» » Пусти Минтруд в огород, или Зачем Матвиенко хочет отдать семейную политику лоббистам СБН

Пусти Минтруд в огород, или Зачем Матвиенко хочет отдать семейную политику лоббистам СБН

71
Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко выступила с инициативой передать вопросы реализации госполитики в сфере защиты семьи и детей в Минтруд. Т.е. в ту самую структуру, где еще со времен кураторства Ольги Голодец заседают лоббисты антисемейной инициативы криминализации «семейно-бытового насилия», «раннего выявления семейного неблагополучия» и прочей ювенальщины.

«России нужна структура, которая будет комплексно заниматься семейной политикой», — заявила спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. По ее мнению, такими полномочиями нужно наделить Минтруд, который якобы «достойно справился с задачами по защите семей с детьми в условиях пандемии». Эта «светлая» идея пришла Валентине Ивановне в голову на фоне нового витка лоббирования антисемейного законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия», который мы называем Законом о насилии над семьей. Как уже многократно рассказывала , данная инициатива не имеет отношения к реальному насилию (от него семью и ее членов защищает Уголовный кодекс и закон «О полиции»), но создает условия для манипулирования супругами друг другом, а также внешнего контроля за семьей. Т.е. предпосылки для развала семьи как института, что, собственно, и имеет место в ряде стран Запада, чьи представители и лоббируют эту правовую конструкцию, слизанную со Стамбульской конвенции по борьбе с насилием в отношении женщин. Не удивительно, что главными лоббистами этого законопроекта являются феминистки и гомосексуалисты, которые правят бал среди т.н. «женских» НКО, из чьей среды вышли авторы нынешней законодательной поделки во главе с выполняющей функции иностранного агента в Госдуме Оксаной Пушкиной. Прошлый «крестовый поход» Пушкиной за «изменение ментальности диких русских» увенчался неудачей — принятие законопроекта об СБН было сорвано массовым противодействием родительских организаций, а спикер Совфеда Валентина Матвиенко и вовсе перешла на сторону народа, открыто поддержав просемейный Законопроект 7 сенаторов.

Но Пушкина со товарищи не унимаются, тем более что «западные партнеры», предвкушая воцарение друга всех меньшинств Байдена, открыли мощное финансирование антисемейной «движухи». В случае с Пушкиной это выражается в многочисленных фемпикетах в ее поддержку, в выдаче ей премий вроде звания «Женщины года» (по версии журнала «Гламур») и т.п. В ответ Оксана Викторовна не устает повторять своей аудитории обещания протащить через Думу свой законопроект об СБН и пытается врать, что из-за коронавируса проблема домашнего насилия стала еще более актуальной для россиян. Кстати, МВД уже разоблачило эту ложь и отвергло предложенные феминистками методы борьбы с домашним насилием. Но разве феминисток это когда-то останавливало?

Вот на этом тревожном фоне Валентина Матвиенко и вбросила идею отдать Минтруду контроль за семьей. В чем же тут проблема? Казалось бы, семья и демография должны быть в приоритете государственной политики. И отдельное министерство со своим бюджетом и целевыми показателями справится с этим лучше, чем разбросанные по разным ведомствам отделы.

Но именно в этом и есть проблема. Труд, социалка, пенсии — это уже и сейчас предмет ведения Минтруда, так же, как образование детей находится в ведении Минпросвета, здоровье — Минздрава, защита информации — Роскомнадзора, а борьба с преступностью — МВД. Для министерства семьи просто не остается функционала, которым оно может заняться. Кроме попыток контроля за семьей, или «патроната» над ней, т.е. ювенальщины и внедрения всякого деструктива вроде того же СБН или секспросвета.

Если же говорить о концентрации усилий всех ведомств на борьбе за демографию, то напомним, что в свое время наша организация, институт Общественного уполномоченного по защите семьи, выступила с инициативой создания такой координирующей структуры — Совета по семейной политике при Президенте. Нас услышали, только вместо просемейных организаций в этот совет набрали, мягко говоря, довольно странных господ, ассоциирующихся с чем угодно, но только не с демографией и не с защитой традиционной нравственности (подробнее см. нашу статью «Совет по антисемейной политике» ). Совет, в отличии от министерства, не относится к исполнительной вертикали с ее целевыми показателями.

