» » Церковное обнуление: обратный отсчет

Церковное обнуление: обратный отсчет

35

638

Еще пару лет назад казалось, что лишение сана о. Андрея Кураева — что-то, хоть и ожидаемое, но маловероятное. Уж слишком значимая фигура, медийно-известная личность. Чтобы избежать общественного резонанса, лучше держать в бессрочном запрете. Но вот это случилось и… И ничего не произошло. В светских изданиях эта новость заняла гораздо более скромное место, чем баталии вокруг схиигумена Сергия Романова. Теперь тоже бывшего. Каток прошелся от края до края церковной жизни, запечатав в асфальт и ультраправого ортодокса, и человека, пытавшегося показать православие с человеческим лицом, за что его все время обзывали либералом. Внутри православной церкви ни то, ни другое событие не вызвало какого-либо движения. Всем уже как будто все равно. Отсутствие совестливой, нравственно-болевой реакции. Онемение безразличия и страха? Десятки священников и десятки тысяч верующих пришли в церковь благодаря лекциям и книгам о. Андрея. И теперь они молчат.

Текст читает Ксения Волянская:


Штука в том, что самому выдающемуся миссионеру в современной церкви не только не осталось места из-за его взглядов и его образа православия, но и просто работы, обыкновенной миссионерской работы. Миссионерство сейчас невозможно и морально неприемлемо. Спорить с иеговистами и протестантами, когда их преследуют и садят в тюрьмы, невозможно. Уже немыслимо представить сегодня переполненные актовые залы провинциальных университетов с вопрошающими юношами. Этим юношам сейчас наглядно показана реальная церковность. Уже без иллюзий. А ведь это было. И ушло. Одинокий, стареющий протодьякон, который отдал церкви все свои лучшие годы жизни, всю полноту таланта, ради которой был порой и резким до ругани, и несправедливым к оппонентам, и которого теперь вышвырнули за дверь как использованную ветошь. И никто не возвысил голоса в защиту.

Это значимый симптом происходящего внутри РПЦ и событие-символ: кураевская рать окончательно разгромлена, ее светло и призывно реявший стяг тонкого интеллектуализма и христианского гуманизма втоптан во мрак невежества и покрыт толстым слоем праха имперского патриотизма. Всякое несогласие перемалывается тяжелой поступью деревянных солдат патриарха. Изумрудный город-град окончательно оккупирован. Церковное разнообразие, которое, как казалось в 90-х, станет цветущим лугом, превратилось в забетонированный армейский плац для победных маршей, переходящий в булькающее болото.

Прошедший год с начала пандемии стал годом стремительного обнуления церковной жизни в смысле потери ее значимости в общественном пространстве. Государство избавило церковь от всех внешних врагов и конкурентов, поместив ее за железные прутья зоопарка госпропаганды. Можно прийти полюбоваться на попугая, который повторяет тэвэшные речевки. Его сыто кормят, оберегают от любых покушений, но строго стерегут.

В разваливающейся конструкции общественно-государственных отношений, где, казалось, венчающим замковым камнем свода должна была стать православная церковь с суповым набором традиционных ценностей, патриотизма, духовности взамен советской идеологии, православие сейчас выпадает никому не нужным булыжником. Секулярное в своей основе общество воспринимает церковное вмешательство в его жизнь почти враждебно, никак не желая напяливать на себя всю эту сбрую традиционных ценностей. Для государства РПЦ стала слишком дорогим и не оправдывающим надежд проектом. Если уж в своих рядах столько времени патриарх не мог укоротить схиигумена и протодиакона, то что уж говорить о влиянии на ширнармассы. А с другой стороны, допусти подобное влияние — как оно может вывернуться в трудную годину для государственных мужей? Это изначально было нерешаемой задачей: чтобы слабая и зависимая церковь, не отсвечивая на фоне нацлидера, а лишь создавая ему светозарный ореол, при этом оказывала большое влияние на население в смысле его лояльности той власти, которая от Бога, и заменяла своим учение идеологию.

За последний год появилось стойкое ощущение, что большинству стало просто неинтересно то, о чем говорит патриарх, епископы и священники. Потому что повторяется это в сотый раз. Никто не ждет ничего нового. Сказка про церковное и национальное возрождение закончилась. Кому не нравится, кого что-то не устраивает — на выход!

Общество, пусть криво и косо, но меняется, хотя бы поколенчески, предъявляя новые вопросы и запросы, которые остаются со стороны церкви без ответа. Конечно, запрос на магию, в сторону которой сильно съехала современная православная церковность (из которой не сильно и выезжала), будет еще долго высоким. Но на этом поле — суровая конкуренция с гадалками, знатоками кундалини-йоги и открывателями чакр. И это уж точно обочина общественной жизни.

