» » Сын священника, кризис веры и духовники: о «практическом Православии»

Сын священника, кризис веры и духовники: о «практическом Православии»

27

261

На сайте «Фома» в рубрике «Вопросы священнику» вчера был опубликован очень интересный вопрос — от сына священника. Это даже не вопрос, а текст-размышление, во многом в «ахилловском» духе. Стоит процитировать этот текст полностью:

«Здравствуйте, батюшка! Заранее извиняюсь за большое количество текста.

Мне 23 года и у меня сейчас кризис веры (если то, что у меня осталось, вообще можно назвать верой). Причин тому много, опишу только некоторые.

Речь пойдет о «практическом Православии». Так как в некоторых местах я буду несколько резко высказываться о некоторых явлениях, то будет не лишним сказать немного о себе: я сын священника, сейчас получаю высшее образование (не богословское), практически всю мою сознательную жизнь религиозные вопросы были очень важны для меня, в связи с чем я старался как можно лучше изучить христианское учение — смотрел лекции, читал книги и т.д. В общем, то, что я напишу дальше — это не цитаты из атеистических пабликов и не «пропаганда госдепа», а результат долгих наблюдений и размышлений.

Пожалуй, то Православие, которое господствует сейчас в головах большинства верующих, можно охарактеризовать термином «рабоче-крестьянское» или «советское». Проще говоря: «кругом враги», «знание надмевает», «все богачи негодяи» и т.д. и т.п. Проявление второго и третьего тезиса встречается настолько часто, что вряд ли нужно это как-то аргументировать (причем, что особенно печально, встречается не только среди простого населения, но и в творениях святых).

Кто-нибудь скажет, что «это не так важно, ведь самое главное — это стремление к Спасению». И тут начинается вторая проблема. По большей части реальная практическая часть ограничивается соблюдением постов, чтением молитвенных правил и посещением богослужений. Ну и, пожалуй, постоянной медитацией на тему своей греховности. Носить почетное звание «первого грешника» — чуть ли ни обязанность каждого верующего. Иногда так и хочется спросить: «Ты в 20 лет был первым грешником, сейчас тебе 80 и ты все еще первый грешник, так что же ты все это время делал?» К смирению это тоже не относится никак по той простой причине, что каждый в храме прекрасно знает, что хотя он и «первый грешник», но тут каждый присутствующий также первый грешник. Да и, скажем честно, мало кто из «первых грешников» считает себя грешнее тех, кто не пришел сегодня на службу (об атеистах и иноверцах я вообще молчу). Вообще сам термин «грешник» уже давно потерял свою силу, грешниками сейчас себя называют все, кому не лень, но часто ли вы слышите, чтобы человек назвал себя мразью или сволочью?

Смирение — вообще штука интересная. В понимании большинства быть смиренным — значит считать себя хуже других (причем не только в морально-нравственном отношении). Мне понадобилось больше часа, чтобы объяснить одной гражданке, что если она справляется с каким-то делом лучше другого человека, то убеждать себя в том, что на самом деле она в этом деле хуже — это не смирение, а самообман.

Вообще вся жизнь подобных граждан состоит из небольшого числа «православных шаблонов» по типу «по грехам нашим» и «это признак гордости». Причем «признаки гордости» диагностируются всем, кто под руку попал, без особых раздумий.

Особенно печально то, что, если спросить человека о том, что скрывается под тем или иным шаблоном, можно понять, что он об этом даже никогда не задумывался. Нет, ответ, конечно, будет, но, если вы продолжите развивать эту тему, то через какое-то время абсурдность этого ответа будет понятна не только Вам, но и собеседнику.

К слову, в качестве инструментов «борьбы со страстями» Вы тоже услышите, только про пост и молитву и все (что как бы маловато для человека, для которого Спасение является смыслом жизни).

В результате всего этого получается, что человек не движется ни в мирском, ни в духовном направлении и развивается лишь до тех пор, пока к этому его подталкивает внешняя среда (в виде школы и института). А дальше начинается застой и деградация. Дальше эти люди больше напоминают живые трупы, способные лишь на воспроизведения шаблонных фраз в тех ситуациях, когда эти фразы «положено» воспроизводить. Или, лучше сказать, они как болото, в котором нет никакого движения и которое затянет тебя в свою трясину, если ты дашь ему такую возможность.

