» » ЦБ готовит для банков платформу «Знай своего клиента», вот только под кого?

ЦБ готовит для банков платформу «Знай своего клиента», вот только под кого?

25
11 марта Национальный совет финансового рынка (НСФР), в котором участвуют наиболее крупные российские банки, направил в ЦБ, Госдуму, Совет Федерации, Минфин, Минюст и Росфинмониторинг отзыв на законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части организации работы по оценке риска проведения юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями подозрительных операций и использованию этой информации» № 1116371-7. Это вторая попытка ЦБ протолкнуть через комитет Госдумы по финансовым рынкам Анатолия Аксакова создание на своей базе компьютерной платформы «Знай своего клиента» (ЗСК), на основании которой регулятор Эльвиры Набиуллиной собирается присваивать юридическим лицам и ИП «антиотмывочный рейтинг». Аналогия с ковидным социальным рейтингом, который сейчас обкатывается в Китае, практически полная. Ведь за юрлицом или тем более ИП всегда стоит конкретный человек, и именно на его жизни вновь появившийся рейтинг будет отражаться непосредственно.

Прежде всего, Комитет по финансовым рынкам ГД решил заменить определение «подозрительных операций» в 115-ФЗ «О легализации». В новом варианте эта дефиниция выглядит так: «подозрительные операции - операции с денежными средствами или иным имуществом, предположительно совершаемые в преступных целях, в том числе в целях легализации (отмывания) доходов, полученных преступным путем, финансирования терроризма и финансирования распространения оружия массового уничтожения (далее – подозрительные операции)».

На основании неясных “предположений” ЦБ собирается присваивать оценку рисков общения кредитных организаций с юрлицами и ИП в трех зонах – высокого, среднего и низкого уровня риска. В первом варианте законопроекта присутствовал «светофор»: красная зона, желтая и зеленая, причем организациям и лицам из красной зоны банковские операции блокировались автоматически, и, мало того, их средства изымались в бюджет. Именно это положение вызвало отзыв первого варианта законопроекта после ноябрьской попытки прошлого года. Однако и этот измененный текст, хотя и отличается фразой что «кредитные организации вправе использовать оценку ЦБ в качестве дополнительного фактора», не запрещает им сделать этот «дополнительный фактор» основным для принятия решения при блокировке счета.

Интересен и способ оценки «зон риска» для юрлиц и ИП. Он хорошо расшифрован в Сопроводительной записке к законопроекту: «Критерии Платформы ЗСК настраиваются таким образом, чтобы присваивать низкий уровень риска лицам, ведущим реальную хозяйственную деятельность без “примеси” сомнительных операций, средний уровень риска – лицам, совмещающим реальную и теневую части хозяйственной деятельности, обеспечивающим вывод денежных средств крупных клиентов в теневой сектор экономики, участвующим в теневом обороте неучтенной наличной выручки, ведущим деятельность в секторах экономики с повышенными рисками. Высокий уровень риска будет присваиваться Платформой ЗСК лицам, которые:

не осуществляют реальной хозяйственной деятельности;
• регистрируются на подставных физических лиц и контролируются третьими лицами;
• затрудняют либо делают невозможной работу налоговых и правоохранительных органов по установлению бенефициаров сомнительных операций;
• обеспечивают расчеты теневого сектора экономики».


Таким образом, ВСЕ юрлица, которые по итогам навязанной ВОЗ пандемии COVID-19 вынужденно сдающие “нулевую” налоговую отчетность объявляются чуть ли не «врагами народа», ведь они вынужденно простаивают и не ведут теперь реальной хозяйственной деятельности.

Кроме того, стоит вспомнить, что вся эта работа проводится не для блага российских компаний и банков, а следует из рекомендаций FATF («Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег» / ФАТФ) и там она носит чисто английское название KYC – «know your client». Эта история целиком связана с решением задач МВФ и Всемирного банка, являющихся на настоящий момент рупорами глобалистов, навязывающих миру свои правила «новой жизни». Причем они как раз включают тотальный контроль за финансами всех лиц и организаций, целью которого является возможность в любой момент отобрать безналичные деньги и оставить конкретного человека без средств к существованию и возможностей для протеста.

Заместитель руководителя совета НСФР Александр Наумов считает, что указанный в проекте подход может нарушить право граждан и организаций на свободное распоряжение имуществом и противоречит Конституции: «Основной риск, который видят банки именно в этом документе,— то, что их пытаются сделать частью пенитенциарной системы. Кредитные организации — это не суд, не прокуратура и не МВД, банк не может оценивать клиента с точки зрения того, преступник он или нет. А уж тем более банк не может быть наделен правом без суда карать клиентов, закрывать счета и не возвращать остатки средств, как того требует ст. 859 ГК РФ». На самом деле в России для этого существует финансовая разведка, Росфинмониторинг, которая является главным пользователем 115-ФЗ. Попытки Эльвиру Набиуллиной вывести банки на уровень специальной спецслужбы это исключительно перехват инициативы и внесение дополнительного бардака в законодательство, а также сдача конфиденциальной информации надгосударственному образованию FATF.

Cтремление ЦБ в чужую зону ответственности в пояснительной записке обосновывается еще и так: «В Банке России накоплен большой опыт в выявлении и квалификации подозрительных операций на разных звеньях платежных цепочек. Используемый инструментарий обладает высокой релевантностью, оперативностью и позволяет осуществлять мониторинг всего банковского сектора. Релевантность оценок регулятора, подтверждаемая банками, по клиентам и их операциям составляет около 99% ». Любой, кто что-то понимает в математике и статистике скажет, что это невозможно. А значит и все претензии регулятора, подкрепленные усилием Анатолия Аксакова и Ко, являются, мягко говоря, не совсем корректными.

Отдельно хочется отметить, что конкретно у Банка России нет пока соответствующего программно-аппаратного обеспечения для этого закона. Старое ПО постоянно подвергается атакам хакеров и мощенников, информация “течет” по всем каналам. Однако у Набиуллиной, так же как и у ФНС есть палочка-выручалочка – это data-center «Сбера» и его суперкомпьютер Cristofari, один из трех в России. Таким образом, как бы россиянам не объясняли, что принятие этого законопроекта «направлено, прежде всего, на снижение нагрузки на добросовестных предпринимателей, в первую очередь, на малый и микро-бизнес за счет снижения превентивных ограничительных мер со стороны кредитных организаций, расходов бизнеса на взаимодействие с кредитными организациями, количества дублирующих запросов одной и той же информации от разных кредитных организаций», это не так. Единственным бенефициаром “платформы ЗКС” оказывается неразрывный тандем ФНС–Сбербанк, который давно узурпировал «цифру» и перекраивает богатый пирог национального проекта «Цифровая экономика» в свою сторону.

Дмитрий Светин специально для РИА
Публикации | Ошибка? Вторник,18:00 0 Просмотров:59
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.