» » Психология и улыбка Андрея Конаноса против мрачной бородатости жрецов

Психология и улыбка Андрея Конаноса против мрачной бородатости жрецов

10

437

Как-то в комментариях на фейсбуке одна православная благочестивица так отреагировала на снятие сана популярным проповедником греческим архимандритом Андреасом Конаносом: ну, мол, понятно сразу было, что к этому шло — недаром его продвигал либеральный «Правмир»! Когда же даме указали на то, что Конаноса активно публиковал и самый что ни на есть консервативный официальный ресурс «Православие.ру», дама была шокирована, утратив весомый аргумент в свою пользу.

Вот и этому самому консервативному «Православию.ру» теперь нужно «отмазываться» от Конаноса, но делать это приходится осторожно — нельзя ведь его однозначно «разоблачить» и осудить — сами же его продвигали в качестве полезного источника православной проповеди.

И вот сегодня публикуется на сайте подходящий материал, за авторством известного консервативного священника Валерия Духанина.

Духанин воспринимает уход Конаноса из священства как «боль», разрыв, влекущий за собой только «горечь и скорбь» и более ничего хорошего:

«Несчастью невозможно радоваться. Поэтому нет нам радости в том, что проповедник „радостного христианства“, учитель выхода из всевозможных жизненных кризисов, наставник преодоления конфликтов так легко расстался с пастырским служением», — пишет Духанин.

Отец Валерий не может осуждать бывшего архимандрита (надо же честь «Православия.ру» сохранить), он делает еще хуже — он его жалеет:

«Кто-то поспешил хвалить Андрея (Конаноса) за „честный и смелый поступок“, в котором он „искренне, по совести“ поступил. Кто-то поспешил ругать за „предательство“, утверждая, что „так мы и знали“, что этот „либерал в рясе“ уйдет. Ни та, ни другая позиция нам не подходит. Ибо на наших глазах случилась, прежде всего, глубокая жизненная трагедия, последствия которой еще мало кто осознал. Хвалить за это невозможно, а ругать бессмысленно. Самого отца Андрея мы можем только жалеть, нам стоит усиленно молиться о нем, но сам его шаг снятия с себя священного сана мы вряд ли можем одобрить».

Духанин объясняет, почему Конаноса можно только жалеть (да потому что у нас на Руси издавно принято жалеть «несчастных», лузеров и неудачников):

«Ибо не было в истории ни одного священника, сложившего сан, или монаха, отказавшегося от монашеских обетов, которые благодаря этому стали бы счастливы. Мир, поглощая бывшего служителя Церкви, как правило, уничтожает в нем остатки талантов, дарований, каких-либо добрых начинаний. Хотелось бы надеяться на исключения, но известные случаи представляют картину печальную».

Вот так, одним росчерком пера — не было и быть не могло. Даже пример женившегося бывшего архимандрита Федора Бухарева не в счет, даже пример священника Сергия Дурылина — великий талант которого может отрицать только предвзятый или недалекий человек, — тоже не считается? Не говорю уже о немалом количестве моих знакомых бывших священников и иеромонахов, которые счастливы в браке, у которых семья, добрая честная жизнь, и с талантами все в порядке. (Да и я не считаю себя несчастным и не рыдаю по ночам, мечтая вернуться под омофор архиерейский.)

Нет, все как в анекдоте: «сказано в морг — значит в морг». Хоть еще и ножки дергаются, и сердце бьется, и улыбка радостная на лице — не верьте, это труп, жалейте его (и плевать, что ваша жалость унизительна и брезглива на самом деле). А если человек все равно считает себя счастливым — тем хуже для него.

Далее Духанин рассуждает про искушения, в которые впадает монах, слишком много времени тративший на сидение в соцсетях, ведение передач, написание статей (ой, сколько у нас на Руси таких монахов — некоторые вообще на сцене с попсой выступают, в туры ездят, а некоторые не вылезают из соцсетей, перемывая кости своим недругам…).

Особенно забавно выглядит «физиогномический» анализ Духанина: мол, посмотрите в глаза уженеархимандрита Андрея — совсем там духовность потерялась:

«Отказ от священного сана предустраивается предыдущими искушениями, но и сам этот отказ производит в душе катастрофические перемены. Сравните фото Андрея (Конаноса) в его Инстаграме до снятия сана, пусть и с укороченной бородой, но пока еще в подряснике, и фото после снятия сана, в рубашке с коротким рукавом, вроде бы с той же улыбкой. Вы увидите другое лицо, другие глаза, в которых что-то совершенно иное, без той внутренней глубины и содержания, которые были совсем недавно. К сожалению, мы видим другого человека, которого прежде не знали».

