» » Когда «основания полагать» важнее Конституции: «Единая Россия» сделала шаг к узаконению полицейского беспредела

Когда «основания полагать» важнее Конституции: «Единая Россия» сделала шаг к узаконению полицейского беспредела

51
Несмотря на веские и яркие аргументы оппонирующих депутатов, «партия власти» в очередной раз закручивает гайки, приняв в первом чтении жуткие поправки в ФЗ «О полиции», ликвидирующие целый ряд базовых конституционных прав граждан: презумпцию невиновности, право на неприкосновенность жилища, частной собственности (автомобиля), на личную и семейную тайну и многие, многие другие базовые права, включая даже право на жизнь. Причиной ликвидации всего вышеперечисленного являются «основания сотрудника полиции полагать», что применяемые им жесткие меры оправданы. При этом, действуя в рамках новых норм, он освобождается от всех видов ответственности, в том числе – материальной. В контексте растущего недовольства народа действиями «партии коронавируса» мы вряд ли ошибемся, если назовем этот закон «полицейским» - во всех смыслах, что и пытались безуспешно доказать перед голосованием многие депутаты-не единороссы.

В ходе первого чтения ПФЗ № 955380-7 «О внесении изменений в Федеральный закон «О полиции», в описании которого заявлено, что он, якобы, «направлен на усиление гарантий защиты прав граждан и уточнение полномочий полиции», защищал в парламенте замминистра внутренних дел Игорь Зубов. Набор аргументов в защиту перемен был вполне ожидаем: дескать, те же полномочия уже имеет Росгвардия, на практике вроде как полиции приходится осуществлять перечисленные действия, которые пока не узаконены. Какие именно действия, подробно разбирала в мае с.г. .

Вкратце вспомним: полицейскому можно будет

- не представляться гражданину и не сообщать о его правах в случае «возникновения обстоятельств, несущих угрозу жизни и здоровью сотрудника полиции и иных граждан, а также при необходимости незамедлительного пресечения преступления или административного правонарушения либо преследования совершивших их лиц»;
- требовать от гражданина в случае обращения «назвать свою фамилию, имя и отчество» (также предусматривается возможность проверить документы обратившегося);
- проводить личный досмотр каждого при наличии одних лишь «оснований полагать», что это необходимо (на данный момент досмотр возможен «при наличии данных о том, что…»);
- проникать на территорию личного недвижимого имущества гражданина любым способом (взламывать квартиры и дома) при наличии там «лиц, на которых потерпевшие или очевидцы указывают как на совершивших деяние, содержащее признаки преступления»;
- оцеплять или блокировать территорию жилых домов и вообще любых строений по решению руководителей территориальных отделов МВД (с обязательным досмотром входящих/выходящих из оцепления и недопуском на территорию отказников);
- взламывать и проникать в автомобили граждан при тех же «основаниях полагать», что в авто наркоман, пьяница или запрещенный груз;
- стрелять на поражение не только в случае, если подозреваемый/правонарушитель пытается завладеть его оружием/сам намерен использовать оружие (как сейчас), а при любых «иных действиях, дающих основание расценить их как угрозу нападения на сотрудника полиции»;
- не привлекаться к ответственности за действия, совершенные при выполнении обязанностей, возложенных на полицию, и в связи с реализацией прав, предоставленных полиции, если эти действия осуществлялись по основаниям и в порядке, установленным федеральными конституционными законами, настоящим федеральным законом, другими федеральными законами, иными нормативными актами, составляющими правовую основу деятельности полиции.


Вот такое интересное «устранение пробелов» законодательства при действиях полиции, как объяснил все эти новеллы замминистра МВД. Еще один презентатор документа, единоросс Эрнест Валеев на голубом глазу заявил, что все перечисленное «направлено на дополнительную защиту прав граждан». Вот только не уточнил, каких именно граждан. Скорее всего, речь идет о тех представителях «элиты», которые не ходят по одним улицам и в одни магазины с «простыми смертными».

«Мы проводили общественные слушания… Были возражения со стороны Уполномоченного при президенте по правам человека, со стороны представителей палаты адвокатов, ряда других представителей общественности в Общественной палате… Но они не касаются существа законопроекта, больше носят юридико-технический характер и могут быть учтены во втором чтении», – рапортовал Зубов.

