» » Дети и родители Смоляковы: как стать иудами ради «мнимой свободы»

Дети и родители Смоляковы: как стать иудами ради «мнимой свободы»

0

140

Издание «Столица С» публикует материал со свидетельствами сторонников арестованных протоиерея Сергия Смолякова и его жены Ольги.

Напомним, что чета Смоляковых была арестована после того, как шестеро из двенадцати детей (шесть своих, шесть приемных) обратились в следственные органы и в СМИ с обращением, в котором обвинили родителей в многолетнем психологическом и физическом насилии. Одна из приемных дочерей также обвинила отца в сексуальном домогательстве. Сам протоиерей и его жена категорически отрицают все обвинения, в частности, они считают, что детей развратил своими роликами Александр Невзоров.

Защищают священническую чету и прихожане. Например, 74-летняя прихожанка рассказывает о том, какие замечательные детки Смоляковых росли на ее глазах:

«Каждое воскресенье приезжали на службу — чистенькие, нарядно одетые. Девочки пели на клиросе. Мальчишки помогали батюшке алтарничать. Анатолий в том числе. И в храме все было спокойно, по-семейному. Прихожане становились друзьями Смоляковых. Они приглашали всех в гости. Таких отзывчивых людей никогда не встречала… Во всех храмах указаны цены за молитвы. Здесь же стоял ящик для пожертвований: кто сколько мог — столько денег и клал. Всех старушек, которые в силу возраста не могли прийти в церковь, отец Сергий навещал на дому и причащал. Также его семья занималась благотворительностью — помогала детскому приюту в Большеберезниковском районе. Мы вязали носки для его воспитанников. В этом доме малютки Смоляковы узнали про Катю и забрали к себе. Поначалу девочка была очень плаксивой, но затем привыкла…»

Прихожанка даже считает, что вегетарианством в семье увлеклись сначала дети, а потом и родители. И теперь она недоумевает, как такие славные детки превратились в иуд:

«Мы не понимаем: как такое возможно, чтобы дети шли против своих родителей? Имя им Иуды, больше ничего не могу сказать. Я верю, что Сергий и Ольга выдержат это испытание».

Еще одна 34-летняя прихожанка тоже рассказывает доброе о протоиерее Сергии, он даже не брал деньги за требы, хотя не отказывался от домашних заготовок. Она делится воспоминаниями, что батюшка якобы страдал от того, что дети от него отдаляются.

Другая подруга семьи священника восхищается тем, как матушка Ольга закаливала своих детей:

«Мне как врачу было интересно, как матушка закаливает детей. Они бегали босиком по снегу, парились в бане… У этой женщины было множество рецептов, касающихся здорового образа жизни».

Эта женщина уже не восхищается детьми Смоляковых, а наоборот — рассказывает о них негативное:

«По словам Алтышкиной, проблемы начались, когда дети Смоляковых подросли. „Наша Катя начала дурить, — однажды поделилась с ней матушка. — Мы с батюшкой уехали по делам, а она связалась с нехорошей компанией, изрядно выпила и попала под машину“. „Матушка ездила к ней в больницу, — рассказывает Лариса. — Затем дома помогала ей восстанавливаться“. „По мере взросления Катя начала бунтовать — искала кровных родственников, но так и не нашла, — рассказывают прихожане. — Она заявляла, что не нуждается в женихах, но потом неожиданно оказалась беременной. От кого — неизвестно. Матушка с батюшкой приняли Катю с ребенком. Затем в монастыре она познакомилась и обвенчалась с мальчиком-сиротой. А потом снова забеременела. Этот парень несколько лет копил деньги на квартиру. Катя уговорила его переехать в Саранск, где все накопления быстро профукала. С мужем разругалась и вернулась к родителям уже с двумя детьми. Батюшка и матушка снова ее приняли. И после этого они плохие?!“»

А сын Анатолий стал «плохим» после того, как на него «повлиял» друг-гей:

«„Хотя поначалу он был достойным сыном, — рассказывает Лариса Алтышкина. — Батюшка гордился его золотыми руками, хвалил за идеальный порядок в мастерской. Черная кошка пробежала между Толей и родителями, когда он попал под влияние товарища с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Они учились вместе. Но Толя бросил учебу. А потом часто уезжал к другу в Подмосковье. Родители переживали. Несколько раз возвращали домой. Этот мужчина стал настраивать Толю против них. Причем действовал словно змей-искуситель: „У тебя ручки нежные и сам ты такой худенький, зачем тебя нужно вкалывать?“ После общения с этим приятелем у Анатолия появились „странные манеры“. Даже говорить стал по-другому. Стал ли он „таким“ — сказать сложно, свечку никто не держал. Кроме того, у Толи есть девушка, с которой они ездили на психологические тренинги. Вернулись совершенно другими. В разговоре появились фразы: „Мы другого уровня, мы достойны большего“. Самомнение выросло в разы. Затем Анатолий увлекся Александром Невзоровым, который „проповедует“ отказ от веры, а для семьи священника это вообще настоящий кошмар…“»