Лучшей иллюстрацией нашей правоты является деятельность нынешнего состава Минтруда в семейной сфере, которая, по сути, сводится именно к созданию инструментов вмешательства в семью и попыткам контроля за ней. Так, именно Минтруд в лице замминистра Алексея Вовченко и его подчиненных лоббировал принятие законопроекта об СБН задолго до Пушкиной. Вот, например, ссылка на наш старый материал 2016 года с видео из Общественной палаты, на котором зафиксировано, как подчиненные Вовченко из Минтруда разрушают «стереотип» о том, что главное предназначение женщины — материнство.

А вот «прекрасная» фотография этого самого Вовченко с заместителем генсекретаря Совета Европы Габриэллой Баттаини-Драгони, которой он обещал лоббировать в России «вопросы гендерного равенства, защиты прав женщин, предупреждения и профилактики семейно-бытового насилия».




И это еще «цветочки». Если же мы хотим «ягодок», то стоит посмотреть на состав Общественного совета при Минтруда. Например, на главного куратора «Десятилетия детства», бессменного главу Национального фонда защиты детей от жестокого обращения Александра Спивака. Партнерами этого фонда являются ЮНИСЕФ (изгнан из РФ еще в 2013 г.), Американский союз профессионалов против жестокого обращения с детьми, Институт социальных услуг (США). Фонд также связан с изгнанным из РФ USAID — Американским агентством по международному развитию (которое финансирует из бюджета США реализацию их интересов в других странах; изгнано из РФ, но продолжает работать через своих агентов). В докладе USAID «О помощи российским сиротам» говорится, что Фонд — проводник политики USAID в России. Неслучайно институт Общественного уполномоченного по защите семьи еще 4 года назад направлял в ФСБ заявление о включении фона Спивака в реестр иностранных агентов.

Не удивительно, что г-н Спивак всеми силами поддерживал антисемейный законопроект Клишаса-Крашенинникова о ювенальных судах по изъятию детей и всю дорогу топил за реализацию западной концепции раннего вмешательство в семью (под предлогом профилактики безнадзорности, разумеется). Именно он вместе с другими лоббистами может считаться главным автором подписанной экс-премьером Дмитрием Медведевым «Концепции развития ранней помощи в РФ на период до 2020 года». Фонд Спивака и его партнеры из «Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации» — не просто проводники западных ювенальных технологий в России, но и авторы многочисленных редакций «критериев неблагополучия», которыми руководствуются органы опеки, а также организаторы информационных кампаний по воспитанию «ответственного родительства» («Я — родитель») и инструментов по выращиванию «павликов морозовых» — т.н. «детского телефона доверия».

Еще одной яркой соучастницей «Общественного совета» при Минтруда является одна из главных НКОшниц России, лоббистка секспросвета, феминизма и СПИД-центров Елена Тополева-Солдунова. О ее деятельности писала не раз. Желающие могут полюбоваться на эту даму и плоды ее деятельности тут: http://www.katyusha.org/view?id=4474, тут: http://www.katyusha.org/view?id=5042 и тут: http://www.katyusha.org/view?id=9054

Возвращаясь непосредственно к Минтруда, вспомним, что именно это ведомство разрабатывало проект Плана мероприятий до 2020 года в рамках Десятилетия детства. План этот изначально содержал многочисленные антисемейные ювенальные инициативы, которые в ряде случаев были откровенно списаны с методичек западных фондов, в частности, дублировали установки ювенальной Стратегии действий Совета Европы в «интересах детей» на 2012-2017 год. Идеология Минтруда в сфере семейной политики практически полностью повторяла идеологию Фонда Спивака, который с подачи западных «партнеров» трактует «ответственное родительство» как всемерное удовлетворение желаний ребенка и запрет наказаний детей. Например, в исследовании, проведенном по заказу Фонда, «Родителями становятся? Ответственное родительство» (2015 год) сообщается, что нужна «система показателей, позволяющая диагностировать состояние детско-родительских отношений», которая «должна включать в себя а) уровень материальной обеспеченности семьи, ее экономический и потребительский статус, б) степень напряжения в отношениях между родителями и детьми и в) частоту использования родителями физических наказаний». Соответственно, первым признаком «ответственного родительства», по мнению Спивака и его партнеров из Минтруда, является материальная составляющая.

На фоне всей это фактуры идея Валентины Матвиенко создать министерство по делам семьи кажется не просто абсурдом, а серьезной опасностью, которой нужно противодействовать всеми силами гражданского общества. Семье не нужны кураторы и патроны в лице прозападных фондов и чиновников! Семье нужна любовь, доверие и поддержка, а не контроль по западным методичкам. Давайте срывать планы лоббистов вместе. Следите за нашими публикациями и постами в группе ОУЗС.

Андрей Цыганов,
Публикации | Ошибка? Четверг,21:55 0 Просмотров:166
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.