» » Так что будем делать, гражданин Тупеко?

Так что будем делать, гражданин Тупеко?

0

109

Виталий Тупеко, он же «митрополит Вениамин», был показан в программе режимного агитатора и пропагандиста Маркова.

Бросается в глаза, что церковный иерарх оказался полностью в руках не сильно далекого, но все же более сообразительного и ловкого ведущего, который то и дело подсовывал витающему в благословии собеседнику необходимые посылы и выводы. Еще поговорим о них подробнее, не из-за их ценности, а для вскрытия роли, отведенной церкви в обновленной версии официальной идеологии.

Один из основных ключевых моментов в программе Маркова — мнение митрополита Вениамина о БЧБ-флаге:

«Если вспоминать историю, как появился бело-красно-белый флаг, то сама история, она показывает некоторую такую противоречивость, которая уже заложена. И изначально не говорилось о Христе, о том, что это символ христианской веры, когда образовывался флаг. Он использовался для других целей. Кроме того, известно, это из истории никак нельзя выбросить, это не забывается, что данный символ также использовали коллаборационисты во времена Великой Отечественной войны. И есть свидетели — если не живые, то те, которые от своих дедов, прадедов слышали об этом».

Интересно, понимает ли митрополит Вениамин, какой ящик Пандоры он открывает такой логикой по отношению к той структуре, которую он возглавляет. Буквально стреляет себе в ногу. Ведь тогда получается, что тем более надо запретить православную церковь.

Чтобы далеко не ходить, просто обратимся к очерку краткой истории БПЦ на ее же официальном сайте. Мы узнаем, что до начала Второй мировой войны на подконтрольной советской власти части были закрыты ВСЕ храмы:

«Летом 1939 г. в Восточной Беларуси власти закрыли последний официально действовавший православный храм, находившийся в Бобруйске. За исключением нескольких катакомбных церквей (2 находились в Могилеве и в Гомеле) в Восточной Беларуси с лета 1939 до лета 1941 года православные богослужение нигде не совершалось».

Лишь после присоединения Западной Беларуси, «в пределах БССР оказались 3 епархии, входившие ранее в состав Православной автокефальной Церкви в Польше: Виленская, Гродненская и Полесская, в которых действовали около 800 храмов и 5 монастырей».

Началась война Германии с СССР:

«В первые же месяцы войны вся территория БССР была оккупирована немецкими войсками, и сразу же в Беларуси начала возрождаться церковная жизнь… В 1941 году были открыты курсы для подготовки кандидатов на священно- и церковнослужительские должности в Минске, Гродно, Новогрудке, Гомеле, Витебске, Смоленске, Жировицком монастыре. В 1941–1945 гг. были рукоположены в священный сан 213 чел. По распоряжению митр. Пантелеимона в Восточную Беларусь были направлены для организации церковной жизни архимандрит Жировицкого монастыря Серафим (Шахмуть) и священник Григорий Кударенко, возобновившие на восточнобелорусских землях более 90 церквей. Всего в 1945 году в Беларуси действовало 1044 храма и 7 монастырей, из которых 5 были возрождены во время оккупации».

Архимандрит Серафим ныне канонизирован и традиционно возглавляет на иконах собор белорусских новомучеников. А новомученик он потому, что пришедшая советская власть осудила его как раз за пресловутый коллаборационизм и отправила в лагеря, где он и погиб.

Ведь неспроста:

«В июне 1944 г., опасаясь репрессий со стороны советских властей, весь белорусский епископат во главе с митрополитом Пантелеимоном покинул пределы Беларуси и, оказавшись в вынужденной эмиграции, в полном составе вошел в Русскую Православную Церковь за границей».

Да, конечно, «немецкое руководство решило использовать желание простых людей открыть храмы и возобновить в них богослужения в своих интересах».

Но не то же самое можно сказать и в отношении национальных символов, ведь и все национальное использовалось оккупантами в противовес советскому в своих интересах?

Вот такая история, и ее «никак нельзя выбросить», как говорит митрополит Вениамин. Причем история реальная и бесспорная, в отличие от той, которую будто бы кто-то слышал «от своих дедов, прадедов». Как и «никак нельзя выбросить» то, что именно под советскими, а не бело-красно-белыми знаменами, замучены миллионы людей, в том числе сотни тысяч священнослужителей, громились и закрывались церкви, преследовалась христианская вера.

Так что будем делать, гражданин Тупеко? Запрещать церковь, сотрудничавшую с оккупантами, столь враждебную для советской власти, а значит и ее нынешним наследникам, которым вы так сладко подпеваете? Или хотя бы начнем с деканонизации и осуждения новомучеников, вернемся к старой версии, что это «всего лишь преступники против власти, и понесли заслуженное наказание», как это твердили иерархи во времена СССР? Чего уж там — не привыкать. Другое дело — куда ж вы тогда пойдете? Даже агитатор с вас никакой. Стоит снять белую шапку, как под ней окажется пустота. Что ж, тогда старайтесь, выслуживайтесь, перестраивайте церковь из христианской в лукашистскую. Кое-что из «символа веры» этой обновленной церкви мы уже услышали в этой же программе.

