» » Митрополит Тихон (Шевкунов) в роли пророка и обличителя либералов всех мастей

Митрополит Тихон (Шевкунов) в роли пророка и обличителя либералов всех мастей

9

128

В блоге Серафима Сашлиева «12 сцена» митрополит Псковский и Порховский Тихон (Шевкунов) продолжил свою просветительскую деятельность на тему «Февральская революция: шанс или трагедия?» в дискуссии с публицистом и литературоведом Александром Архангельским.

На самом деле для убежденного владыки вопрос так не стоит, он совершенно уверен в том, что это была трагедия. Ничем не вызванная, кроме как индуцированным психозом (буквально так и выразился) в первую очередь либеральной интеллигенции и пошедшей вслед за ней волной народных масс. Никакой революционной ситуации не было вовсе. То есть митрополит Тихон в одном лице заявил себя как крупный историк, психиатр и политик нового времени. А Архангельский скромно с самого начала уточнил, что он не историк, хотя и проявил на протяжении всей передачи большую выдержку и точность в фактическом изложении событий той эпохи, не прибегая к откровенной вкусовщине и идеологическим передергиваниям, как это было заметно по пространным речам владыки.

Митрополит сходу брал все «крепости», ему все ясно, как божий день: победа в первой мировой войне была предрешена в пользу Российской империи, которая уже стояла у врат Константинополя. И уже (по его словам) были заготовлены кожаные наряды (которые потом присвоили себе большевистские комиссары и командиры) для парада и празднования победы над турками. Римнаш! Эта вот деталь лично мне кажется совсем лишней, но владыка был доволен собой, приводя ее в доказательство то ли победы, то ли все же поражения, раз кожанки достались не тем.

Скромный публицист оперировал фактами, которые как раз были против такого утверждения. Называл конкретные промахи в политическом и военном руководстве страной, в ура-патриотическом начале военной кампании, но и в довольно скором скатывании в тяжелые поражения, а в дальнейшем и к тому, что и произошло во время Февральской революции.

Довольно скоро выяснилось, что владыка не привык отвечать на поставленные вопросы, а хочет говорить «о своем наболевшем». Каждый раз ему такая возможность предоставлялась, и он загорался. Кто главный враг отчества? — Либеральная интеллигенция, которая не понимает ни себя, ни того, что нужно на самом деле государству и обществу. Недаром же он интеллигентов сразу обозвал и пригвоздил к позорному столбу.

Много времени уделил фигуре Керенского. Сравнил его с Навальным. Казалось бы, что общего тут может быть? Навальный был членом правительства? — Да, вполне возможно, стал бы мэром столицы в 2013 году, но ведь не дали. Так как можно сравнивать кислое с квадратным?

Затем псковский владыка обнаружил полное непонимание такого жанра как саркастическое высказывание, приняв его за реальное положение дел, когда привел слова Керенского как покаянные, что, дескать, нужно было тогда в критические дни революции расстрелять самого Керенского. Хотя, думаю, что в отношении нового Керенского — Навального — он допускает такую возможность. Или ничего не имеет против других вариантов устранения врагов власти.

Архангельский пожал плечами на такие сравнения и рассказал историю своего сына, который подвергся задержанию и впоследствии столкнулся с произволом госчиновников в погонах, которые не могут даже грамотно подтасовать результаты так называемого следствия по делу о мирном шествии в защиту Навального. Архангельский-младший буквально столкнулся лицом к лицу с ложью государства, но наказывать будут все равно его. А владыка, прищурившись как Ленин при общении с детьми, желая выглядеть миролюбиво и симпатично, вдруг спросил: «А они подавали на согласование властям свои шествия?» — «Теперь уже не подают, так как в любом случае знают, что им откажут», — ответил Архангельский. «Но мирные демонстрации не требуют согласования, а лишь уведомления», — уточнил позже. Но владыка уже потерял интерес к теме.

Было интересно наблюдать за поведением двух этих совершенно разных людей, хотя и из одного поколения, но абсолютно с противоположными взглядами на прошлое, настоящее и будущее страны. Владыка взмахивал «крыльями» своей рясы, поправлял панагию и делал скептическое лицо, когда ему не нравилось высказывание оппонента. Или победно взглядывал на публициста, когда говорил сам и приводил, как ему казалось, безупречные аргументы. Архангельский был серьезен и спокоен совершенно. Говорил коротко и не старался кого-то поразить силой слова. Пафоса в нем не было, в отличие от представителя священноначалия — тут его было достаточно.