А затем посыпались неудобные вопросы от депутатов с приведением железных фактов. Так, Олег Шеин отметил, что за последние 20 лет количество преступлений по стране сократилось в два раза. По убийствам – в 4 раза, по тяжкому вреду здоровью – более чем в 2 раза, по грабежам – в три с лишним раза. «Зачем давать дополнительные полномочия, если правоохранительные органы показывают эффективную работу?», – заметил он.

«Мы не требуем ничего сверхъестественного, никаких особых полномочий. Все, что здесь предлагается, годами уже вынашивалось, неоднократно были попытки выйти с этим – по ряду причин, неудачные», – неудачно парировал Зубов.

Интересно, почему же много лет все попытки превратить полицейских в полицаев проваливались? Наверно, потому, что ранее правовые управления законодательных органов хотя бы формально стояли на принципах защиты прав и недискриминации граждан.

Депутат Никита Березин поинтересовался у Зубова: «Говорится, что в машину можно будет проникать «для применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, если имеются основания полагать, что совершившее данное нарушение лицо находится в состоянии опьянения». И где грань для таких оснований у сотрудника? Как будет регулироваться, не превысил ли он полномочия?».
«Эта норма уже действует у наших коллег из Росгвардии. Второе – если сотрудник полиции действует неправомерно, есть очень жесткие механизмы воздействия на него, и за этим неотвратимо следует наказание в виде увольнения и привлечения к ответственности»,
– сообщил Зубов.

То есть гражданам остается надеяться на то, что разбираться и наказывать полицейских будут свои же – и только они. Очень призрачная надежда.

«Раньше к милиционеру бежали, а теперь от полицейского убегают. Не нравится полицейскому что-то – может и машину взломать, и положить туда что угодно. Сколько мы слышим таких историй… Так что не думаю, что я буду голосовать за этот закон», – заявила коммунистка Тамара Плетнева.

«Вы сказали, что сотрудник полиции не будет подвергаться преследованию за законные действия по защите правопорядка… Не совсем понял – а сегодня у нас сотрудник подлежит за это преследованию? Не могли бы пояснить, за что мы голосуем?», – обратился к Зубову депутат Дмитрий Ионин.

«Мы имеем в виду то, что суд при рассмотрении конкретных дел должен опираться на нормы, предоставленные сотрудником полиции, в виде его социальной, правовой и иной защиты. Да, любой человек, если он действовал законно, то он ответственности за свои действия не несет. Есть много попыток возложить на сотрудника полиции материальную ответственность за совершенные действия, потому что ущерб носит материальный характер. И тут четко сказано: материальной ответственности он не несет. Но это не снимает того факта, что человек-то мог получить реальный ущерб. И этот ущерб может быть взыскан не с сотрудника полиции, а с государства, которое этот сотрудник представляет», – ударился в юриспруденцию Зубов.

Но самое главное он сказал четко: «суд при рассмотрении конкретных дел должен опираться на нормы, предоставленные сотрудником полиции». То есть полицейский будет полностью защищен от ответственности за свои действия, в том числе – в суде. Удастся ли отсудить у государства деньги за покалеченное авто – это уже дело десятое, главное, что у полицейского будут полностью развязаны руки. Фактически параллельно с уничтожением презумпции невиновности гражданина досудебной субъективной формулировкой «основание полагать» мы наблюдаем утверждение суперпрезумпции невиновности силовиков за любые жесткие действия и превышение полномочий.

«Исходя из пояснительной записки, законопроект направлен на устранение препятствий для полиции по эффективному исполнению обязанностей по защите граждан и общества от преступных посягательств. И нормы, которые предлагаются, не вызывали бы вопросов, если бы российские полицейские действительно действовали как добропорядочные правоприменители. У наших избирателей возникают серьезные опасения, что все закрепляемые нормы скорее будут правилом, нежели исключением. Например, последнее время преследуются участники одиночных пикетах, если рядом с человеком с плакатом стоит еще один человек… Так какие полномочия нужны полиции, чтобы она не превышала своих полномочий?», – спросила депутат Ольга Алимова.