И в завершение, вот что говорит история, которую «никак нельзя выбросить», о создателях флагов:

«Белорусский живописец Николай Гусев создал флаг БССР образца 1951 года. Его модификацией является нынешний официальный флаг Беларуси.

Но во время немецкой оккупации, чтобы спасти свою семью, он сотрудничал с оккупационной администрацией, также писал портреты немецких офицеров. Среди работ этого времени — большой портрет Гитлера к первомайским праздникам 1943 года. После войны он был осужден за сотрудничество и четыре года отбывал наказание, вспоминали в своих воспоминаниях художники Валентин Тарас и Евгений Тиханович.

Между тем Клавдий Дуж-Душевский, который в 1917 году разработал дизайн бело-красно-белого флага, наоборот, во время немецкой оккупации отказался от сотрудничества с нацистами.

В августе 1943 года он был арестован немецкими властями вместе с женой за укрытие евреев и отправлен в концентрационный лагерь в Правенишках. С приходом советских войск вновь был арестован в 1946 и 1952 годах, и осужден на 25 лет заключения. В 1955 году его освободили».

После вступления сугубо личного характера, но, тем не менее, довольно знаменательного (об этом мы еще поговорим), пропагандист берет быка за рога, то есть, простите, митрополита в оборот, и раскручивает его на церковное одобрение центральной идеологемы режима — о «единстве». Вы же помните, у нас даже объявлен «год единства». Единство, разумеется, любой ценой и вокруг центральной фигуры вождя. Сами понимаете, что это напоминает, да и не особо скрывалось, когда еще в 1995 году диктатор прямо заявил в одном из интервью:

«В свое время Германия была поднята из руин благодаря очень жесткой власти. Не все только плохое было связано в Германии с известным Адольфом Гитлером. <…> Немецкий порядок формировался веками, при Гитлере это формирование достигло наивысшей точки. Это то, что соответствует нашему пониманию президентской республики и роли в ней президента. <…> Германия поднялась благодаря сильной власти, благодаря тому, что вся нация сумела консолидироваться и объединиться вокруг сильного».

Вот такого рода «единство» и принялся активно насаждать режим. Во имя «единства» терпи и смиряйся, а кто не хочет объединяться, того закатаем на многие годы. Неплохо получить под это религиозную санкцию, не так ли? На что и толкает ведущий, играя словами «единство», «терпение», «смирение». Мол, насколько он «погружен в религиозную литературу», эти понятия близки к православию. Не так ли, владыка? И гость с готовностью отрабатывает роль, пускаясь в пространные рассуждения:

«Это очень близкие понятия. И если нам посмотреть, как создается добрая семья. Всегда кому-то из супругов надо что-то потерпеть, смириться, переступить через какие-то свои планы, обиды, огорчения, чтобы была единая семья, чтобы были мир и гармония. Порой люди к этому идут длительное время, а порой — как-то сразу, с самого начала это складывается. Но несомненно, что каждый человек-христианин, он в своей жизни должен выбирать не какую-то одну добродетель, а стараться в зависимости от того, как складываются обстоятельства. Проявлять или терпение, или смирение, или мужество, или кротость. Вот эти качества. Но то, что единение необходимо в любом обществе, это, конечно, бесспорно. И единство, или лучше сказать единение, это, в общем-то, залог будущего страны, общества. Единению мы должны учиться в малых коллективах: в семье, в школах, в учебных заведениях».

«Единение необходимо в любом обществе»? Забыл, видимо, иерарх, что единство бывает разным. Как говорит один из святых отцов, «и разбойники бывают согласны». Даже в приведенном примере с семьей оно может быть ценой страха, подавления, насилия. А со стороны вроде как единство и гармония. А если на уровне общества, то мы еще помним «единство трудящихся», как и знаем об аналогичном и уже упомянутом, как идеал для диктатора, «единстве» в нацистской Германии. Но самое главное — неужели не помнит православный иерарх традиционное православное представление об Антихристе, который, как предполагается, должен небывало объединить общество?

Христос и апостолы говорят о единстве, но это единство во Христе, причем добровольное и по любви. Если же единство на другом основании, тем более силой зла, то, напротив, Иисус прямо говорит, что пришел разрушить такое единство, «не мир принес, но разделение». «И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому; и Я прииму вас», — говорит апостол Павел. Никакого «единства» самого по себе, как благодетели, ни Христос, ни апостолы не проповедовали. Так что суждение митрополита и его идеологических опекунов в корне антихристианское и антиправославное. И просто античеловеческое.

Источник

Публикации | Ошибка? Суббота,8:00 0 Просмотров:34
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.