» » Как в Астрахани детские слезы выдвинули родителей на борьбу против цифровизации образования

Как в Астрахани детские слезы выдвинули родителей на борьбу против цифровизации образования

29
29 июня Министерство просвещения опубликовало для обсуждения проект постановления правительства, по которому с 1 сентября 2020 года и до конца 2022 будет в ряде регионов будет проводиться эксперимент "по внедрению целевой модели цифровой образовательной среды (ЦОС)". В пояснительной записке утверждается, что эксперимент проводится для использования ЦОС на постоянной основе на всей территории России.

Астраханская область вошла в список экспериментальных регионов, и это сразу же вызвало волну недовольства родителей и детей, достаточно настрадавшихся от удаленного обучения во время режима самоизоляции.

Возмущенные родители уже буквально на следующий день обратилась в Астраханское отделение РВС с просьбой помочь им и оградить детей от участия в эксперименте по цифровизации образования.

Родители по-разному видели ситуацию. Одни считали, что эксперимент ЦОС является элементом дистанционного обучения (ДО), или же неизбежно приведет к нему. Другие родители думали, что всё дело исключительно в деньгах, а контент будет платным. Что бедным и многодетным семьям контент окажется не по карману, и что дети из таких семей получат некачественное образование и не смогут поступить в вузы.

Многодетные семьи откликнулись одними из первых, и проявили себя наиболее активно и дружно. Их опасения были очень конкретными – родители беспокоились, что не смогут платить не только за контент, но и за множество гаджетов, которые им нужно будет приобрести для каждого ребенка из их больших семей. Но даже многодетные семьи не считали, что всё дело только в замаскированном переводе на платное образование. Читая документ проекта ЦОС, они чувствовали, что в нём содержится что-то еще – что-то зловещее.

Другие родители, глубже вчитавшиеся в документ, понимали, что дело не только в деньгах, что речь тем или иным способом идет о сломе последних остатков человеческих отношений в образовании – о расчеловечивании.

Все родители, и группами и поодиночке, стали писать письма в региональное и федеральное министерство образования, а также в другие инстанции.

Так, одна из таких групп – незарегистрированное региональное общественное движение «Активные многодетные мамы Астрахани», возглавляемое Риммой Галиуллиной – собрала более тысячи подписей.

Активистки одной из школ области собрали 191 подпись под письмом против участия в эксперименте и передали его в региональный Минобр. Кто-то собирал по 20-30 подписей.

Активистки добились встречи и с заместителем министра образования области, и с самим министром. На встрече они услышали от чиновников, что якобы те тоже против дистанционного обучения, что ЦОС — это не «дистант», а только оснащение школ современными гаджетами, высокоскоростным интернетом и прочими благами цивилизации. Кроме того, чиновники подтвердили, что эксперимент носит добровольный характер и что если какая-либо школа откажется(!) от его проведения, то эксперимента ЦОС в этой школе не будет. Но тогда это учебное заведение лишится всех многочисленных благ в виде гаджетов, которые были приобретены на деньги, отпущенные на эксперимент. И всё это добро будет передано в другую школу, где учатся дети, чьи родители «шагают в ногу со временем» и ценят высокоскоростной интернет.

Некоторые из родителей, услышав, что ЦОС не равен «дистанту», и что их дети за счет эксперимента еще и что-то получат, поверили чиновникам. А скорее им захотелось в это поверить, или, может быть, показалось удобнее поверить.

Но другие родители не поверили чиновникам, потому что хорошо помнили слезы своих детей во время вынужденного дистанционного обучения.

Я думаю, что родители помнили то, с какой радостью их дети ходили в школы, как они восхищались своими любимыми учителями, как радовались общению со сверстниками. И то, что всего этого их лишили и заперли в четырех стенах, усадив за компьютер, за которым они тупо сидели, ничего или почти ничего не понимая. Дети плакали, дети просили своих родителей написать Путину, чтобы он пустил их в школы. Чистые детские слезы будоражили души родителей и жгли их сердца. И сердца загорелись, а родители — пробудились! А пробудившись, они сказали сами себе, что сделают всё возможное и даже на данный момент невозможное, чтобы никогда больше такого не допустить.