Несколько раз владыка пытался доказать правоту своих слов, предлагая ссылки на источники, которыми он пользовался. В основном, это были слишком известные мемуары советских партаппаратчиков. Был не убедителен, не стеснялся недобросовестных приемов.

Так, он пересказывал пересказанные слова Чехова о Толстом, в изложении Короленко. Из которых следовало, что Лев Николаевич потирал руки и радовался очередному покушению на губернатора. Литературовед со стажем Архангельский спокойно отвел в сторону эти досужие разговоры и не стал их комментировать.

Публицист отвечал исключительно на поставленные вопросы ведущего, строго по теме. «Кто и что было главной причиной отречения Николая Второго, а затем и краха Российской империи?» — Множественные неправильные действия власти и нежелание понимать ситуацию в целом. Нужно было расширять гражданские права и свободы, а не стрелять в студентов и рабочих. Разрешить организовывать партии и союзы, разные: профессиональные и политические. Понимать, что мир вступает в индустриальную эпоху со своими непатриархальными законами, а самодержавие тормозило нормальное развитие страны.

Шевкунов не мог согласиться с тем, что власти от Бога чего-то не понимают. Поэтому разговор снова скатывался к шельмованию злобной интеллигенции, виновной во всех бедах России. И митрополит даже как будто не понимал, что перед ним сидит представитель такой интеллигенции, только не злобной, а умной, просвещенной, тонко организованной и очень выдержанной. К чести А. Архангельского, ни один мускул не дрогнул на его лице, когда он с достоинством отвечал на выпады представителя скреп.

Вот в этом вся суть разногласий и заключается: владыкам хочется простых решений сложных проблем, они принципиально против сложно устроенного мира, в котором есть такое разнообразие мнений, культур, инноваций и настроений. Им нужно, чтобы все было под их контролем. Либеральная (хорошо, что он не сказал «либероидная сволочь», как это принято в кругах новых консерваторов) общественность — это непонятный конгломерат всего на свете. Вместо того, чтобы изучать его и понимать, что́ оно и зачем, владыкам с кесарями хочется все снова подморозить. Недаром у Путина в авторитетах Александр Третий, а у владыки — Победоносцев. Они себя и отождествляют с самодержавием и православием. Хотя давно умными историками сказано, что ничего буквально не повторяется, а если этого пытаются добиться, то лишь превращают в постыдный фарс.

Ведущий буквально по нескольку раз задавал владыке один и тот же вопрос, на который получал снова и снова уклончивые ответы ни о чем. Лишь раз владыка бурно отреагировал сразу на вопрос — правда ли, что по его повелению был арестован режиссер К. Серебренников? Тихон подпрыгнул на месте и вскрикнул: «Зачем же вы приглашаете на передачу такого негодяя?» На что ведущий спокойно объяснил, что вот для этого — услышать ответ. И по реакции владыки лично мне стало понятно, что да, он-таки и приложил властительную руку к такому длительному заключению известного режиссера и к последующему запрету на профессию.

К чему же свелась вся эта полуторачасовая беседа? — К эмоциональному монологу псковского владыки, его идее-фикс. Она не нова, довольно часто использовалась и ранее в тоталитарных обществах. Заключается она в заговоре неких альтернативных и враждебных государственной власти сил, действующих против нее и совершающих перевороты. По сути, это снова разговоры о пятой колонне. Ничего нового владыка так и не надумал. Универсальное объяснение, ничего не объясняющее.

Мне стало понятнее всего вот что: Путин и Тихон — действительно родственные души. Для одного великой геополитической катастрофой ХХ века была и есть пропажа с карты мира страны с названием СССР, для другого — рухнувшая Российская империя. Оба сошлись во власти в желании подморозить ситуацию, затормозить сползание ее в революционную. Тогда, в конце девятнадцатого века на короткое время это удалось, но чем закончилось — известно. Но новым владыкам не очевидны ни факты прошлой истории, ни признаки надвигающейся катастрофы. Они пребывают в вечности, где власть имущих всегда права и всегда от Бога. Кстати, владыка Тихон лишь однажды за всю беседу помянул Бога и Евангелие. Проклятую либеральную интеллигенцию — раз двадцать…

В конце передачи митрополит, явно не удовлетворенный произведенным эффектом от его пророчеств и обличений, прибег к последнему средству: посмеялся над Архангельским, назвав его мечтателем, видящим сладкие сны демократических преобразований в стране. Он де мыслит реалистично и не надеется на такое. Как было самодержавие, так им и останется. На что Архангельский сказал, что «если ничего не делать, все запрещать, то ничего и не будет».

Публикации | Ошибка? Понедельник,8:00 0 Просмотров:35
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.