» » «Для послушника Старец выше епископа»: откуда берутся российские «старцы» и «старицы»

«Для послушника Старец выше епископа»: откуда берутся российские «старцы» и «старицы»

33

1 019

В нашу редакцию пришло письмо за подписью «бывшей послушницы Свято-Никольского Черноостровского монастыря». Она предложила нам опубликовать краткое житие афонского старца Иосифа Исихаста. «Это новообъявившийся святой, недавно канонизированный Греческой Церковью, которая и взрастила такого подвижника. Его особенно почитают в Малоярославецком монастыре — Женском Афоне, где ласково называют его „дедушкой“ и стараются во всем подражать его житию. Очень бы хотелось, чтобы вы донесли житие этого святого до широкого круга лиц. Может быть, среди них найдутся духовные люди, которые дадут свою оценку великому подвигу афонского подвижника», — пишет автор письма.

И действительно, мы опубликуем в сокращении это житие и предложим нашим читателям самим сделать выводы о «великом подвиге» старца Иосифа, а также о том, насколько его опыт повлиял, например, на порядки в самом Малоярославецком женском монастыре под руководством игуменьи Николаи (Ильиной) (не забудем и «Исповедь бывшей послушницы» Марии Кикоть). Также нам станет более понятным, откуда берутся «старцы» вроде Сергия Романова, Иоанникия Ефименко и им подобные, а также то, почему вокруг таких «старцев» собираются «послушники», готовы за своих старцев хоть в раскол пойти, хоть на смерть.

***

Франциск — такое имя у старца Иосифа было в миру — родился в 1897 году в благочестивой семье. До двадцати четырех лет он жил в миру, потом уверовал в Бога и в 1921 году ушел на Святую Гору.

Целью Франциска было поступить в послушание к какому-нибудь старцу, чтобы вести строгую подвижническую жизнь и научиться умной молитве. Он считал, что монашеская жизнь состоит в том, чтобы найти старца, который научит, как приобрести благодать. Но Франциску не удалось найти таких подвижников. Он бродил по всей Святой Горе и искал, но не смог найти, хотя побывал у всех старцев-пустынников. (..)

Потом он пришел в Катунаки, в общину старца Даниила, но не смог там жить, так как был очень аскетичен. Отцы спали, а он бодрствовал. С него, новоначального, уже можно было брать пример. Франциск ушел из общины и поселился один в уединенной и безмолвной местности. Там он сурово подвизался, постился, ночи проводил в бдении. По ночам он или стоял, или ходил, чтобы противостоять сну. Восемь дней он стоял без пищи и без сна. Франциск желал умной молитвы так сильно, что никогда не прекращал молиться Богу об ее приобретении.

Чтобы иметь свободу подвизаться, Франциск не пошел в послушание ни к кому из старцев. Однажды вечером на вершине Афона он молил Бога о ниспослании молитвы. И пришло к нему некое легкое дуновение, исполненное благоухания, и наполнило его душу Божественной любовью. И начала у него из сердца изливаться непрестанная молитва. Франциск видел себя как двух разных людей: снаружи одного, а внутри другого, который говорил молитву с математической точностью, как часы. Говорил без всякого собственного старания. И увидев, что молитва не прекращается, и он чувствует блаженство и наслаждение, он понял, что такое умная молитва. Полный благодати и беспредельной радости, он вошел в пещеру, прижал подбородок к груди, и начал умно говорить Иисусову молитву, на вдохе и выдохе, и вкушать сладость. С тех пор Иисусова молитва не прекращала в нем умно твориться до последнего вздоха.

Когда он рассказал обо всем старцу Даниилу, тот сказал, что он может впасть в прелесть и сойти с ума. На что Франциск ответил, что он ничего не боится, и что он нашел то, что искал.

После этого он совершенно удалился от людей и поселился в пещере, для большего упражнения в умной молитве. С тех пор началась жестокая борьба с плотью. По шесть часов подряд Франциск сидел, пребывая в умной молитве, не позволяя уму выйти из сердца. По его телу потоками струился пот. У него была палка, которой он безжалостно бил себя по бедрам и икрам. Они были избиты до черноты. Все его тело дрожало, бесы убегали, страсти успокаивались, радовалась душа. Целых восемь лет каждую ночь — мученичество. Бесовские полчища с палками, топорами, яростно мучили Франциска. Франциск хватал одного из них, колотил им других, бил их о стены. Стены келии были разбиты ударами его кулаков. Одного он с яростью схватил за бока и укусил, разлилась вонь.