Так вот именно эти родители, не добившись от чиновников решения об отмене эксперимента, решили обратиться к политикам. Родители стали читать партийные сайты и обнаружили, что политики в основном безмолвствуют. Кто-то, конечно, слегка воспротивился, а кто-то даже наоборот, слегка одобрил эксперимент, знакомо представляя его лишь как получение школами гаджетов и высокоскоростного интернета. Родители не стали лезть в межпартийные распри – они детей своих защитить хотели, а не политикой заниматься.

И вот тогда они обратились в РВС. Нашли где-то социальных сетях мой номер телефона, как председателя совета регионального отделения, и позвонили. Они настаивали, чтобы встреча состоялась как можно быстрее, что потом может быть уже поздно и что это чрезвычайно важно.

Я даже не стал спрашивать их, о чем они собираются с нами говорить, потому читал местные СМИ и знал о родительском протесте против эксперимента ЦОС. Я не ошибся. Родители передали мне неподписанное письмо, в котором просили нас помочь им добиться отмены эксперимента и «включить их в РВС».

Но по факту это не мы их «включили», это они нас «включили», по крайней мере, меня. Другие члены нашего отделения «включились», возможно, уже раньше и без помощи родителей. А вот меня «включили» именно родители.

Мы создали свой чат в WhatsApp «Антидистанционка», организовали онлайн-флешмоб «Астрахань против ЦОС», где родители фотографировались с плакатами, на которых они выражали свой протест против цифровизации образования, и стали изучать документы о проведении эксперимента.

Поначалу мне казалось, что всё это как-то не вполне серьезно, что какое-то НКО продавило этот странный и запутанный документ, что чиновникам не нужна лишняя головная боль реального внедрения ЦОС, что они там что-то распилят, а внедрят лишь формально, для галочки и «чтобы не нарушать отчетности».

Но некоторые члены нашего отделения «фишку срубили» практически сразу и отнеслись к эксперименту предельно серьезно.

Для меня все стало проясняться, когда я прочитал статью Павла Расинского «Клетка дистанционного образования», опубликованную в газете «Суть времени» №385.

Из всех отделений нашей организации, входящих в Бюро Юга, только в нашем регионе проводится эксперимент по внедрению ЦОС, но наши товарищи из других отделений сразу же активно включились в информационную кампанию против цифровизации образования и дистанционного обучения. Они взяли множество интервью по этой теме. написали статьи, которые опубликовала газета «Суть времени» и информационное агентство Красная Весна. Было проведено два онлайн-дискуссионных клуба по этому вопросу, в одном из которых принял участие Павел Расинский. Мы почувствовали поддержку наших товарищей, мы поняли, что не одни, и что товарищи тоже осознают всю пагубность эксперимента ЦОС, которую сначала попытаются внедрить в Астрахани и еще в 13 регионах, а потом это расширят на всю страну.

Мы решили, что достойный ответ на вызов под названием ЦОС должен быть сформулирован и дан на круглом столе, организаторами которого, должны выступить сами родители, конечно же, совместно с региональным отделением РВС.

К круглому столу были подготовлены доклады, в которых рассматривались последствия внедрения ЦОС, в том числе физические и психологические, давалась правовая оценка документа, регламентирующего проведение эксперимента, а также предлагались пути противодействия цифровизации образования с помощью управляющих школьных советов.

И мы провели наш круглый стол! Кроме участников – тех самых активистов, которые обратились к нам за помощью, и которые должны были в ходе дискуссии выработать резолюцию, мы пригласили экспертов, регионального министра образования или его представителя, гостей и СМИ.

