» » Иуда: анатомия предательства

Иуда: анатомия предательства

23

133

Отзыв на книгу Дарьи Сивашенковой «Вот Иуда, предающий Меня».

Прежде всего хотелось бы выразить большущую благодарность автору за замечательный анализ. Самому мне бы и в голову не пришло столь глубоко разбираться, что, как и почему натворил Иуда — предатель он и в Африке предатель.

Оказывается, это вполне себе живой человек, который, несмотря на тяжесть своего греха (который ни на йоту не оправдывается), оказался единственным, кто хотя бы попытался спасти уже арестованного Христа. В книге предлагается интерпретация того, кем был Иуда, что привело его к предательству, каковы были его дальнейшие действия и последующая судьба. Как и всякая интерпретация, она является лишь одной из возможных трактовок евангельского текста. Что совершенно не исключает и другие. Так что всем рекомендую прочитать, и кого эта трактовка устраивает, аминь — нашей вере это нисколько не противоречит. Меня же, несмотря на всю свою привлекательность, она устраивает не вполне. Дело в том, что я усматриваю в ней несколько логических нестыковок.

Во-первых, непонятно, как мог Иуда желать смерти Христа. Какова бы ни была обида на Него. Ведь все апостолы почитали Исуса мессией — человеком, пришедшим восстановить царство Израилю. Они рассчитывали, что Он станет царем, и тогда они все сядут на 12 престолах судить 12 колен Израилевых (Мф.19:28). И Иуда не исключение. Не мог быть исключением. Иначе не попал бы в число ближайших учеников. А в случае смерти Исуса все их надежды пошли бы прахом. Ведь о Его воскресении (реальном и скором, а не когда-то в будущем) тогда никто не знал.

Во-вторых, вызывает недоумение, как мог Иуда раскаяться, видя, что его план осуществляется именно так, как он хотел. Допустим, он действительно хотел смерти Христа и именно для этого привел людей, искавших его смерти. Понятно, что человек может раскаяться, увидев плоды своих действий, что они совсем не таковы, как он рассчитывал. Но как можно раскаяться, видя, что все осуществляется именно так, как запланировано? Внушение дьявола, которое вдруг исчезло? Боюсь, это существенное преувеличение его могущества. В дьявола как самостоятельного субъекта я не верю. Считаю его лишь персонификацией наших грехов. Так что приписывая ему какие-то самостоятельные действия, мы тем самым хотя бы отчасти слагаем с себя ответственность за них. Да и внушение, каково бы оно ни было, не может пройти вдруг. Это всегда относительно длительный процесс.

В-третьих, я не вижу того события или действия, за которое, согласно предложенной версии, Иуда получил 30 сребреников. Если оно заключалось не в том, чтобы указать время и место, где Исуса можно застать в одиночестве, а в некоем свидетельстве против Него, то непонятно, где и когда это свидетельство могло быть принесено. Ведь после ареста Исуса сразу отвели в синедрион и стали искать свидетельств против Него (Мф.26:57-66). И не находили. Где же был тогда Иуда, если он действительно за деньги пообещал оклеветать Исуса и даже сам этого хотел? В результате членам синедриона пришлось сжульничать — представить как доказательства вины слова самого Исуса. Значит подходящего свидетельства против Него у них не было. Может, Иуда их обманул? Обещал свидетельствовать и не выполнил? Но тогда его вряд ли бы отпустили. Ведь он в этом случае не только обманом получил деньги за неоказанную услугу, но и изрядно подставил весь синедрион — они арестовали человека, а предъявить ему нечего. Но главное в этом случае — Иуда перестает быть предателем — сам акт предательства остается незавершенным.

Наконец непонятен трагизм самоубийства Иуды — он не может ни обратиться к Исусу с покаянием, ни принять заслуженное, ибо это ад. На мой взгляд, из евангельских событий прямо следует, что заслуженное он принимает, нимало не сомневаясь (Мф.27:5).

Исходя из вышеизложенного, попробую представить свою версию рассматриваемых событий. Разумеется, без малейшей претензии на то, что она чем-то лучше этой.

Вряд ли Исус мог поручить служение казначея общины человеку, не умеющему обращаться с деньгами, а тем более склонному к сребролюбию и даже воровству. Думаю, что такое объяснение мотивов его поступка было придумано учениками постфактум. Просто за неимением лучшего объяснения — им в голову не приходило, как можно было так поступить.

Поскольку банков и прочих финансовых заведений в то время не существовало, умение обращаться с деньгами скорее всего означало человека состоятельного, во всяком случае не бедного. Каким образом таковые становились членами апостольской общины, мы знаем из случая с богатым юношей (Мф.19:16-22). Но тот не смог отказаться от своего богатства. Иуда же, по-видимому, смог. В таком случае сребролюбие, а тем более воровство, исключается.