В это время он видел в видении рай и белоснежный дворец. Видел Божию Матерь и Иисуса Христа. Ощущал благоухание, видел и чувствовал, как его целовали и гладили по лицу, чувствовал благоухание и услаждение, и ему было сказано, что ради наслаждения такой радостью он должен подвизаться, страдая до конца жизни. Отцы Святой Горы, не имевшие опыта таких сверхъестественных борений, еще больше расстраивали Франциска, говоря ему, что он в прелести. Поэтому он всех избегал, оставаясь большую часть времени в пещере или бродя по пустыне.

Через некоторое время к Франциску пришел монах Арсений. (..) Поначалу монах Арсений был старцем для Франциска, но потом Франциск стал старцем, так как у него был ум, а у монаха Арсения нет.

Франциск уже прожил на Святой Горе два года, из них девять месяцев с монахом Арсением, как старец Даниил из Катунак отправил их двоих на послушание в Благовещенскую келию к двум старцам Ефрему и Иосифу. На Афонской Горе есть одно нерушимое правило: похоронишь старца — станешь старцем. А так как старцы Ефрем и Иосиф долго не проживут, пять — десять лет максимум, то приняв от них благословение, Франциск и монах Арсений будут подвизаться, как пожелают, и сами станут законными старцами. Они пошли и предали себя в послушание этим старцам.

Франциск и монах Арсений готовили для старцев еду и после этого были свободны. Франциск уходил в пещеру, закрывал за собой вход и часами совершал умную молитву. Вскоре умер собрат старца Ефрема, старец Иосиф, и Франциска постригли в великую схиму с именем Иосиф. Постриг состоялся 31 августа 1925 года. Ему было тогда 28 лет, четыре из которых он прожил на Афоне. По вечерам он уходил в пещеру, и проводил время в молитве и слезах по шесть часов. Иногда у него были видения. Келия его наполнялась светом, он выходил из себя, переставая чувствовать свое тело, видел поющих детей, благословляющих его, он находился в восхищении и созерцании, и пребывал некоем блаженном состоянии долгое время.

(..) Старец Иосиф в 32 года стал законным старцем. (..)

День и ночь умная молитва была главным занятием старца Иосифа. (..) Он испытывал много разнообразных чудесных состояний, он ощущал большую сладость и блаженство. Старец Иосиф рассказывал о свиданиях со Святой Троицей, о встрече с крылатым юношей, который спустился через отверзшуюся кровлю, и сдержанно улыбался ему, подавая ему радость и блаженство, о встречах с Иоанном крестителем, Святителем Николаем, Иисусом Христом и Божией Матерью. Рассказывал о видении им Нетварного Света, о созерцаниях и выходе из тела, о соединении его с огнем и пресуществлении, о том, как он не может удержать огонь любви и как становится богом по благодати.

Старец Иосиф всю жизнь боролся с бесами. Каждую ночь они избивали его и старца Арсения. В скиту Святого Василия старец Иосиф одержал, наконец, победу над бесом блуда. После восьми лет непрекращающейся борьбы, он ощутил внизу себя, что какая-то рука раздражает его к наслаждению. Он обернулся и увидел беса блуда: плешивого, с изъязвленной головой, издающего зловоние. Словно зверь бросился старец Иосиф на него, чтобы схватить. А схватив, ощутил его щетину и зловоние. С этого мгновения закончилась брань и все прекратилось. После этого старец признавался: «Мне дана как дар чистота. Страсть у меня совершенно не приходит в движение. Я обрел и ощутил благодать чистоты. Многое я могу сказать о блаженной чистоте, но сейчас вы не можете понести этого. И это — извещение Божие о блаженной чистоте, святейшем девстве».

Слухи о старце Иосифе, как о большом подвижнике, стали распространяться. К нему стали приходить мирские люди и монахи, желая сделаться его послушниками. Приходило немало людей, но не все могли выдержать такое суровое подвижничество. Многие уходили, а многих он и сам выгонял. (..)