За час до начала мероприятия региональное Министерство образования по электронной почте извинилось и сообщило, что не могут, к сожалению, принять участие. Более того, за 10 минут из министерства позвонили лично, извинились, и добавили, что пригласят меня как председателя общественной организации на личную встречу с министром после того, как он поправится. Министр буквально накануне заразился коронавирусом, о чем сообщили местные СМИ.

Для нашего мероприятия нам удалось найти эксперта-юриста. Мы разослали пресс-релизы во все местные СМИ, в том числе и в паблики и группы в соцсетях. Однако, пришел только один видеоблогер, которого пригласила одна из гостей, лично с ним знакомая.

Но мы изначально не особо и рассчитывали на внимание СМИ, так как помнили, что местные СМИ, подобно некоторым родителям, захотели поверить заверениям чиновников о безвредности и чуть ли не благости эксперимента ЦОС. Понимали мы и то, что чиновникам Минобра не захочется приходить на наше мероприятие и что им гораздо удобнее чувствовать себя хозяевами на «личной встрече».

И, тем не менее, работа нашего круглого стола стала нашим триумфом!

Это был наш успех! Он открылся 28 августа, в праздник Успения Пресвятой Богородицы. Мы не подстраивали специально наше мероприятие именно к этой дате.

Успеха добились своей активностью сами родители еще до круглого стола, еще до обращения к нам. И именно поэтому в Астрахани чиновники, в отличие от, например, чиновников Кемерова и Новосибирска, не рискуют заигрывать с темами какого-то там «частичного дистанционного обучения». Аналогично чиновники, как мне кажется, не особо наглеют и в Алтайском крае, где родители создали мощную группу в соцсетях с большим количеством подписчиков и просмотров.

Успеха добились и в школе, в которой была собрана 191 подпись против ЦОС, и в школе, где учатся дети общественницы — многодетной матери. Эта школы не вошла в эксперимент ЦОС, и, я уверен, не случайно.

На круглом столе было зачитано четыре доклада, которые нет смысла пересказывать, так как они будут выложены в нашу группу в «ВКонтакте» «Астрахань. РВС».

Но все же хочу специально отметить доклад об общественных школьных советах. Я считаю, что за ними будущее, что без них мы не сможем победить все мерзости расчеловечивание, внедряемые в наше образование.

Доклады были необходимы, в них был дан наш интеллектуальный ответ на внедрение ЦОС. Но дело не только, и не столько в докладах. На круглом столе было явлено определенное объединение Духа людей. Во время чтения докладов гости вставали с мест, кто-то подходил к столу, кто-то просил слова. Никто друг друга жестко не перебивал, модератор четко по плану вел мероприятие, но все или почти все вставали и говорили, говорили, говорили. И не могли наговориться. Объединенный Дух как будто бы витал над столом с участниками. Дух как будто бы охранял круглый стол, он как будто бы не пустил на него всякую «нечисть».

На мероприятии не было ни одного провокатора — все были настроены позитивно и конструктивно.

То, что эксперимент ЦОС категорически неприемлем, было совершенно очевидно для всех участников и гостей мероприятия. А вот вопрос о том, как именно с ней бороться, вызвал обсуждение.

Сомнения эти были двух типов. Первые — это общие сомнения, продиктованные тем, что люди вообще не привыкли бороться против таких вызовов.

Сомнения второго рода касались предложенной работы через советы, в формировании которых мы намерены принять самое деятельное участие. У некоторых участников уже был печальный опыт работы в советах. Но только это были другие советы, образованные властями, задававшими правила игры. Родителям в этом общегородском совете дали лишь небольшое количество мест, а остальные места были, как они считают, распределены между директорами школ и чиновниками. В такой «игре» родители в принципе не могли выиграть.

На это мы дали четкий ответ. Мы сказали, что не собираемся играть в подобного рода игры, где «в колоде восемь тузов и все карты крапленые».