В ситуации общественной поляризации, где речь идет о справедливости и законности, невозможно остаться в стороне или быть одновременно с властвующими и порабощенными. Церковное руководство уже сделало свой выбор и начало активно его защищать. Простое духовенство — кто как. Большинству обыкновенных приходских священников плыть в одной лодке с народом, мучительно пытаясь подчиняться требованиям архиереев. До той поры, когда это станет невозможно и придется шагнуть в одну из сторон.

Не нужно быть провидцем, чтобы понять ближайшее будущее РПЦ. Монструозная, нежизнеспособная структура власти как могильная плита придавливает остатки живых церковных сил. Удушает и обескровливает. Казалось бы, сейчас внутри церкви побеждены все расколы, всяческие пятые и шестые колонны, достигнуто полное и безоговорочное единство. И вот этой единой силой да жахнуть бы по безбожникам! Просветительствуйте и миссионерствуйте! Вам даже зачистили пространство религиозной конкуренции! Плохому танцору все время неровный пол мешает? Более идеальных условий для церковной деятельности трудно себе представить. Но какая же скука и формализм, как будто смотришь представление кукольного театра Карабаса Барабаса, где все вынуждены исполнять свою заученную роль, без дерзновения и созидания в свободе Духа, без окрыленности силой Евангелия. Как посмотришь на лица сослужащих священников, на которых усталость, скука, унылость, — в запой уйти хочется! Отчего у вас такие лица, если вы постоянно во святая святых, причащаетесь и молитесь?! И кого вы можете вдохновить, зажечь, преобразить, повести за собой, унылые и малодушные пастыри?

Патриарх хотел, чтобы главный, непререкаемый и единственный голос церкви был его голосом. Он этого добился. И теперь он похож на кладбищенского сторожа, который в гробовой тишине обходит с колотушкой свои владения.

Впереди тяжелый и затяжной кризис с нарастанием психологии сектантства с его нетерпимостью, замкнутостью и враждебностью ко всему новому и не похожему на себя. Это реакция испуганных и не сумевших найти опоры в современности людей перед идущим куда-то в свое будущее миром, в котором придется стать реликтом прошлого.

Сейчас мы с улыбкой снисхождения смотрим на папуаса, украшенного перьями, что танцует перед туристами. Архиереи в раззолоченных облачениях, обвешенные всяческими бирюльками, в каждой из которых безусловно заключен глубочайший символизм, традиция, обряд (как и в каждом пере попугая и ожерелье из зубов у папуаса), тоже активно подтанцовывают под там-тамы земной власти. Это смешно и жалко и не вызывает уже благоговения, трепета и мистического ужаса перед шаманской силой.

Мы все родом из этого племени. Трудно выйти из подобного сродства и отправиться в свой неведомый Ханаан, оставив предания старцев и руководствуясь одной верой.

Я не думаю, что РПЦ как-то реформируема. Это так же безнадежно, как и попытка Лютера остаться честным католиком, но убрать всяческие индульгенции. Потому что без индульгенций, мощей и далее по списку (за А у вас неизбежно последует Б) у вас уже будет не католичество, а протестантизм. Это настолько не пластичная, жесткая, застывшая структура, от которой можно лишь отломиться, отколоться. Поэтому в православии возможен только уход в раскол или ересь с точки зрения самой православной церкви. С измененным богослужением, внутрицерковными отношениями, ограничением епископской власти, всем, что кто-то хотел бы сделать более близким к евангельскому духу, это уже будет не православие, а что-то совсем другое, хотя при этом вы не поменяете ни одной буквы в Символе веры и в Евангелии. Поэтому впереди, с одной стороны, — церковное усыхание и окукливание РПЦ, а с другой, с трансформацией политического режима в стране — уходы отдельных верующих, а потом и общин, а может, и епархий в расколы и переформатированное постправославие. Я уж не говорю про широкую волну тех, кто просто откажется от всякой церковности.

Надежда в том, что для верующих, которые дерзнут жить свободно взрослой верой с принятием личной ответственности во всей ее полноте за каждый свой выбор Евангелие не устареет и Христос останется тем же. Все происходящее сегодня будет когда-нибудь вспоминаться темной эпохой отступничества от истины и правды, веком идолопоклонства, из которого изведет Господь свой Израиль малым остатком весной света, что не в силах объять никакая тьма.


Публикации | Ошибка? Четверг,9:00 0 Просмотров:70
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.