«Мы ограждаем от преследования работников полиции за их деятельность и наделяем их дополнительными полномочиями. Мы получаем сотни писем от избирателей, свидетельствующих, что доверие к сотрудникам полиции падает. Люди опасаются, что вот эти полномочия будут направлены на них самих, на рядовых граждан, а не на преступников. Как мне разубедить граждан, которые пишут такие письма?», – спросила у Зубова Вера Ганзя из КПРФ.

Но высокому чиновнику, как и следовало ожидать, не до сообщений конкретных граждан…

«Мы оперируем не отдельными письмами, а обобщающими данными, которые приходят от уполномоченных социологических служб и неоднократно проверяются нашими учреждениями путем выезда на места. Но некоторые обращения, которые к вам поступают, также могут являться попытками уйти от ответственности за противоправную деятельность», – так Зубов не к месту решил контратаковать и намекнул, что противники нововведений в полицию являются нарушителями закона.

Про истинные задачи авторов и лоббистов этого ПФЗ исчерпывающе все озвучил однопартиец Ганзи Денис Парфенов:

«Это очень серьезные изменения, причем на фоне резкого ухудшения социально-экономической обстановки, роста протестного потенциала в стране. Сегодня нам предлагают расширить полномочия сотрудников полиции, при этом растут закупки спецсредств для разгона демонстраций. Все это вызывает серьезнейшие опасения, что направлено это не столько против полиции, сколько против народа.
Мы прекрасно понимаем, что такие законы не возникают на пустом месте. В начале, когда Игорь Николаевич назвал закон «продуктом своего времени» - вот это действительно чистая правда. Это на 100% продукт нынешней эпохи господства олигархического режима, который сейчас заранее предусматривает для себя возможность иметь потенциал для самозащиты силой оружия, если это потребуется, когда начнутся народные выступления.
Я считаю, что нам нужно идти в обратном направлении – ужесточать контроль за деятельностью правоохранительных органов, а не развязывать им руки для осуществления произвола».


Парадоксально, но факт – в ответ на заявления депутатов, основанных на реальной обратной связи со своими избирателями, организовавшими кампании против изменений ФЗ «О полиции», Игорь Зубов обвинил своих противников в организации спамовых рассылок и косвенно назвал возмутителями спокойствия.

«Мы живем в эпоху информационных технологий, и должен сказать, что по нашей информации, перед рассмотрением данного законопроекта была организована системная кампания воздействия на депутатов через рассылку писем, спама и многого другого. Я ни в коем случае не пытаюсь никого обвинять, просто посмотрите, что творится в мире вокруг нас… И как реагирует полиция, что происходит… Мы наладили достаточно хорошую систему безопасности в стране. Наши правоохранительные органы работают в обычном режиме, не чрезвычайном – и мы будем вам благодарны за принятие этого закона», – замминистра решил «по-людски» обратиться к депутатам, попутно назвав их избирателей – спамерами.

Вообще надо сказать, что подобная тактика в последнее время часто используется органами власти. Например, в контексте борьбы консервативной и традиционной общественности с ювенальным ПФЗ Клишаса-Крашенинникова об экспресс-судах по изъятию детей, антисемейные силы называли массовые письма ответственных родителей в парламент «спамом». Когда реальные общественные организации объединяют большое число граждан-единомышленников, помогают им консолидировать позицию, распространяют подготовленные образцы заявлений, которые по закону может поддержать и отправить чиновнику/депутату любой желающий, когда в обществе реально появляются зачатки народовластия – отдельные ретивые властолюбцы пытаются гасить на корню, в том числе используя ложь и клевету.




В общем законопроект о полицейском беспределе думцы в первом чтении приняли – по традиции благодаря большинству депутатов из «Единой России». Второе чтение (и, скорее всего, полное принятие документа) ожидается уже в новом году, когда, весьма вероятно, нас ждут новые ограничительные «антиковидные» меры. И естественным образом провоцируемые ими народные протесты. Тогда и увидим, как стрельба на поражение и конец неприкосновенности частной собственности повысят защищенность граждан.
Публикации | Ошибка? Среда,15:55 0 Просмотров:95
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.