Старец Иосиф говорил: «Духовный отец — это представитель Бога, это икона Божия. Человек с благоговением относится к иконе Божией, поклоняется ей, почитает, кадит. Все это почитание относится к Богу. Поэтому, когда послушник, духовное чадо чтит и слушается духовного наставника, это послушание относится к Богу». Духовные дети старца Иосифа считали, что здесь истина. Истина их учила, что почитание духовных отцов должно быть превыше всего. У них была такая ревность, что заповеди старца и его слова они воспринимали и исполняли как закон. Старец Иосиф Исихаст утверждал, что иноческая жизнь состоит в том, чтобы найти старца и предаться ему всецело в послушание.

Подвижничество их проходило в трудных условиях. Еду готовили во дворе, а ели в каливе. Зима, холод, дождь, ветер, холодная вода, металлические тарелки, мытье посуды на скалах, руки были красными от ледяной воды. Каливы у послушников зимой не отапливались, спали на досках, замерзали, заболевали. От сильного холода они становились похожими на стариков. Во дворе они сидели, во дворе и замерзали. Ноги у монаха Ефрема Ф. ниже колен были обморожены, все время болела спина, бока, все тело. От переохлаждения все последующие годы он мучился болями в спине и тяжко страдал. Старцу Иосифу они топили печку регулярно, потому что иначе он не мог. А молодые послушники заработали себе простуду на всю жизнь.

У них было много лишений и много телесных бедствий. Полный отказ от лекарств и от лечения. Чтобы не случилось, старец Иосиф говорил: «Смерть. Зуб болит? Бок болит? Ты простудился и заболел? Готовься к иному миру. Умри. Хочешь врача, ступай в мир. Либо умираешь, либо уходишь».  Каждый день они таскали грузы, таскали на своих плечах. Это было для них большим мучением, большой трудностью. Пилили ели на отрогах Афона в нескольких часах пути, стволы взваливали себе на плечи, поднимались по лесистым ущельям, где был снег в несколько метров глубиной. Уходили утром, а возвращались на закате. Возведенные ими каливы были построены кровью. Они очень много трудились, целыми днями переносили тяжести, а старец Иосиф ни на мгновение не прекращал их ругать. Но как прекрасны были эти труды! Как прекрасны и благословенны были те годы!

По ночам они творили бдение. На закате дня — сон около двух часов, после захода солнца подъем и молитва. Перед бдением они выпивали по чашечке кофе, потом клали поклон старцу Иосифу и молча расходились по келиям. По методу и способу, которым учил их старец Иосиф Исихаст, они приступали к молитве и бдению. Произносили Трисвятое, садились на скамеечки и предавались скорби, памяти о смерти, воспоминанию о Христовом распятии. Все сидели по келиям, затворившись в темноте. У них были только четки и поклоны, поклоны и четки — больше ничего. Сидели по многу часов (до пяти, восьми, десяти часов), наклоняя голову, и так молились, если борол сон, то молились стоя. Бдение длилось не менее восьми часов, только после этого можно было идти спать.

Старец Иосиф Исихаст пребывал в умной молитве по семь-восемь часов. Затем совершал службу по четкам с поклонами. Иосиф Исихаст был чистая сталь, и их сделал стальными. Он не допускал никакого снисхождения, никто не мог быть освобожден от бдения. Какая бы ни была дневная усталость от перетаскивания тяжестей, от болезней, от недосыпания — бдение они должны были совершать. Кто не мог соблюдать этот распорядок, тот или сам уходил, или его прогонял старец Иосиф. Нужно было исполнять его устав, совершать этот подвиг.

На бдении они сильно уставали, а утром снова перенос тяжестей, поход за дровами и водой, и снова работа, работа, работа. Поэтому они шли прямиком к туберкулезу. Но послушание старцу было абсолютным. Непрестанные труды, выговоры, нагоняя, взбучки, упреки. Говорить было строжайше запрещено. По ночам во время бдения их посещали благодать и милость Божия, они воспринимали множество Небесных явлений, и все они их духовно преображали. Так же старец Иосиф учил их, что бдение не должно пройти без слез, что монах должен плакать постоянно. Они непоколебимо верили, что слово старца было словом Божиим, и что старец не ошибается, и что он непогрешим в суждениях.

От лишений, трудов, скорбей и болезней у монаха Ефрема Ф. страшно болели грудь и легкие. Старец, как зачинатель всего этого порядка, не позволял им от него отступать. Слезы у них не прекращались ни днем, ни ночью. Они не знали, почему они плачут. Душа их чувствовала отдохновение, от отдохновения начинали литься слезы, только лишь от безмолвия. (..)

