» » Почему IT-эксперт Игорь Ашманов назвал цифровую трансформацию образования от «Сбера» чудовищной угрозой для детей?

Почему IT-эксперт Игорь Ашманов назвал цифровую трансформацию образования от «Сбера» чудовищной угрозой для детей?

33
Накануне в Общественной палате состоялась важная дискуссия о будущем России – о наших детях, которых необходимо защищать в интернете и не только от тонн информационной грязи, ведущей к самому настоящему расчеловечиванию. Значимым было выступление ведущего эксперта в области IT-безопасности Игоря Ашманова, который жестко прошелся и по существующему контролю за медиасферой, и по цифровизации образования и главным ее лоббистам, и по разработанным либералами поправками в ФЗ «О культуре…», напомнив присутствующим чиновникам об ответственности и необходимости медийной цензуры ради защиты здоровья и психики детей. Расскажем немного о главных заявлениях на этом круглом столе, а также прольем свет на то, как команда глобалистов из «Сбера» уничтожает будущее нашей страны прямо сейчас.

Инициатором и модератором дискуссии «Информационная безопасность детей: какие шаги должны сделать государство и общество?» выступил руководитель Центра изучения и сетевого мониторинга молодежной среды (ЦИСМ) Денис Заварзин. В преамбуле он отметил, что в деструктивные сообщества в интернете вовлечены около полутора миллионов пользователей, преимущественно – подростков. Действующие механизмы защиты несовершеннолетних, а также ответственные органы, работают разрозненно, малоэффективно, и в качестве решения проблемы Заварзин предложил разработать новую Концепцию информационной безопасности детей, направить ее в профильные ведомства для изучения, корректировки и последующего принятия на уровне Правительства.

С одной стороны, предложение уже давно перезрело, особенно с учетом того, что принятая Правительством 2 декабря 2015 г. действующая Концепция информационной безопасности детей, вызывает массу неприятных вопросов у родительской общественности (в частности, в нее включено антинаучное определение «гендера» - социального пола, что послужило поводом для запроса чиновникам и в Генпрокуратуру от Общественного уполномоченного по защите семьи ). С другой, не очень понятно, как нынешний «цифровой спецназ» премьера Мишустина будет утверждать реально работающую концепцию защиты детей «от народа» и независимых экспертов. Об этом и рассказал собравшимся известный топ-менеджер IT-индустрии Игорь Ашманов. Он отметил, что ознакомился с контурами разрабатываемого проекта, и он показался ему крайне сырым. А затем эксперт завел речь о главных рисках для российских детей.

«В отбитых нами изменениях в закон о культуре, которые пока лежат «в столе», есть два основных момента: государство должно давать творцам деньги, и не должно ни под каким предлогом вмешиваться в их работу, и второе – если люди заплатили деньги, то они могут смотреть все, что хотят, никакую цензуру применять недопустимо. Про интернет – та же самая история. Попытка протолкнуть закон, который снимает ответственность с творцов и полностью выводит государство из субъектности в культурном пространстве, – совершенно чудовищна.

И есть еще одна история – это цифровая трансформация образования, которую нам втюхивают разные люди… не буду называть пофамильно. Мы все их знаем. Там тоже нет ни слова о воспитании, о культурных и духовных ценностях. Там сказано, что учителя заменит искусственный интеллект… Я вообще-то профессиональный разработчик искусственного интеллекта, но то, что они пишут и произносят на разных уровнях, вплоть до самого высокого – это нечто чудовищное. Все это, как и закон о культуре, который они пытаются пропихнуть - пока мы, к счастью, сумели его завернуть, - так и вот это новое образование (причем, нам никто не объясняет, почему оно должно быть именно таким – просто «давай быстрей, хватай мешки, поезд уходит…», «весь мир туда идет, и нам тоже надо…»). – все это противоречит и нынешней Концепции информационной безопасности детей, и будущей, которую нам предстоит исправлять...»,
– откровенно заметил Ашманов.

У нас нет сомнений, что одним из главных персонажей, который втюхивает нам «цифровую школу будущего», является банкстер Герман Греф, ежегодно вкладывающий миллиарды рублей в цифровую платформу персонализированного обучения. подробно анализировала этот антиобразовательный, евгенический проект глобалистов , который Греф сотоварищи просто адаптируют на российскую почву. Не менее важной персоной в этом жутком форсайте (как видим, такую оценку дают вовсе не какие-то мифические «конспирологи-маргиналы», а обладатели множества достижений и наград из отрасли высоких технологий) является вице-президент «Сбера», ответственная за дивизион цифрового обучения Марина Ракова, ранее возглавлявшая проектный офис нацпроекта «Образование» в Минпросвете. Ныне, как уже сообщала , эта дама являеется одной их кандидаток на руководство новым министерством семьи, создание которого активно обсуждают на Старой площади .

