» » Приснодевство Богоматери и омонашивание Церкви

Приснодевство Богоматери и омонашивание Церкви

58

353

Ответ на текст «Царство бессеменных святых».

В эпоху поздней античности быт Римской империи порой проявлял столько разврата, что со времен, кажется, Тертуллиана (рубеж II-III вв.), каждый отец Церкви просто считал своим долгом написать отдельный трактат о девстве, в котором бы воспевал именно этот образ жизни, превознося его над супружеством.

Догмат о Приснодевстве Марии был утвержден на V Вселенском соборе (553 г.) в одном из анафематизмов. А самого этого учения в Священном Писании действительно нет. Даже то пресловутое место из книги Иезекииля о вратах, которыми пройдет Господь, и они останутся затворенными (если мне не изменяет память, первым эти врата с Марией соотносил свт. Амвросий Медиоланский) — не более чем указание на то, что слава Божия (т.е. само присутствие Бога) после вавилонского Плена вместе с народом Божиим вернется в Иерусалимский Храм. Однако, Библия — текст метафизический, и далеко не все там следует понимать буквально и только в историческом ключе.

Несмотря на отсутствие этого учения в Писании, Церковь защищает этот догмат, и это не случайно. Во-первых, бессеменность зачатия (партеногенез) — это явление, которое нередко встречается в природе. Так что здесь я вообще не вижу никаких проблем, все это вполне объяснимо даже чисто с биологической точки зрения. Во-вторых, христианам необходимы все эти «гинекологические» подробности Рождения Христа по той причине, что за этим стоит наша вера в подлинность Боговоплощения — главнейшего догмата христианства. Иисус Христос был всецелый Бог и всецелый Человек, от Девы Марии «позаимствовавший» Свою Плоть, чтобы разделить с нами все тяготы земной человеческой жизни, включая и внутриутробное развитие, роды, младенчество и т.д. Отрицание чего-либо из этого будет уже докетизмом.

Вопрос о Приснодевстве непростой. Потеря девства и родовая деятельность у женщин обычно сопровождается сильными болями. В случае с рождением Спасителя не было ни того, ни другого, так как Христос был изъят из первородного греха, одним из самых ощутительных последствий которого как раз и являются родовые муки. «В болезни будешь рождать детей» (Быт. 3:16) — сказал Бог Еве после грехопадения. Возможно, указание на безболезненное рождение Христа есть в этом евангельском стихе: «Родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли» (Лк. 2:7). Марии никто не помогал, и Она сама сразу же смогла позаботиться о Богомладенце, так как совершенно не обессилела при родах.

В одной из воскресных стихир говорится так: «Господи! Хотя и опечатан был Гроб Твой беззаконниками, но Ты вышел из гробницы так, как и родился от Богородицы». Получается, что и до Своего воскресения Плоть Христа обладала чудесными способностями — Спаситель при Своем рождении не повредил девства Своей Матери, мог пройти сквозь толпу разъяренных иудеев и остаться невредимым, ходил по воде и пр. Конечно же, все эти вещи, о которых я пишу, исключительно созерцаемы, но совершенно недоказуемы. Так верят христиане, и эту веру разделяю и я. В той же воскресной стихире чуть дальше находятся слова: «оба этих чуда для пытливых запечатаны, но открыты для поклоняющихся с верою этому таинству».

Освящение Духом Святым, которое испытала Дева Мария при Благовещении, предохранило ее от тления (слав. «тление» = повреждение) при Рождении Богомладенца, оно же предохранило и Ее тело после смерти от распада. Ведь при всей легендарности того языка, на котором до нас дошли сказания об Успении Богоматери, ясно следующее — Ее кончина была, во-первых, естественной человеческой смертью, во-вторых, это было событие, не похожее на исход из жизни обычных людей, в-третьих, показательно отсутствие Ее тела в гробнице и отсутствие каких-либо мощей Богородицы во всем христианском мире. Итак, Мария первая из людей воскрешена Своим Божественным Сыном, и Ее воскрешение, как и приснодевство — следствия Боговоплощения, необходимые для нашей веры, удостоверяющие подлинность человечество Иисуса и реальность телесного воскресения Его Самого и Его Матери. Ну тут уже каждый решает для себя, что это: античные мифы, средневековые легенды, сказки Новейшего времени? Считайте как хотите. Мой ответ — такова вера Церкви, и христиане ее исповедуют.

Второй интересный момент, который поднял автор, — это вопрос касательно отрицания сексуальности в Православии.

В каждую конкретную эпоху Церковь должна отвечать на те вопросы и вызовы, которые перед ней ставит мир. Когда-то этими вызовами были язычество, гностицизм, арианство, несторианство, монофизитство, иконоборчество. В плане формулировок, чаще всего ереси предшествовали ортодоксии. Поэтому почти все свои творческие силы Церковь тратила на полемику с этими лжеучениями, заодно и выкристаллизовывая свою собственную доктрину.

Печально, но в наше время Восточная Церковь слишком уж «запоздало» реагирует на что-либо (если реагирует вообще), уходя от неприятных для нее дискуссий в сторону. А вопросы и вызовы есть, причем их немало. Одним из них, направленным не только против христиан, но и против человечества в целом, является, на мой взгляд, подрыв антропологии — учения о человеке.

В древности Церковь отстояла Бога, защитила правильное учение о Нем. В наше время мы должны отстоять человека, и не дать его превратить в животное. Со времен Фрейда мир нас склоняет следовать своим инстинктам, не отказывать им, то есть, по сути — медленно превращаться в животное. Да, сфера сексуального — несомненно, очень важная в жизни человека, от которой много что зависит, но она тоже нуждается в одухотворении и окультуривании. Как это сделать — уже другой вопрос.