Мы не раз тоже предлагали такой эксперимент: возьмите наших знаменитых батюшек или архиереев, во всем их благолепии и брадолепии — и представьте их обритыми, подстриженными, в пиджачках или футболках (какого-нибудь сладчайшего протоиерея Артемия Владимирова или самого патриарха Кирилла) — и вы поразитесь, что эти мужики ничем не отличаются по виду от слесарей, сантехников или бизнесменов, только лишь упитанностью и лощеностью. Опять вспоминается анекдот про крысу и белку и роль шубы для имиджа.

А еще возмущает Духанина, что в заявлении Конаноса «нет и намека на внутреннюю боль, хотя бы на малейшую горечь расставания со священным саном»:

«Эта горечь есть у нас, читателей его книг, слушателей его проповедей. А у него по-прежнему улыбка. Неужели проповедь о радостном христианстве и искоренении в себе чувства вины в итоге обернулась таким легким расставанием со Священством без малейшей тени грусти и сожаления? Не получилось ли так, что увлечение современной психологией нивелировало в душе пастыря чувство сакрального и священного?»

В общем, как он смеет, негодяй, улыбаться, когда мы так обломались — рекламировали его статьи и книжки, а теперь вот страдай из-за отступника, имидж нам попортил!

Ну и конечно во всем виновата психология — увлекся, мол, архимандрит психологией — и покатился под откос:

«Многими было замечено, что творчество Андрея (Конаноса) включало в себя значительную долю психологии. Мы избегали строгости в этом отношении, с радостью читали и слушали беседы архимандрита Андрея. Мы надеялись, что в данном случае перед нами пример удачного совмещения сугубо церковного опыта жизни, знания святоотеческой традиции и опыта светской, мирской психологии. Теперь очевидно, что мы ошибались. Мирская среда отняла у нас того, кто некогда вышел из мира и посвятил себя Богу. На правах захватчика мирская среда отнимает лучшее, как только видит, за что зацепиться».

И напоследок Духанин нагнетает пафоса:

«Когда-то ради сохранения священного сана жертвовали жизнью. Шли на расстрел, по суду „тройки“ становились к стенке. Верность Священству простиралась до полного самозабвения, до отказа от своего душевного или телесного комфорта. И разрезающий воздух свинец, беспощадно вонзаясь в плоть священнослужителя, не мог убить в нем его бессмертного духа. Верность Церкви возводила на эшафот, но и при этом от священного сана не отказывались».

Батюшка Валерий не понимает, что он путает христианство с клерикализмом, остается только (в его стиле) пожалеть его.

А еще наши батюшки понимают, что психологи и психотерапевты — основные конкуренты духовникам, и в XXI веке батюшки начинают заметно им проигрывать:

«Поступок Андрея (Конаноса) — это огромный урок всем нам. Прежде всего священникам, которые занимаются публичной проповедью, выступают в СМИ, профессионально и кропотливо ведут свои социальные сети и блоги, а еще погружаются в мирскую психологию, отложив в сторону святоотеческий церковный опыт жизни. Мы очень сильно рискуем. Мы можем так же отпасть, как и Андрей (Конанос). Если отпал он, то, значит, можем отпасть и мы. Поэтому стоит вспомнить, что вовсе не ради блогов, лайков и психотренингов мы принимали служение Господу.

Если ты, священник, видишь, как возрастают числом твои подписчики, как твои посты и фотографии облепляются многотысячными лайками, и при этом внутри у тебя появляется сладкое чувство, то ты в самообольщении. Твоя уверенность в себе завершится так же, как сейчас случилось с Андреем (Конаносом). Если ты начинаешь встречать постоянные восторги и похвалы и тебе открыты все двери, то берегись — рядом искушение. Если, закончив свою ежедневную суету у ноутбука, ты падаешь в кровать, ибо молиться нет ни сил, ни желания, то скоро благодатная помощь покинет тебя. Если ты забыл про духовника и искреннюю исповедь, зато изучил психологические трюки, думая, что в две минуты исправишь чью-то жизнь, то здесь тебя поджидает падение».

Лучше бы отец Валерий это проповедовал тем батюшкам, которые увлекаются не психологией и лайками, а духовничеством, приемом паломников и услаждаются своим «старчеством» — вот кого давно благодатная помощь покинула. Но нет, такие священники у нас процветают — они же не сняли драгоценный священный сан, наоборот — он им отлично помогает калечить и убивать души тысяч «подписчиков» и «мироносиц». И «сети» таких духовников находятся не в интернете, а в монастырях, храмах, в исповедальнях и кельях.

И напоследок хочется еще раз отметить: уж лучше психология, чем духовники, лучше рубашка, чем душная ряса. Лучше быть свободным улыбающимся человеком, чем адептом такой религии, которая не позволяет тебе улыбаться без благословения ее бородатых мрачных жрецов.

Публикации | Ошибка? Вторник,10:55 0 Просмотров:87
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.