Еще одни знакомые Смоляковых уверяют, что священник с женой воспитывали детей правильно, поэтому непонятно, почему те взбунтовались:

«„Дети Смоляковых всегда были добродушными, открытыми, — рассказывает Нина Федоровна. — Они занимались садом и огородом. Сын Илья (имя изменено — „С“) проводил там разные эксперименты — оборудовал „теплые“ грядки, гордился тем, что придумал…“ „Однажды я подарил им шахматы, — вспоминает Владимир Николаевич. — Отец Сергий научил детей в них играть. Наши взгляды совпадали практически во всем. Мы сошлись во мнении, что Интернет и телевидение отрицательно воздействуют на молодежь. Смоляковы ограничивали детей в просмотре телепередач… Они несколько раз приглашали нас на семейные представления — со специально сшитыми костюмами, песнями, игрой на инструментах“. „Я всегда удивлялась, как матушка управляется с таким количеством детей, — добавляет Нина Федоровна. — Она говорила, что главный секрет — в дисциплине. У каждого свои обязанности. Например, сын Григорий трудился на кухне, так как у него открылся талант кулинара. Мальчик выпекал вкуснейшие блины! А еще они воплощали в жизнь невероятные рецепты — конфеты из фиников, разные супы… А теперь этой чудесной семьи нет. Гнездо разорили подросшие птенцы. Ради чего? Ради мнимой свободы?“»

Прихожане уверены, что дочь, обвинившая отца в сексуальном насилии, лжет. А все остальные аргументы детей — «извращенная правда»:

«…во всем остальном это какая-то извращенная правда. Например, история про монастырь в Абхазии. Начнем с того, что они часто ездили туда всей семьей. Там живут сестры, которые раньше служили в Пайгармском монастыре и давно дружат со Смоляковыми. Возможно, кому-то покажется странным, но у воцерковленных семей оставить ребенка на попечение монахине — это все равно, что поручить родной бабушке. В монастыре есть учительница, которая занимается с детьми. С родителями они каждый день общаются по видеосвязи. Батюшка и матушка поместили сыновей в монастырь, чтобы уберечь от пагубного влияния старших…

Также дети заявляли, что были лишены образования, чтобы в школе не знали об их голодном существовании. На самом деле на семейное обучение Смоялковы перешли из-за того, что некоторые неродные дети не справлялись с программой и в школе подвергались влиянию не совсем благополучных сверстников.

Также они винят родителей в том, что дома была дисциплина с трудовыми обязанностями. Но в многодетных семьях по-другому нельзя. Одна матушка не смогла бы справиться. И ничего плохого нет, когда дети умеют готовить и убирать.

Что касается обвинения в избиениях, то мы допускаем, что родители могли кого-то шлепнуть. Однажды батюшку спросили: как вы наказываете детей? «По-мушкетерски, сразу всех, — ответил он. — Не разбираясь, кто зачинщик. Если натворил дел один — прогулки лишаются все… Чтобы в другой раз были умнее и не бедокурили». Кстати, в их подвале, где якобы сидела Катя, располагается домашний спортзал, а не место для пыток…

Анатолий и Михаил уверяли, что отец бегал за ними с гвоздодером. Но батюшка после аварии стал инвалидом — у него одна нога короче другой. А Михаил в прошлом десантник… Смешная картина получается, согласитесь? Кроме того, обратите внимание: оба брата не спешат зарабатывать сами, а просят деньги через СМИ. Два взрослых мужика. Если священник живет на пожертвования — это понятно, он служил за жертву. Ребята, а вам за что жертвовать?! За то, что семью уничтожили и родителей посадить хотите?!»»

Итак, можно сделать выводы из доводов защитников протоиерея и его жены: родители святы и непорочны, они только и заботились о воспитании своих детей, все силы и душу вложили в них, закаливали, дисциплинировали, научили печь блины и делать грядки, играть на инструментах, жить в монастыре на попечении «бабушки»-монахини, обходиться без интернета, но удивителен результат такого воспитания — половина из этих детей оказались в итоге лживыми, ленивыми, легко подпадающими под влияние атеистов, геев, стали иудами, возненавидели и предали родителей ради какой-то «мнимой свободы»…

И действительно — с чего бы вдруг?..

Фото: Столица С

Публикации | Ошибка? Среда,9:00 0 Просмотров:79
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.