Разбирали мы и суть трансгуманистического проекта «Сберкласс» (он же – цифровая образовательная платформа от «Сбера»), который ныне активно внедряется по всей стране при поддержке Правительства и региональных властей, несмотря на массовое противостояние активных родителей. Совсем недавно в Совете Федерации, к.ю.н. Анны Швабауэр и общественница Елена Мильская, рассказывали что корни, цели и задачи «нашей» цифровой образовательной антиреформы полностью контролируются «уважаемыми партнерами» - Всемирным Банком, ОЭСР, ЮНЕСКО, а в России их интересы проводят тот же «Сбер», Агентство стратегических инициатив, МШУ «Сколково» и Высшая школа экономики.

Полагаем, здесь будет весьма логично привести выдержки из стенограмм заседаний совета благотворительного фонда «Сбера» «Вклад в будущее», которые большинство граждан вряд ли видели в глаза. А зря – их не мешает изучить и нашим чиновникам, и лицам, ответственным за защиту национальной безопасности.

Например, на заседании 19 октября 2020 г. госпожа Ракова инициировала международную образовательную конференцию под эгидой Всемирного Банка, главной целью которой заявлено – «разработать документ, который будет принят ВБ, и который сможет установить новые основные ценности развития образования для всего мира».




Это действительно чудовищно, как заметил Ашманов. Как видим, такой абсолютно глобальный подход полностью исключает реальную конкуренцию, сохранение культурной самобытности и традиционной русской/советской школы, основанной на «идеалах наших предков и вере в Бога», как сказано в обновленной российской Конституции. Нет, тут речь про единые лекала, современные, антитрадиционалистские по своей сути – единые для всей планеты, и определяемые ростовщическими организациями «хозяев денег», а вовсе не педагогами/профильными научно-образовательными институтами. В конечном счете, для России принятие этой повестки автоматически означает уничтожение нацсуверенитета и падение до уровня цифровой колонии третьего мира.

Или вот вам пара выдержек из стенограммы заседания того же совета фонда «Вклад в будущее» от 25 февраля 2020 г. – тут уже мероприятие возглавлял сам непотопляемый Греф, который, если кто забыл, с марта прошлого года де-факто возглавляет координационный совет по развитию образования при министре Кравцове . Вот тезисы «заслуженного содомита»-цифровизатора из ВШЭ Исака Фрумина , входящего в экспертный совет фонда Грефа (куда же без него?):

«Страны-лидеры делают акцент на формировании и развитии «универсальных компетенций», видя в этом наиболее релевантный ответ на современные вызовы и залог сохранения глобальной конкурентоспособности своих образовательных систем;
Логика развития современных школьных практик связана с переходом от «парадигмы преподавания» (ученик как объект) к «парадигме самостоятельных учебных усилий» (ученик как субъект)».





Еще в 2018 г. рассказывала о совместной методичке ВШЭ и Сбербанка под названием «Универсальные компетентности и новая грамотность: чему учить сегодня для успеха завтра» . Суть всех этих «компетенций, soft skills, навыков 21 века и т.п.» (внедряемых в РФ по рекомендациям ОЭСР, ВБ и ЮНЕСКО) предельно проста – речь идет о надпредметных (метапредметных) навыках, которые должны вытеснить/прийти на смену предметным фундаментальным знаниям. То есть простые базовые умения разбирать текст, оформлять свои мысли устно и письменно, структурировать информацию, не требующие особого интеллекта – все, чему любой школьник и так научится, если будет хорошо вникать в суть изучаемых предметов вытесняют реальные знания. Человек, владеющий навыками, но не владеющий знаниями, превращается в настоящего биоробота, в «операционную систему» которого можно подгрузить любую программу. К тому же, Фрумин настойчиво продвигает самообразование ученика с уничтожением ведущей роли учителя. Это и есть подготовка «людей одной кнопки» по планам форсайтщика Дмитрия Пескова, или «служебного человека» в описываемой стратегии главы Курчатовского института Михаила Ковальчука.

В качестве доказательства – вот вам тезисы уже от господина Грефа из того же заседания «Вклада в будущее»:

«Достаточно 8–10 лет, чтобы изменить культуру, если это культура «первого лица» и она существует в условиях доминирования над ней институтов.
Культура является элементом системы управления.
В бизнесе успешной является тримодальная организация, в которой сбалансированы Run / Change / Disrupt (в Disrupt – Design Thinking), для каждого элемента которой характерны свои подходы и механизмы управления / . . . /
Эти же принципы нужно использовать для создания модели Школы XXI века.
Школа XXI века – это: от знаний к навыкам; персонализация, основанная на выборе ребенка; развитие по 3 составляющим (которые можно показать на паутинке): предметные знания, soft skills (social, cognitive), digital skills;
техники «Учись учиться»: быстрый набор текста, скорочтение, быстрое запоминание, структурирование информации (mind mapping), ментальная математика;
5.3. В рамках обсуждения модели универсальных компетенций и способах их измерения: есть передовой опыт – американцы, Марцано, можно взять его…»






Кажется, любого вменяемого человека, не говоря уже о профессиональном педагоге (Греф, если кто забыл, в сфере образования и педагогики – полный ноль), должны привести в ужас публично изрекаемые и оформляемые в качестве стратегии развития российского образования тезисы главного банкстера. Он ставит себе задачу изменить нашу культуру через изменение (трансформацию) институтов обучения, и тут же отмечает, что через культуру можно управлять людьми (!). Затем он прямо заявляет, что необходимо использовать в российском образовании американский бизнес-подход (!). Вы только посмотрите на корпоративный сленг Грефа – там нет уже ни одного понятного слова, он буквально разучился говорить и мыслить по-русски. При этом суть «оптимизирующего» подхода сводится к делению людей будущего на касты, исходя из которого покорных практикующих исполнителей будет 65%, а «избранных» управленцев, сочетающих в себе все модальности, банкстер насчитал не более 0,5%.