Старец требовал, чтобы они подвизались до крови против сна и нечистых помыслов. Они доблестно боролись со сном. Истязали свои спины ударами палок, ударами о стены, чтобы не задремать, не заснуть на бдении и не потерять пользу от него. От недостатка сна и отдыха они испытывали помрачение сознания: «Который теперь час? Что я делаю? Где я?» Старец Иосиф говорил: «Подвизайся в этом, не отступай. Выходи во двор и бейся о скалы. Не спи, хотя бы ты ничего и не соображал». Из-за многочасовых бдений в морозные зимние ночи монах Ефрем Ф. не чувствовал ног от самого пояса. Замерзало все: ноги, руки, нос. Во дворе он бил себя палкой, разбивал свою спину о скалы. И когда он так себя истязал, боль заставляла его проснуться. Несколько часов страданий. Борьба со сном была настоящим мученичеством. После битвы начиналось очищение души. В уме он замечал такую чистоту, такую легкость. Он сидел с Иисусовой молитвой по нескольку часов, вдох — выдох, и видел, как выдох с Иисусовой молитвой становился благоуханием, и это благоухание наполняло все вокруг.

Готовили трапезу. Все заплесневевшее, испортившееся они должны были съедать, от этого у них бывала рвота, у старца Арсения в организме завелись черви, а монах Ефрем Ф. чуть не умер. Нельзя было ничего выбрасывать, даже очистки и кожуру. Была полная антисанитария. Старец Иосиф запрещал мыть столы, посуду, ели прокисшую еду, которую готовили на неделю. В продуктах заводились черви и гусеницы. Ели червивые и протухшие макароны, фасоль, сухари, сыр, траву. У старца Иосифа Исихаста на шее вылезали чирьи, стало больным сердце, он мог бы прожить гораздо дольше, если бы не эта отравленная еда. В пост их мучения увеличивались, ели они мало и редко, и то протухшую, заплесневевшую и червивую еду, воды не пили, с утра до вечера перетаскивали тяжести — доски, пшеницу, цемент. Не было сил ходить, болел желудок, часто была рвота. По ночам тысяча поклонов, многочасовое стояние на ногах. И полное молчание. Все время они не прекращали источать слезы. Непрерывно. Умывались не водой, а слезами, их окружало благоухание.

Всегда должны были молчать. Говорили только старец Иосиф Исихаст и монах Арсений. Старец Иосиф не терпел, чтобы кто-то командовал, когда он был рядом. Если кто-то был не сдержан на язык, то старец Иосиф его бил и ругал: «Заткнись, закрой рот! Осел! Не празднословь!» Монах Арсений бывал бит старцем Иосифом до самой старости. Иосиф Исихаст учил, что молчание выше всех добродетелей. От молчания слезы у них текли ручьем, они не прекращались ни днем, ни ночью. Почему они плакали, они не знали.

Иосиф Исихаст учил, что спасает только послушание. Оказываешь послушание — будешь в раю, так как подражаешь Христу, который оказывал послушание Своему Отцу, если не оказываешь послушания — то будешь в аду. Гордость можно искоренить только послушанием. Учил, что оказывая послушание своему старцу — оказываешь послушание Богу. Мысли о грехах их уже не беспокоили, прохождение мытарств тоже. Во время Второго Пришествия они представляли себя справа от Судии, так как оправдываться за них будет их старец, так как они предали себя в полное послушание, поэтому и неповинны ни в чем. Послушание их было беспредельным, они полностью одобряли даже все решения старца Иосифа. Спасение души их не заботило. Бремени вины и ответственности они не ощущали. Помыслы их не беспокоили. Грехи? Они их исповедали. Все, что они сделали — все по послушанию. Они не боялись предстать перед Богом.

(..) От громкой молитвы у них болели рот и язык, опухало горло, болело сердце, в горле открывались раны. Старец Иосиф говорил: «Пусть болит. Боль принесет духовное наслаждение. В этом суть, таков святоотеческий путь. При вдохе и выдохе болит сердце? Ничего с ним не случится!» Так посредством исихастского метода они боролись со злом. (..)