Мы сказали, что будем играть только по правилам, нас устраивающим, только в рамках закона.

Мне показалось, что дух сомнения и слабости всё же был изгнан (хотя бы частично) из некоторых сердец.

Мы все вместе решили, что на данный момент мы можем добиться отмены эксперимента по внедрению ЦОС только в каждой конкретной, отдельно взятой школе. Родители этих школ должны будут сформировать управляющие советы, мы им в этом поможем, а если они нас пригласят, то мы войдем в эти советы.

Для начала мы думаем взять две школы: в одной из них уже сейчас родители сумели сплотиться и тем самым, возможно, и заблокировали проведение эксперимента в их школе. А вторую школу — ту, в которой эксперимент всё же будет проводиться.

Не надо думать, что в первом случае всё будет гладко, а мы лишь будем отрабатывать методы взаимодействия с этим школьным советом.

Уже после мероприятия местные СМИ написали о планах по карантинизации классов. Мы не утверждаем, что эти планы окончательно сформированы, но все же они же уже опубликованы. Речь идет о том, что в случае, если хоть один ученик класса заразится коронавирусом, то весь класс отправляется на карантин на две недели на дистанционное обучение. Через 10 дней у учащихся возьмут тест и только в случае отрицательного результата данный ученик пойдет в школу.

Мы не против разумных карантинных мер, но надо отметить несколько требований.

Первое: все тесты должны быть взяты именно на десятый день и ни днем позже!

Второе: они должны быть все готовы к четырнадцатому дню карантина. И ни днем позже! Чиновникам надо решительно объявить, что если они не могут всё это организовать, так и не надо вводить. А если уж ввели, то пусть четко исполняют эти правила. Чтобы не было вот этой игры «в дурку» — «а вот мы не успели», а «вот нужен повторный анализ». А на практике подчас результатов этих анализов могут ждать и по две-три недели, а потом еще и повторно. Этого быть не должно!

Третье: жесткость карантинных мер для школьников не должна превышать жесткость карантина для трудовых коллективов. Родители не бездельники, они работают и прекрасно видят, как именно соблюдается карантин для взрослых работников. Они понимают, что власти не смогут прокормить всех безработных и мягко «оптимизируют» карантинные меры.

Эти родители зайдут в интернет и прочитают там, например, что летальность от ковида у детей до двух лет — около 0,01%. Летальность от этого заболевания у детей в возрасте от двух до десяти лет составляет 0,2%, она чуть выше в возрастной группе от десяти до девятнадцати лет. Самая высокая летальность — в возрастной группе 80 лет и старше. Там она достигает 14,8%. То есть чем больше возраст — тем выше риски.

Родители неминуемо зададут нелицеприятные вопросы по поводу необходимости жесткого карантина для детей, в то время как сами они работают в условиях «оптимизированного» карантина.

Вот пусть власти устанавливают жесткость карантина для детей не превышающую жесткость карантина для взрослых. Любая игра «в дурку» здесь не пройдет.

Пробудившимся родителям, а также патриотическим родительским организациям в ближайшее время предстоит взять под свой контроль работу чиновников. И не только в Астрахани. И не только в тех четырнадцати регионах, где проводится этот эксперимент.

И еще. Нельзя дать перенаправить мощную энергию справедливого родительского протеста различного рода провокаторам. А они уже есть. Они уже призывали наших активистов приходить на акции «кормления голубей» в поддержку протестов в Хабаровске, и некоторые из них даже намеревались туда пойти. Но у РВС есть авторитет и его хватает на то, чтобы объяснить родителям, какие именно цели преследуют эти провокаторы.

Наше дело правое! Мы верим, что мы победим. Расчеловечивающий враг будет разбит, и победа будет за нами!

Евгений Лазарев, РВС, Астрахань.
Публикации | Ошибка? Среда,19:00 0 Просмотров:36
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.