Далее Греф прямо предлагает перейти в «школе будущего» от предметных знаний к базовым навыкам – то есть уничтожить всю традиционную систему передачи знаний (!!!). А вот и «великие умения» от Грефа, которые, как он считает, должны быть в приоритете у нового поколения управляемых дебилов: быстрый набор текста, скорочтение, запоминание, структурирование… И итоговый бесхитростный вывод от Грефа: «есть американский опыт – можно взять его…» Все, занавес! И вот этому персонажу, публично признавшемуся в приступах паранойи , президент РФ выдал карт-бланш на координацию образовательных «реформ»?!

***

Мы немного отвлеклись, хотя это было крайне важное отвлечение – для понимания того, куда нас в итоге заведут такие «лидеры цифрового прорыва». Вернемся к выступлению Игоря Ашманова по проблемам безопасности детей в интернете. Эксперт отметил, что нашим соцсетям и электронным СМИ не хватает здоровой цензуры.

«Во Франции с начала 90-х годов существует такая инстанция, как Высший аудиовизуальный совет или контентный суд (состоит из 7 человек, трое назначаются президентом Национальной ассамблеи, трое – президентом Сената, председатель ВАС назначается президентом Республики). Он может свои решением в одночасье лишить лицензии СМИ. У нас вообще нет структур, которые бы определяли, что такое плохой контент. Есть россыпь законов в разных местах, которые к друг другу еще плохо подходят – это очень плохо. И если закон о культуре будет принят, то тот же Моргенштерн навсегда получит иммунитет, более того – он еще будет получать деньги у государства. У нас сегодня Минкульт финансирует в том числе совершенно бесчеловечные, русофобские фильмы.

Еще хочу сказать, что рассчитывать на саморегуляцию творцов и соцсетей не приходится. К тому же, у нас на центральных каналах творится шабаш и вакханалия, и специальная ответственная структура (по типу французского ВАС) могла бы обратить на это пристальное внимание»,
– заключил Ашманов.

Об опасностях цифровых технологий в образовании, а также о необходимости строгого контроля за организациями, дающими экспертные заключения в части безопасности того или иного контента для детей, рассказала председатель Лиги безопасного интернета Екатерина Мизулина.

«Наша организация обратилась в Генпрокуратуру по поводу деятельности исполнителя Моргенштерна. Мы полагаем, что он последовательно занимается пропагандой наркотиков в детской среде, призвали органы привести проверку по данному факту и привлечь его к ответственности. В новой Концепции информационной безопасности детей так же необходимо учитывать традиционные поправки в Конституцию, принятые в прошлом году.

Недавно в образовательной программе появился урок цифры. Важно, чтобы детям рассказывали о рисках, опасностях, с которыми они могут столкнуться при использовании новых технологий. На данном этапе такие знания отсутствуют у большинства детей, педагогов и родителей. Есть и серьезные проблемы в экспертной деятельности организаций, дающих заключения относительно безопасности того или иного контента для здоровья детей. Новая концепция должна исходить из приоритетов интересов ребенка перед свободой слова и распространения информации. Допустимо даже ограничение прав несовершеннолетних на свободный поиск и распространение информации, если это может нанести вред их здоровью и развитию.

И мы также поддерживаем создание структуры/координационного совета при Правительстве, которая бы занималась вопросами информационной безопасности детей для координации всей деятельности. Этот совет должен включать представителей разных органов власти. Полномочия по блокировке и экспертизе есть у разных структур, но на практике мы видим, что это работает плохо»,
– отметила Мизулина.

В итоге общественники при вяло изображаемой поддержке присутствовавших на мероприятии чиновников из Минцифры и Роскомнадзора договорились детально проработать и еще раз обсудить новую Концепцию информационной безопасности детей. Делать это конечно необходимо, как и вводить более жесткую цензуру для защиты молодого поколения, и учреждать независимый экспертный совет для оперативной проверки и блокировки асоциального контента. Но начать в деле защиты нацбезопасности, вне всякого сомнения, необходимо со спасения россиян от персонажей, мечтающих изменить всю нашу культуру, использовать ее как элемент управления обществом, перевести образовательные институты, а вслед за ними и всю страну, на американскую корпоративную бизнес-модель отношений. Мы все прекрасно понимаем, о ком идет речь.
Публикации | Ошибка? Четверг,11:00 0 Просмотров:43
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.