Иосиф Исихаст требовал беспрекословного подчинения. «Или подчиняйся, или уходи». Во время молитвы ему приходили верные извещения от Господа, Бог открывал ему, как быть, чтобы не совершать ошибок. Старец не слушал никого, не принимал никаких возражений, не отступал ни на шаг, потому что имел видения и верные извещения от Бога. Но у молодых не было никаких возражений и сомнений в правильности решений старца Иосифа Исихаста.

Послушники старца Иосифа трудились во все воскресные и праздничные дни, чтобы их помыслы были связаны, и они не были праздными. У монаха Иосифа младшего было постоянное недомогание и боли в груди, кровохарканье и желудочные расстройства. У монаха Ефрема Ф. начались проблемы с легкими и начал развиваться туберкулез. У монаха Харалампия появилась грыжа. Монах Афанасий больше, чем кто-либо иной, ходил в разные места по делам общины. Он был главным носильщиком общины, несмотря на болезнь сердца и наследственную астму. Он перенес столько грузов, что его ноги в конце концов искривились. Монах Иоанн часто не слушался старца Иосифа, поэтому старец был им недоволен. Он претерпевал разные искушения от бесов, и они ему обещали, что на рассвете воскресного дня, после службы, они заберут его на небо, вознесут ко Святой Троице и он увидит рай. Для этого он должен был прийти в определенное место, но старец Иосиф ему не разрешил и таким образом спас его.

(..) Постепенно начал распространяться слух, что старец Иосиф впал в прелесть. Многие соседи и монахи считали его прельщенным. Старец Иосиф признавался, что вся его жизнь была сплошным мученичеством, что он много терпел от людей, которых он хотел спасти, но они его не слушали. Он писал сестре: «Знаешь ли ты, каково, когда приходят без причины, чтобы тебя обличать, постоянно кричат, что ты прельщенный, кричат до конца жизни? А ты знаешь, что это не так. И ты воюешь сам с собой, чтобы убедить себя, что так и есть, как говорят люди, хотя это не так. Когда видишь, что ты абсолютно прав, а убеждаешь себя, что ты не прав. Бьешь себя палкой, пока не убедишь себя называть свет тьмой и тьму светом». Но старец Иосиф все претерпевал, молился и испытывал различные утешения. Однажды он вышел из тела и пережил видение. Он погрузился в преизобильный свет и спустился в какое-то подземелье. Там были прекрасные юноши с красным крестом на лбу и на груди, один из них сидел на троне. Этот военачальник взял его за руку и повел еще ниже, там он увидел Божию Матерь и Иисуса Христа. В видении старец Иосиф видел, как Божия Матерь его целовала, простирала к нему Свои руки, Иисус Христос гладил его по лицу, а он целовал его руку. Старец Иосиф настолько преисполнился светом и Божественной любовью, что не мог стоять на ногах и упал ниц. Старец Иосиф утешался такими видениями, когда все от него отвернулись. Не было никого, кто бы был более опытен, чем он. Известные ему отцы и духовники относились к этому как к прелести. Но старец Иосиф не отступал. Бог просветил его, чтобы он продолжал.

(..) Ефрем Филофейский пришел на Святую Гору к старцу Иосифу Исихасту в 1947 году. В первый день своего пребывания у старца, после литургии, старец Иосиф накормил его розмариновым чаем, червивыми сухарями и червивым сыром, и благословил перетаскивать тяжести с моря на гору, с утра и до вечера. Старец Иосиф объяснил послушнику: «Ты пришел сюда, чтобы смириться, чтобы тебя судили, а не чтобы ты судил — Старца или братьев. Угодил своему Старцу — угодил Богу. Ибо Бога ты не видишь, а Старца видишь, и поскольку он — представитель Бога, поскольку все, что ты делаешь по отношению к Старцу, относится к Богу. Старец — это образ Божий, представитель Бога. Для послушника Старец выше епископа. С того момента, как ты подчинил себя Старцу, ты должен всегда слушаться и угождать ему, чтобы таким образом угодить Богу. Хорошее начало — это совершенное послушание, по образу мыслей. Как помышляет Старец, так помышляй и ты. Искреннее послушание не позволяет хорошему послушнику погибнуть. Закрой глаза свои и оказывай послушание — и не бойся». После этого Ефрем Ф. всегда старался угождать старцу Иосифу. Старец Иосиф его непрестанно обличал, ругал, бил, оскорблял, ежедневно употреблял всевозможные оскорбительные слова, изощренные колкости и эпитеты. Жизнь молодого послушника стала непрестанным мучением. За всего годы своего пребывания со старцем, он только два раза слышал, как его назвали по имени. День и ночь непрестанный нагоняй, послушник не мог перевести дух от взбучек. Он плакал, но говорил: «Старче, бей меня, колоти. Пусть треснет моя гордость». Это была трудная, но прекрасная жизнь.