Что же произошло? Апостолы, как известно, с нетерпением ждали воцарения Исуса. Даже места в будущем царстве пытались заранее поделить (Мк.10:35-41). Возможно Иуда решил не выпрашивать себе значимое место в этом царстве, а заслужить его.

По-видимому, события Страстной недели в глазах апостолов выглядели примерно как сегодняшние в Беларуси — вызов брошен (царский въезд в Иерусалим состоялся), вызов принят (Исуса ищут убить), но решающего сражения не происходит — нет повода или удобного случая, чтобы его начать. Вот этому, на мой взгляд, и решил поспособствовать Иуда. Что Исус несоизмеримо сильнее всей этой первосвященнической сволочи и в решающей битве победит их всех «одной левой», он не сомневался нисколько. Потому и решил воспользоваться тем, что они ищут случая застать Исуса в одиночестве. Ведь тому, кто ходил по водам, воскрешал мертвых и изгонял бесов, ничего не стоит и огонь с неба ниспослать, чтобы испепелить их всех. Так что, ведя в Гефсиманский сад людей первосвященника, Иуда вовсе не собирался предавать Учителя. Напротив, он примерял на себя должность главного казначея царства Израильского, которую он надеялся своим поступком заслужить.

В этом случае совершенно понятен и естественен поцелуй Иуды. Это никакая не бравада и не издевательство, а четкое выражение своей позиции: я не с ними, а с вами, даже с Тобой! Да, он привел людей с мечами и кольями, но вовсе не для того, чтобы предать им Исуса. Напротив, для того, чтобы предать Исусу их. Потому и оставаться с ними не хотел (иначе бы просто указал пальцем), что думал, сейчас в них ударит молния или земля разверзнется у них под ногами. Потому и деньги взял (не ради самих денег, разумеется, это было бы глупо), что иначе они бы ему не поверили, не пошли бы с ним, справедливо опасаясь, что он хочет завести их в ловушку.

Разумеется, происшедшее в Гефсимании повергло Иуду в шок. Что Учителя можно арестовать как простого человека, даже как преступника, у него в голове не укладывалось. Тут повод для раскаяния более чем очевидный — он понял, что натворил. И поняв, попытался исправить — взять вину на себя (Мф.27:3-4). Ведь его наверняка спрашивали, кем почитают Исуса Его ученики. И вряд ли он мог ответить иное, чем мессией. Так что же еще могут вменять Ему в вину? А если обвинение построено на словах Иуды, то от него можно отказаться, заявив, что оно ложное. Да, это смертельно опасно, но в этом случае, по идее, Христа должны отпустить. Однако к тому времени они уже договорились обвинить Христа на основе Его собственных слов. Так что Иуду просто послали. Он уже сделал свое дело, и от его свидетельства уже ничто не зависело.

Что же приводит его к самоубийству? Аффект от того, что он вместо героя оказался предателем? Думаю, вряд ли. В тот момент все апостолы оказались, мягко говоря, не на высоте. Даже Петр трижды отрекся. А кто знает, возможно, у него был шанс спасти Учителя (Мф.26:59-75). Тем не менее все они оставались вместе (Лк.24:9). Почему же Иуда пошел другим путем?

Тут, на мой взгляд, уместно вспомнить нашу гипотезу о том, что, вступив в общину, он отказался от значительного богатства. Решиться на такое при отсутствии современных социальных институтов было весьма рискованно. Для этого нужна была твердая вера в успех. А успех Иуда представлял себе как место в будущем царстве. Что возможно лишь в том случае, если Исус станет царем. Но если Он — мессия, Он ДОЛЖЕН стать царем! И в какие бы передряги Он ни попал, Бог Его спасет. А Бог не спасает. Как же такое может быть? Неужели Он не мессия? Сама постановка этого вопроса для Иуды означает полное фиаско. Он пожертвовал всем, поверив этому человеку… и ошибся. Теперь он никто и звать его никак. Он не просто проиграл все, что у него было, но и весь свой род оставил без средств к существованию. Тут остается только повеситься. Причем максимально демонстративно — так, чтобы весь Иерусалим ужаснулся. Логика примерно та же, что у тех, кто в наше время совершает самосожжение.

Так что в этом Иуда поступил просто как честный человек. Честный, но, увы, неверующий. И именно этим, а не тяжестью греха, он отличается от прочих апостолов.

Публикации | Ошибка? Понедельник,8:00 0 Просмотров:53
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.