» » Заповеди Божьи и заповеди человеческие

Заповеди Божьи и заповеди человеческие

10

224

Из цикла «Теория бытия». Продолжение, предыдущие части тут.

Если сравнить 613 заповедей иудаизма с заповедями евангельскими, то легко обнаружить их коренное различие. Иудейские заповеди главным образом носят узко-этнический, узко-временной и обрядово-поведенческий характер. А если нравственно окрашенные правила в этом перечне и встречаются, то и они в большинстве своем носят характер ситуационно-частный. Евангельские же заповеди, это исключительно нравственные заповеди, заповеди всеобщие, универсальные, обобщающие предельно широкий круг ситуаций. Отсутствие в Евангелии каких-либо обрядово-поведенческих заповедей служит дополнительным свидетельством его божественности.

Человеку предстоит пребывать в социуме всегда, а потому евангельские законы мира, согласия и социальной гармонии не могут быть не то что отменены, но даже и подправлены. Потому что в принципе невозможно обеспечивать любовь в одном сообществе одними нормами, а в другом — другими. Я, разумеется, не имею в виду правила пристойного поведения, устоявшиеся в том или ином сообществе, которые подменяют нравственные законы приличиями.

Никаких требований, кроме нравственных (евангельских), у Бога к человеку нет и быть не может, потому что дурные нравы — это единственное препятствие на путях домостроительства Божьего. Все религиозные предписания, выходящие за пределы евангельских заповедей, — это заповеди человеческие, не имеющие в глазах Бога никакого смысла и ценности. И если мифологизированное сознание до нашей эры еще могло верить, что для Бога значимо, как и чем человеку следует стричь волосы, то для христианина такого рода заповеди должны быть просто богохульны. Отец, конечно, может потребовать от ребенка носить такую прическу, какая ему представляется подобающей, но нельзя же на Бога проецировать столь нелепое самодурство.

Судя по содержанию евангельских заповедей, одной из задач миссии Христа было полное очищение иудаизма от того, что Иисус называл заповедями человеческими. Увы, не сложилось. Верность заповедям человеческим не позволила иудеям признать во Христе Мессию, а за демонстративное пренебрежение ими Сына Божьего, собственно, и подвели под крестную статью.

В свете вышесказанного довольно странно выглядит вот это заявление Христа из Нагорной проповеди: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все». (Мф.5:17,18)

Глагол совершенного вида, здесь это глагол «исполнить», означает завершение действия, то есть Иисус пришел не исполнять, а исполнить, завершить действие ветхозаветного закона. «Ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все». Что все? Если «все» исполнилось на Голгофе, то это значит, что ветхозаветный закон исполнен и закрыт. Если же это не так, то 613 иудейских заповедей актуальны и для христиан, и мы в частности должны носить пейсы. Потому что, согласно Ветхому Завету, Сам Бог распорядился, чтобы человек носил именно такую прическу. Но Бог ли это заповедовал? А не суеверный ли человек, пребывающий в прелести богоизбранности, поведал эту заповедь?

Но и нравственные заповеди иудаизма Спаситель постарался поднять на новую высоту, что нашло отражение в Его известных противопоставлениях Нагорной проповеди: «Вы слышали, что сказано древним… А Я говорю вам…»

Ну ладно, очистить иудаизм от заповедей человеческих не получилось, а удалось ли Спасителю освободить от них хотя бы христианство? Увы, хоть христиане закон иудейский и обнулили, но зато сочинили свой собственный, да еще масштабней ветхозаветного.

И первыми человеками, которые утвердили в христианстве заповеди человеческие, были апостолы: «Ибо угодно Святому Духу и нам не возлагать на вас никакого бремени более, кроме сего необходимого: воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины, и блуда, и не делать другим того, чего себе не хотите». (Деян.15:28-29) Золотое правило нравственности в этом апостольском завете как-то странно соседствует с ритуальной нечистотой мяса животного, погибшего от механической асфиксии, это может быть санитарным правилом, но отождествлять санитарные нормы с установлениями Божьими столь же правомерно, как, например, приписывать правилам дорожного движения их божественную нормативность. Хотя… это было бы и неплохо.

Все, что наросло на евангельском Откровении за 2000 лет истории Церкви, это продукт народного религиозного творчества, и это было бы нормально, потому что Церковь не может существовать в пределах одной книги, даже если это божественное Откровение. Проблема в том, что все это созданное человеками сонмище преданий, кумиров, традиций, канонов, ритуалов, правил, законов, авторитетов, благоглупостей и суеверий, наполнивших Церковь, претендует на святость вместе с Церковью, святость которой догматизирована. Все вероисповедание крутится вокруг этого христианского язычества, а доказательством его богоугодности якобы является Евангелие, в котором, кстати, ничего такого не написано, но зато написано о богоугодности пренебрежения заповедями человеческими.

В чем заключается разрушительность заповедей человеческих:

1. В рамках Евангелия все христиане едины и солидарны. Разрушение же единства Церкви обусловлено исключительно заповедями человеческими.

2. Заповеди человеческие уводят человека от Бога. Потому что никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть.

3. Заповеди человеческие неизбежно подменяют заповеди Божии. Например, если из Евангелия нам известно, что служение Богу — это служение ближнему, то служение Богу в церковной традиции — это главным образом бесконечное выслушивание и вычитывание богослужебных текстов, что более всего напоминает попрание заповеди Божьей «не произноси имени Господа Бога твоего попусту», или осужденный Спасителем фарисейский обычай долго и демонстративно «вычитывать богослужебные тексты».

Весь спектр претензий, которые Господь предъявлял к евангельским книжникам, законникам и фарисеям, — это главным образом претензии к их заповедям человеческим. Эти претензии применимы и к христианству, и не в меньшей, а в большей степени, ибо кому больше дано, с того больше и взыщется.

Да, Бог Евангелия истинен, но Он не православный, и не католик, и не протестант, для Бога не существует ни еретиков, ни раскольников, потому что заповеди человеческие для Бога — ничто. Но вот фанатики заповедей человеческих, злобные и гордые законники, готовые во имя своих традиций не то что инославного ненавидеть, но даже Сына Божьего убить, вот такие Богу точно не любы. Вспомним, что и Сам Иисус был по мнению церкви еретиком, а христианство — сектой.

Праведность христианина определяется только по евангельским меркам, но никак не по меркам человеческим, не по правилам, уставам, традициям, обычаям и канонам Церкви. И всякий христианин должен это помнить, дабы не оказаться вверженным во ад вместе со своими слепыми поводырями — фанатиками заповедей человеческих.

Публикации | Ошибка? Четверг,9:00 0 Просмотров:52
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.