» » Протодиакон Андрей Кураев отказался прийти 16 декабря на церковный суд по его делу

Протодиакон Андрей Кураев отказался прийти 16 декабря на церковный суд по его делу

45

1 116

В своем Живом Журнале запрещенный в служении протодиакон Андрей Кураев сообщил, что не намерен завтра являться на заседание церковного суда Московской городской епархии по его делу:

«Так что прошу уважаемых членов суда не отрываться от других своих дел утром 16 декабря. В эту неизвестность я все равно не приду. И об этом я вкратце написал в рассылочном листе судебного курьера: „не считаю возможным прийти на судебное заседание, пока мне не предъявлен полный список обвинений в мой адрес“».

Кураев также публикует текст своего письма на имя председателя Церковного суда при Епархиальном совете г. Москвы протоиерея Михаила Рязанцева:

«Ваше Высокопреподобие!

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл сделал важное и доброе дело, возродив работу церковных судов различных инстанций.

В жизни современного поколения церковных деятелей такая практика появляется впервые. И нельзя сказать, что и в былые времена она была всесторонне разработана. Поэтому вполне логично ожидать ее дальнейшего развития и совершенствования.

Среди лакун, взывающих о своем заполнении, — отсутствие церковного «процессуального кодекса», то есть документов, регламентирующих процедуры рассмотрения тех или иных дел церковными судами.

Например, нет нормы, предусматривающей право обвиняемого на ознакомление с существом обвинения. Но нет и нормы, запрещающей обвиняемому знакомиться с материалами обвинения до начала судебного процесса (или, напротив, обязывающей его это сделать).

Нет в опубликованном «Положении о церковном суде Русской Православной Церкви» и нормы, по которой обвиняемый заранее извещался бы о том, в нарушении какой именно нормы церковного права он обвиняется (в светском праве с самого начала обвиняемому точно указывается та статья Уголовного Кодекса, которую он якобы нарушил своими деяниями).

Впрочем, в «Положении о церковном суде» статья 12 («Содержание вызова в церковный суд») гласит: «Вызов в церковный суд составляется в письменной и содержит: … необходимые сведения о деле, по которому вызывается адресат».

Можно предположить, что к этим «необходимым сведениям» относятся как конкретное и полное указание на предположительно нарушенные нормы, так и полный перечень подлежащих судебному разбору деяний обвиняемого, а также в целом материалы обвинения.

Без исполнения этих норм современного светского права стороны на суде оказываются в заведомо неравном положении: обвиняемый до дня и часа судебного заседания не знает, в чем именно его обвиняют и на основании чего именно, а потому лишается возможности подготовиться к ответу на утверждения обвинения.

19 ноября с. г. мне было вручен «Вызов в церковный суд».

В нем сказано, что вызываюсь я в качестве обвиняемого «по делу о церковных правонарушениях».

В каких именно «церковных правонарушениях» я обвиняюсь, ни в «Вызове», ни иными путями мне не было сообщено.

«Вызов» содержит лишь следующую конкретизирующую формулировку — «информация представлена в Указе Святейшего Патриарха Кирилла №У-02/49 от 29.04.2020 г.».

В данном Указе Патриарха я обвиняюсь в «публичном оскорблении памяти протоиерея Александра Агейкина», в «глубочайшем духовно-нравственном упадке о. Андрея Кураева и потере чувства сострадания и христианского отношения к ближним».

Однако, ни Указ, ни «Вызов в церковный суд» не говорят, нарушением какого именно церковного канона является все вышесказанное.

Кроме того, далее в том же Указе сказано — «а также учитывая предыдущие деяния, относительно которых поступали жалобы на мое имя».

Я не могу знать, на какие мои «предыдущие деяния» поступали жалобы к Святейшему патриарху: мне они не передавались ни в какой форме. Но формулировка «Вызова» позволяет предположить, что и они могут стать предметом назначенного судебного разбирательства.

И это означает, что меня вызывают в суд, не уведомив о сути обвинения, и не дав возможности ни в малейшей степени ознакомиться с материалами обвинения.

Таким образом, возглавляемый Вашим Высокопреподобием Церковный суд при Епархиальном совете г. Москвы не нарушил «Положение о церковном суде Русской Православной Церкви». Это не Ваш недосмотр или умысел, а просто процедурная лакуна в нашем современном церковном правоприменении.

В то же время я знаю, что в епархиальных судах многих других городов (не всех) принята практика досудебного ознакомления обвиняемого клирика с материалами обвинения. Архиереи, с которыми я по этому поводу говорил, удивлены, что в столице действуют иначе.

Исходя из желания помочь совершенствованию церковного судопроизводства, сообщаю Вашему Высокопреподобию, что в этих условиях я не считаю возможным в назначенную дату предстать пред судом (в котором, вдобавок, не предполагается наличие защитника (адвоката)).

Посему прошу перенести дату заседания суда на более поздний срок и более конкретно известить меня о том:

— какие именно обвинения будут на нем разбираться;

— какие именно мои слова и поступки стали поводом для этих обвинений;

— под действие каких именно церковных канонов, по мнению обвинения, подпадают те мои слова и поступки, на которые оно обратило свое внимание;

— какая доказательная база есть у стороны обвинения.

Также сообщаю, что я совершенно согласен со словами Святейшего патриарха о «глубочайшем духовно-нравственном упадке о. Андрея Кураева и потере чувства сострадания и христианского отношения к ближним», и посему покаянно и смиренно прошу его Святейших и отеческих молитв обо мне, грешном.

Протодиакон Андрей Кураев».

Отец Андрей подчеркивает, что и на это письмо он не получил никакого ответа, поэтому решил вынести всю историю в публичное поле.

Публикации | Ошибка? Вторник,15:55 0 Просмотров:68
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.