(..) Монах Афанасий часто утомлял и огорчал старца Иосифа. Иногда старец Иосиф его бил, также как и монаха Арсения. Монах Афанасий был очень смиренным и самоотреченным. Он пил воду из цистерны, в которую падали змеи и мыши. Он говорил: «Бешеный пес должен пить отсюда. Ничего со мной не случится». Монах Афанасий много трудился до самой старости. У него образовалась незаживающая язва в результате запущенной раны ниже колена. Его живого ели черви, а язва испускала зловоние. Приходил врач, обрабатывал рану и делал перевязки. Но как только он уходил, монах Афанасий срывал повязки и расчесывал ноги. Он хотел умереть. Вся комната воняла от червей и гнилого мяса. Такой это был мужественный человек!

В последний год жизни старец Иосиф Исихаст заболел фурункулезом. Все его тело стало сплошной гнойной раной. Было много гнойников, послушники их вскрывали, резали его по живому. «Режь меня!» — кричал старец. Кровь текла ручьем. Израсходовали более ста пачек ваты. Когда он болел, у него было озарение. Кто-то ему говорил, что его подвижничество было не от Бога, а от диавола, что все, что с ним было — это чисто человеческое, это от прелести, это от разных обстоятельств, это из-за простого обмана чувств, телесных или душевных, что все его благодатные состояния от врага рода человеческого. Но старец Иосиф Исихаст отверг эти мысли и посчитал, что это внушает ему диавол. «Вот, что хотел сделать мне враг!» — сказал он.

Он вспоминал Пресвятую Богородицу, и не мог удержаться. Он любил Пресвятую Богородицу страстно. Он непрестанно повторял: «Иисусе! Матушка моя! Иисусе! Матушка моя!» Пресвятую Богородицу он называл Матушкой. За несколько дней до смерти он говорил: «Очень большая благодать. Молитва идет как часы. Ни одна страсть не шевелится. Помыслов нет. Никаких восстаний. Все это с молодости, это плод юношеских трудов. Теперь приходит заслуженная награда». Чистой и спокойной была его совесть. Совесть его не обличала ни в чем. Старец плакал не о своих грехах, он плакал от большой любви, он проливал слезы, ибо чувствовал, что направляется к Богу и к возлюбленной Пресвятой Богородице.

Особая любовь старца Иосифа к Божией Матери была столь очевидна, что ее выдавали даже сами движения старца, когда ему приходилось слышать Ее имя, смотреть на Ее икону или слушать, как кто-либо поет песнь в Ее честь. Старец Иосиф подолгу держал в своих объятиях икону Божией Матери, целовал ее, обливался слезами и разговаривал с ней: «Владычица моя, не остави меня. Я целую Твой образ, Ты же Сама была ласкова ко мне!» Часто он видел, как икона преображалась, и божественный образ принимал естественные размеры человеческого тела. Тогда старец Иосиф не в силах был стоять на ногах, падал ниц и горячо рыдал, исполнялся неизмеримой любви и света, и целовал то место, откуда разливалось благоухание, и он получал утешение. (..)

Когда умер старец Иосиф Исихаст, на его учеников сразу же распространилось ощущение Пасхи. В душе они переживали Воскресение. Сорок дней со дня преставления они чувствовали такую радость, какую никогда не чувствовали при его жизни. Основными чувствами в их душах были мир и блаженство. А на сороковой день у них открылись новые способности ума. У них началось взыграние благодати Святаго Духа. Ум стал ангельским, душа преобразилась, слезы от радости потекли ручьем! Сердце источало воду, текущую в жизнь вечную. Монах Ефрем Ф. и шага не мог ступить. Умные глаза его души глядели в глубину Небес. И оттуда, с Небес, как через воронку по трубке, Бог вливал в его сердце Свое блаженство. Снисходили знания, многие знания, веселье, сладость, восторг, из глаз лились слезы. Он считал, что получил дарования Святаго Духа. Он взял ручку и стал писать. Под внутреннюю диктовку он записывал дарования Святаго Духа и позже послал их одной монахине. «Это тот самый мешок старца Иосифа! Это извещение, что старец обрел дерзновение перед Богом! Старец Иосиф великий святой!»

