» » Байден обрушит ЗВР России в войне за Китай. В правительстве РФ этого не учитывают

Байден обрушит ЗВР России в войне за Китай. В правительстве РФ этого не учитывают

16
В агентстве Bloomberg, только что помирившимся с Роснефтью, 24 февраля под заголовком «Дипломат говорит» вышло интервью заместителя главы МИД РФ Сергея Рябкова. Его затравочная часть не могла ни привести в шок западный финансовый мир. Цитировались следующие слова: «Нам необходимо заблокировать себя против финансовой и экономической системы США, чтобы устранить зависимость от этого ядовитого источника постоянных враждебных действий. Нам нужно сократить роль доллара в любых операциях».

Слова Рябкова авторами интервью Ильей Архиповым и Генри Мейером прочно привязывались к будущим санкциям США против России. При этом отмечалось, что МИД «не отвечает за экономическую политику, и Рябков не уточнил, какие шаги могут быть предприняты для дальнейшего снижения зависимости России от доллара».

Действительно, работа с мировыми валютами это исключительно экономическая тема. У нас ей занимается Минфин при участии Минэкономразвития и Минторговли, а ЦБ проводит собственную политику по структуре золотовалютных резервов. Но вот что странно, заявление Рябкова прозвучало на фоне релиза пресс-службы Минфина об изменении структуры Фонда национального благосостояния (ФНБ): «В нормативную валютную структуру средств ФНБ включены японская иена с долей 5% и китайский юань с долей 15%». При этом доля доллара и евро сокращается с 45 до 35%, а доля фунтов стерлингов сохранена неизменной на уровне 10%. Здесь прямо не говорится, но важно то, что валютная часть ФНБ входит в золотовалютные резервы (ЗВР) России.

А вот тут -то «собака и порылась». Дело в том, что в нашей стране на начало декабря 2020 года хранилось только 20% ЗВР. Все остальные – в других странах, особенно ярко это видно на картинке с сайта ЦБ. Получается, что для истинной финансовой независимости нам прежде всего необходимо вернуть наши деньги со счетов в западных и других банках, а также монетарное золото (это слитки и монеты с пробой от 995) в Россию. Как нетрудно вспомнить на примере той же Венесуэлы, страна легко может лишиться своих денег, если США Байдена захотят их отобрать. Дело не в долларе, а месте, где хранится наша “касса”. Это первый момент финансового суверенитета.




Есть и второй – России срочно нужен выход из системы Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications (SWIFT) межбанковского обмена. Именно она – самая уязвимая часть банковской системы России при международных обменах. Несмотря на то, что штаб-квартира системы находится в Бельгии и контора подчиняется законодательству этой страны, США легко могут надавить на SWIFT и сделать нашу страну «банковским изгоем», как это произошло с тем же Ираном в ноябре 2018 года. Если кто-то считает, что платежная система “МИР” – это российский аналог этой системы, то им придется разочароваться. Это совершенно другая тема – платежей через пластиковые карты. Система быстрых платежей ЦБ решает банковские темы внутри России, но никак не выходит на международный финансовый рынок. А пока SWIFT в России заменить нечем, однако все российские наработки, сделанные по линии РАН с использованием нашего математического аппарата, криптоалгоритмов и связанные с государственной криптовалютой и блокчейном заброшены, отложены в самый долгий ящик. С 2015 года Китай подключил и развивает свою систему CIPS, однако наше включение в нее особенных радостей не принесет. Финансовый суверенитет России зависит от создания под ее эгидой собственной международной платежной системы, основанной на собственной математике и без этой составной части его не будет никогда.

Третий момент это, естественно, правильное структурирование валютной части ЗВР. К сожалению, наш ЦБ, его главный аналитик Ксения Юдаева и лично Эльвира Набиуллина после перевода части денег из доллара и евро в юань “попали” на дикие убытки. После решения о срочной дедолларизации ЗВР в 2018 году, а в истории всё повторяется, Россия перевела в юань 14,2% резервов. На момент покупки сумма была эквивалентна $67 млрд. Как следует из отчетов ЦБ по управлению валютными активами, основную часть юаней - на $55 млрд - он купил в первом полугодии 2018 года, когда курс достигал двухгодичных максимумов и составлял 6,2 юаня за доллар. Пандемия COVID-19 была использована руководством КНР для девальвации юаня и стимулирования китайского экспорта. Курс в конце мая пандемийного 2020 года составил 6,9514 за доллар и обеспечил по расчетам finanz потери России в размере $5 млрд. Кстати, потом долго судачили, что кое-кто неплохо заработал на инсайде. В августе 2020 года по этому поводу Госдума даже выкатила Набиуллиной претензии, но юань “простила”.

Так что принятое решение по структуре ФНБ в постковидный период может казаться, хотя и частным, но неплохим: юань- то почти на минимуме. Но заявленная война США против Си Цзыньпина, а это именно личное – китайские “комсомольцы”, рвущиеся к власти, неокона Джозефа Байдена вполне устраивают, непременно приведет к новому падению китайской валюты. И что делать потом? – Снова подсчитывать убытки.

Дмитрий Светин специально для
Публикации | Ошибка? Четверг,15:55 0 Просмотров:37
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.