К сожалению, мы сами веками напролет систематически вдалбливали в церковное сознание идею того, что только монашество достойно спасения. Брак — это так, для слабаков и лохов. Для духовных неудачников, которые совершенно не способны на подлинное христианство во всей его силе.

Когда читаешь жития святых и гимнографический материал наших богослужебных книг, складывается ощущение, что для того, чтобы «белым» спастись, нужно либо постричься в монахи, либо закончить жизнь мученически. Третьего не дано. Ну нет в наших святцах «просто обыкновенных», образцовых христиан в миру. Святых супругов, которые все же встречаются в наших святцах, совсем немного (даты по нормальному календарю):

  • Ксенофонт и Мария, их сыновья Аркадий и Иоанн (8 февраля). Все постриглись в монашество.
  • Хрисанф и Дария (1 апреля). С ними пострадали трибун Клавдий, его жена Илария, их дети Ясон и Мавр. Все мученики.
  • Эспер и Зоя, их дети Кириак и Феодул (15 мая). Мученики.
  • Тимофей и Мавра (16 мая). Мученики.
  • Георгий и Ирина, их дети (26 мая). Здесь, думаю, чисто случайно, по монашескому недосмотру, в святцы вошли не мученики и не монахи, а исповедники.
  • Адриан и Наталия (8 сентября). Мученики.
  • Евстафий Плакида и Феопистия, их дети Агапий и Феопист (3 октября). Мученики.
  • Кирилл и Мария Радонежские (11 октября). Преподобные.
  • Андроник и Афанасия (22 октября). Преподобные.
  • Терентий и Неонилла, их дети Сарвил, Фот, Феодул, Иеракс, Ния, Вил и Евникия (10 ноября). Мученики.
  • Галактион и Епистимия (18 ноября). Мученики.

Итого, всего двенадцать пар. Мы ничего не знаем о том, как проходила ежедневная жизнь этих супругов, как они воспитывали своих детей. Я не включал в этот список легендарных Петра и Февронию (у них не было детей, возможно, потому, что жили как брат и сестра — в любом случае рассматривать их как образцово-показательную семью нельзя). Можно было бы привести еще список святых — в прошлом женатых, как Нил Синайский, Феодор Студит, Серафим Вырицкий, но суть везде одна и та же — чтобы спастись, ты обязан бросить семью, уйти из мира и стать монахом.

От такого омонашивания церковной среды лично у меня складывается тошнотворное ощущение. Признаться честно, я вычеркиваю из Минеи те места из служб, например, Адриану и Наталии, Хрисанфу и Дарии, где говорится о том, что эти пары христианских супругов якобы гнушались плотским общением как некой скверной. Более чем уверен, что за такими текстами сидели средневековые монахи, которые все хотели подогнать под свои ложно понятые аскетические понятия. И жизнь честных христиан в верном супружестве для них также была гнусностью. К слову, сколько бедных матушек ненавидят Иоанна Кронштадтского за то, что их мужья подражают подвигу святого! Все забывают о том, что супружество, верность в браке — это ведь тоже вид целомудрия, наряду с девством и вдовством.

Вернемся в наше время. Мир предлагает разрушение семьи, подмену ценностей, размывание границ между добром и злом, красотой и уродством, следование инстинктам, однополые «браки». А нам даже толком противопоставить-то всему этому нечего. Ни одной образцово-показательной семьи святых. Одна пустая демагогия о том, как нужно беречь семейные ценности, за которой не стоит ничего. Да, в древности в качестве борьбы с повсеместным развратом отцы предлагали девственную жизнь. Однако, такая стратегия в наше время вряд ли сработает. Где-то я слышал слова о. Иоанна Крестьянкина (на что уже монаха из монахов), который сказал, что наше время таково, что как раз слабаки идут в монастырь, а сильные христиане остаются жить в миру, чтобы свидетельствовать о Христе людям, ничего или мало что о Нем знающим.

В XIX в. богословствовать в России начали миряне — славянофилы. Заметьте, не епископы, не духовенство и даже не преподаватели духовных школ. И это был неплохой опыт. Лучше такое богословие, чем его отсутствие. Дворяне-помещики, интеллигентные люди, не имеющие священного сана, но искренне интересующиеся вероучением своей Церкви, спровоцировали всплеск церковной мысли. В ХХ в. богословие было уделом эмигрантов — Афанасьева, Флоровского, Шмемана, Мейендорфа. Их вклад в экклезиологию, в литургическое богословие поистине неоценим.

Я все наивно ждал, что наш XXI в. станет, наконец, веком богословия христианской семьи. Но увы. Прошло уже двадцать лет, но у нас гораздо более важные вопросы стоят на повестке дня: патриотизм, казачество, ИНН, антихрист, который вот-вот уже прострет свою лапу мохнатую на Русь Святую, благодатный огонь, чудеса, старцы, паломничества. Практически все без исключения вопросы в Церкви решаются одним рецептом: молись-постись-кайся-спасайся-исповедуйся-причащайся.

Какой вывод напрашивается из всего этого? Думаю, Церковь должна выйти из того литургического и ложно-аскетического болота, в которое ее вогнало монашество. Сомневаюсь, что это смогут сделать сами черноризцы. Но я уверен, что у Церкви достаточно сил, чтобы победить все несоответствия своему духу внутри себя. А гнушение браком, супружеским общением — гигантское несоответствие христианскому духу. Наперекор всему, нам бы представить свое, подлинное учение о человеке, представить всю ценность целомудрия и христианской семьи. Но, может, мир такой развратный, потому что мы сами конченые христиане?

Публикации | Ошибка? Вторник,9:00 0 Просмотров:45
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.