После его смерти были и чудеса, такие как просветление ума, дарование Святаго Духа, великое благоухание на сороковой день в келиях и на могиле старца, ночные видения и явления с поцелуями, очень быстро выросший кипарис на могиле старца. Старец часто являлся во сне и говорил, что делать. Во сне старец Иосиф был на троне, как владыка. То он виделся как Христос, то снова преображался как старец. Монах Ефрем Ф., глядя на него, видел Христа. Через три года обрели его останки — янтарного цвета. Послушники разобрали их по частям: кто руку, кто ногу, кто голову, кто еще что-то. Много собралось народа. Голову отдали монаху Ефрему Ф., остальным другие части тела.

Старец Иосиф Исихаст положил начало возрождению афонского монашества на Святой Горе. Перед смертью он предсказал, что его ученики покорят Святую гору. Так оно и вышло. Иосиф младший восстановил Ватопед, Харалампий — монастырь святого Дионисия, Ефрем — монастырь Филофей, его духовные чада возродили Ксиропотам, Каракалл, Костамонит, а Ефрем Катунакский — монастырь Симонопетра. Также чада старца Ефрема Ф. основали в Греции, Кипре, США и Канаде десятки монастырей. В разных странах духовных внуков, правнуков, праправнуков старца Иосифа — неисчислимые тысячи. Из женской общины старицы Макрины — духовной дочери старца Иосифа — вышли монахини, которые возродили греческие монастыри, а сестры из тех монастырей были посланы в Северную Америку, чтобы привить там монашеский идеал. Сегодня там уже одиннадцать женских монастырей, которые ведут свою историю от старца Иосифа. Немало почитателей и продолжателей дела старца Иосифа и в России.

Его духовные чада и последователи искренне верят, что он великий современный святой, источающий благоухание святости. Где теперь такое подвижничество? Такая молитва? Такие слезы? Изображают его на иконах, составляют ему службы, просят его о помощи. Многие верят, что Святой Дух осенял его главу, и что сейчас он предстоит перед Богом, пребывает в жизни, и передает им жизнь и благодать. Он их святой, их венец, один из корифеев Святой Горы. Они хранят в памяти его образ, его дела и слова, думая, что это принесет им пользу. Они подражают ему в его подвиге, в бдении, молитве, чистоте. Они покланяются ему, молятся ему, соединяются с ним духовно и следуют его стопам.

Используемая литература:

«Старец Ефрем Катунакский» — Рекомендовано к публикации ИС РПЦ ИС Р15-501-0017, Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина пустынь, 2015 г.

«Старец Иосиф Исихаст. Полное собрание творений» — Рекомендовано к печати рецензионной комиссией УПЦ ВВ 01-15-04-03, Ахтырский Свято-Троицкий монастырь, 2016 г.

«Духовный опыт старца Иосифа Исихаста» — Рекомендовано к публикации ИС РПЦ ИС Р15-541-3622, Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2016 г.

«Моя жизнь со старцем Иосифом. Жизнеописание старца Иосифа Исихаста» (автор старец Ефрем Филофейский) — Рекомендовано к печати рецензионной комиссией УПЦ ВВ 01-11-12-30, Ахтырский Свято-Троицкий монастырь, 2012 г.

«Старец Иосиф Исихаст» (автор монах Иосиф Ватопедский) — Рекомендовано к публикации ИС РПЦ ИС Р16-604-0158, Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2016 г.

«Наставник молитвы Иисусовой. Жизнеописание старца Харалампия, ученика старца Иосифа Исихаста» — Пустынь Новая Фиваида, 2014 г. Издательство «Индрик», 2014 г.

«Толкование на подвижнические слова аввы Исаии» (автор архимандрит Эмилиан) — Рекомендовано к публикации ИС РПЦ ИС 14-401-0089, Александро-Невский Ново-Тихвинский женский монастырь, Екатеринбург, Зачатьевский ставропигиальный женский монастырь Москва, 2015 г.

Иллюстрация: Иосиф Исихаст (сидит с палкой) с учениками

Публикации | Ошибка? Среда,11:00 0 Просмотров:58
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.