Нельзя также не затронуть и тему «один батюшка сказал…». Создание «культа личности» священника — явление достаточно распространенное. В глазах очень многих граждан, при первом же надевании облачения вчерашний семинарист тут же становится «сверхчеловеком». (Безусловно, подобные вещи происходят чаще всего не по инициативе священника, однако перенос монашеского послушания (пусть даже иногда и в чисто теоретическом виде) в мир очень этому способствует.) Вообще очень часто жизнь христианина напоминает «игру в монашество».

Ну и напоследок, есть еще одна важная проблема, которая затрудняет мне возможность пойти по подобному пути. А именно — большей частью благ, которые мы сейчас имеем, мы обязаны не праведникам, а предпринимателям. Да, часто жизненно важные открытия делали идейные люди, но без «расчетливых торгашей» и «прагматичных политиканов» эти идеи не получили бы такого распространения.

И тем, кто хочет мне на это ответить, что я отвергаю Истину в угоду комфорта, я хочу сказать, что к этому «комфорту» относится, кроме всего прочего, снижение детской смертности (в десятки раз), решение проблемы голода (во многих странах полностью), снижение нищеты в 2 раза за последние 50 лет (по всему миру) и т.д. Я очень сомневаюсь, что у подобных теоретиков хватило бы духу сказать матери, потерявшей половину детей, что это полезно для ее духовного роста. В общем-то отсылки к «благочестивым предкам» обычно связаны с банальным незнанием того, в каких условиях эти предки жили.

Заранее спасибо за ответ!»

На этот замечательный искренний текст отвечает постоянный автор рубрики «Фомы», «профессиональный отвечальщик», уже знакомый нам клирик Кинешемской епархии протоиерей Андрей Ефанов. Отвечает, как нам видится, ровно в том духе, в каком и ответил бы любой, более-менее грамотный, но осторожный священник — слов много, благоуветливость, но… ни о чем.

Ефанов говорит, что тут надо «садиться и разговаривать», кризис, мол, для молодого человека — это нормально, нужно «помолиться Богу, попросить Его живого участия и содействия в том, с чем Вам предстоит разобраться», ну и, конечно же, «поговорить с Вашим батюшкой. Если он достаточно мудрый пастырь, он спокойно наставит Вас, поговорит, подскажет, как быть. Если опыта не хватит или с родным сыном тяжело (так бывает), думаю, Вы бы вместе могли подумать, к кому из духовников Вам бы можно было походить, чтобы постепенно разбираться с тем, что происходит», — считает Ефанов.

Без «личного духовного руководства» юноше никак не обойтись, твердо уверен протоиерей Андрей.

Ну а дальше Ефанов начинает разбирать «методологические ошибки» вопрошающего. Мол, ориентироваться в духовной жизни надо не на тех, кого юноша описал, а на «продвинутых» (наш термин, не Ефанова), по-настоящему духовных людей.

Люди не разбираются ни в том, что такое смирение, ни в грехах, у людей нет любви, им никто ее не показал — и Ефанов советует автору самому попробовать «к каждому с любовью относиться, глядишь, и потеплее на сердце будет. А нет любви — просите Бога каждый раз, чтобы Он дал Вам ее, и не всегда ради Вас — а ради тех, с кем Вы будете разговаривать».

А чтобы люди начали понимать православие, Ефанов советует юноше самому взяться за преподавание на приходе литургики и других предметов.

Ну и дальше — слов много, вроде и красивых, и высокодуховных, но… Риторика, риторика.

И напоследок Ефанов не соглашается насчет слишком завышенного авторитета священников среди людей — наоборот, считает он, «если бы люди и правда делали то, как их учат священник, как писали многочисленные святые священники и епископы в своих трудах, если бы люди хотели это знать и авторитет у священства был бы так высок, что люди бы изучали их труды — пусть не современных авторов, а древних, которые признаны Церковью — многое было бы совершенно иначе. Но нет такого авторитета, на самом деле».

И слава Богу, хочется сказать уже от себя, что нет такого авторитета. А юноше тому хочется пожелать лишь одного — забыть дорогу к духовникам, и понять, что свою жизнь надо строить только самому, чтобы не винить потом никого, кто задурит тебе голову разговорами об аскетике, литургике и прочей благоуветливой пустоте.

Впрочем, с последней фразой Ефанова стоит согласиться:

«И Вы вот так и живите. В первую очередь для себя самого, а остальное все, с Божией помощью, приложится».

Публикации | Ошибка? Вторник,8:00 0 Просмотров:51
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.