбургской духовной семинарии священником Константином Корепановым. Тема беседы была посвящена недавнему решению екатеринбургского митрополита Кирилла (Наконечного) об отлучении от церковного общения последователей схимонаха Сергия (Романова).

Корепанов приводит интересное сравнение: он считает, что «отлучение от Церкви, запрещение в священнослужении или извержение из сана всегда является последним элементом, последним действием, чтобы определить: человек в Церкви или нет»:

«Если человек спокойно рвет свои связи с Церковью, ему не важны ни Патриарх, ни епископы, ни братья, он нарушает все устройство Церкви, — это больно. Кто знает, может, он покается и спасется; Бог милостив. Владыка [митрополит Кирилл] в своем письме об этом писал: больно, когда человек, которого ты считал братом, оказывается, не брат. Ты думал он свой, а он не свой. Ты думал, для него Христос так же важен, как для тебя, а ему не важен твой Бог, у него есть свой. Вот это больно.

Любой отец в качестве наказания может поставить своего ребенка в угол, выставить его за дверь, если он что-то сделал плохое. Например, подросток поднял на мать руку. Отец, видя это, выставляет ребенка за дверь, а ребенок говорит: «Да пошли вы». И уходит. Это больно. Больно не то, что он на мать руку поднял, а то, что он уходит. Оказывается, мы для него чужие люди, мы ему не очень дороги на самом-то деле — вот где горе. А если он свой, он осознает, что случилось, и начинает стучать: «Пустите меня обратно, я хочу…»

Церковь — это как семья. И вот это выставление за дверь приводит к тому, чтобы понять: человек все-таки наш или не наш? Потому что наш испугается, оказавшись без Христа, без Церкви, без Бога. Не наш — даже ничего не почувствует. И тогда горе. Не этому человеку горе, а мне горе, потому что переживаешь страшное потрясение. Я не знаю, как это передать, это надо прожить.

Люди, которые собираются на какие-то манифестации, устраивают митинги, флешмобы, даже не прикасались к той боли, которую испытывает Церковь, когда человек, который считался частью Церкви, вдруг из нее уходит. Это горе, о котором плачет Бог, когда человек ставит себя за Его пределы и говорит: «Знаешь, а Ты мне, собственно, не нужен. У меня все есть». Это тяжело. Размышлять над этим больно. Насколько я знаю по своей среде священников, никто не хотел бы сейчас сидеть на моем месте. Никто не хочет об этом говорить, потому что это больно. Мы же с ним вместе из одной Чаши причащались, понимаете? Мы же одно тело, и вдруг оказывается, что нет, потому что человек говорит: «Да не нужно мне все это, у меня все свое есть». Уже не наше, а свое. Вот это все переживают одинаково, и владыка так же переживает, и в письме он дал это понять. И священники, с которыми я говорил, так же переживают. И никому не хочется думать об этом, говорить, потому что он брат наш, а оказалось, что мы ему никто, мы ему не нужны, мы ему не братья, он не хочет нас видеть в числе братьев. Это боль и печаль», — посетовал о. Константин.

Запомните это, неразумные подростки. Церковь — это семья. В этой семье отцом является патриарх, подотцами — архиереи, подподотцами — священники. А все, кого наказывают отлучением, извержением и подобным — это неразумные подростки, поднявшие руку на «мать»-РПЦ, которых могут не только в угол ставить, пороть по попе, но и за дверь выставлять.

Вот только аналогия дальше не работает — если священника извергли из сана, то, как бы он ни умолял, ни рыдал в подол рясы своего отца-патриарха или подотца-правящего архиерея, сан ему не вернут, перстень сыновний не наденут, тельца упитанного не заколют, а возьмут только в слуги-наемники, и тот же Романов это понимает — в РПЦ больше духовником и игуменом, клириком ему не бывать, даже после потенциального искреннего покаяния, максимум — последним монахом на конюшне в глухом монастыре, грехи замаливать. Этим РПЦ отличается от отца из евангельской притчи Христа.

И еще запомните: если вам не нужны патриарх, архиереи и прочие подотцы — то в этот момент где-то рыдает от боли и печали один патриарх и множество архиереев…

Фото: patriarchia.ru

Публикации | Ошибка? Вторник,12:00 0 Просмотров:56
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.