» » Предавайте друг друга во славу Божию!

Предавайте друг друга во славу Божию!

44

318

Предавайте друг друга во славу Божию!

Верность — это просто глупость.

Не надо никому и ничему быть верным, кроме себя самого.

Я — наибольшая святыня для меня.

Я — есть Бог.

Речь не о наносном «я», обусловленном тысячами обстоятельств.

Речь о моей глубине. О моем глубинном «я».

Я ответственен, по большому счету, лишь за него.

Несу ответственность за свою жизнь, а не за жизнь другого, даже самого близкого.

Эта ответственность явно наложена на меня самим фактом моего появления в этом мире.

Раз уж я появился здесь каким-то непонятным образом, или меня призвал сюда из небытия Бог, я должен прожить эту жизнь по-настоящему, сполна.

Известный рекламный слоган «бери от жизни все!» имеет большое значение, если понимать его правильно.

Для того чтобы взять от жизни все, нужно научиться слушать свою глубину, свое настоящее сердце.

Если так можно сказать, Сердце сердца.

Если ты будешь заниматься сердечным дайвингом, в определенный момент ты встретишь там То, что тебя превышает.

То, что превышает все.

И в то же время это Превышающее не постороннее для тебя.

Не объект. Это не ты, но и ты.

Наверное, можно сказать, что здесь понятия «я» и «ты» больше не работают. Они теряют свое значение.

Вообще, выразить эту встречу никак не возможно. Здесь будет ложью любое описание, претендующее на точность.

Эта встреча не обязательно мгновенна.

Хотя в ней могут быть очень значимые моменты, она постепенно совершается на протяжении жизни.

Это длящаяся встреча, в процессе которой происходит узнавание и познавание.

Познавая То, ты узнаешь и себя. Оказывается, встреча с Тем была встречей и с самим собой.

С настоящим собой, которого ты знаешь, но не можешь выразить. С тем собой, которого не знает никто, кроме тебя. С тем собой, которым ты всегда был, с рождения. Это неизменный во времени ты.

Во время этой встречи длиною в жизнь ты вечный начинаешь все больше проявляться во вне.

Твой ты постепенно рождается в мир, заполняя тебя сегодняшнего — суетного, глупого, поверхностного, неопределенно верного — вечным тобой.

Новый ты прорастает сквозь старого. Иногда болезненно, иногда очень, невыносимо болезненно, а порой приятно, ласково, радостно.

Но мир, где царствует энтропия, не может этого позволить. Он пытается блокировать любые живые процессы и более всего процессы человеческие.

Оставайся верен — это установка на смерть.

Ключевое слово здесь на самом деле — «оставайся».

«Присоединяйтесь, барон, присоединяйтесь!» Оставайтесь и присоединяйтесь, мы любим вас!

Нет, надо лететь на Луну.

И предавать, предавать, предавать.

Все предавать, чтобы не предать себя.

Не предать То твое, откуда проистекает твоя подлинная, новая, вечно обновляющаяся Жизнь.

Если ты перерос свою семью, она перестала быть твоей. Тогда тебе стоит оставить ее и идти в мир, чтобы создавать там семью новую.

Сначала освобождение от старого принесет радость.

Потом ты испытаешь боль и страх, разочарование и отчаяние.

Зато научишься быть один. Встретишься с тем, вечным собой, на новом уровне. Примешь подлинного себя. Накопишь потенцию для созидания нового. Воплотишь ее в жизнь.

Но это не навсегда. Жизнь — бег за врата смерти. Погоня влюбленных друг за другом, описанная в Песне песней.

Игра в догонялки происходит на дне твоего океана. Или на облаках твоего сердца.

Ты всегда находишь возлюбленного на время. Рано или поздно он все равно сбежит, увлекая тебя за собою. Сбежит во время объятий. Прямо посреди долгого поцелуя ты вдруг обнаружишь, что целуешь пустоту.

И вот тогда бросай все — жену, детей, работу, родину, церковь и Бога этой церкви — и беги за ним к себе.

Если будешь слушать проповеди сатаны этого мира о верности всему перечисленному, истлеешь заживо!

Постепенно возненавидишь все, чему будешь сохранять верность.

Ненамеренно или намеренно ты станешь сам дьявольской энтропией, ее воплощением и начнешь изнутри разрушать все, чему сохранил ложную верность.

Можно разрушить себя так страшно, что ноги станут неспособны к бегу. И тогда будешь лежать и ныть, ностальгировать и ненавидеть.

Потому что единственную вечную любовь к самому себе не забыть никогда.

Эти мягкие ароматные губы, эти самые нежные и самые крепкие в мире руки, эти бездонные, всегда меняющие цвет глаза не забываются.

И в аду твоей верности они жгут тебя, пытаются оживить, воскресить. Когда твое сердце в геенне, из его глубины они смотрят, влекут, соблазняют — беги, я жду самого себя.

Соблазнись! Уши заткни, чтобы не слышать манипулятивных угроз проповедников верности!

Не обращай никакого внимания, когда они сулят тебе небесные и земные награды за ее сохрание и убегай быстрее!

Не можешь бежать — ползи, ползи, ползи из того мира, из того дома, что уже прогнил для тебя.

Постепенно мышцы укрепятся и, когда увидишь на горизонте развевающиеся одежды любимого, встанешь и побежишь за ним по облакам, забывая прежнее и устремляясь вперед, вверх и вперед — к новым мирам, которые нужны, чтобы когда-то оставить их вовремя, благодарно унеся их тепло в своем сердце.

Только такой предатель является личностью.

Только такие предатели способны создавать мир, возводя его к царскому совершенству.

Только от таких предателей сходят с ума мужчины и женщины.

Только о таких предателях слагают легенды и создают религиозные мифы.

У них глаза горят неземным огнем.

Они говорят не так, как другие люди, а с непонятной силой, преображающей сердца.

Они — подлинные цари этого мира, большие его самого.

Прозревающие суть вещей.

Глядящие всегда за окоем и видящие тебя в тебе.

Твердо стоящие на этой земле, но готовые сорваться и бежать, как только почудится, что любимая оставила брачные покои сердца.

Одни их просто очень просят не уходить. Другие угрожают небесными карами за нарушение клятв и обетов. Третьи сулят почести и награды, только останься с нами. Чем больше нас останется верных до гробовой доски, тем легче нам всем будет жить, предавая себя.

Но есть и такие, кто зажигаются царской священной любовью. Те, кто в глазах царских видят и своего царицу — совершенно другую и неотличимо ту же.

Они могут сойти с ума, с прежнего ума, и, не обращая внимания на предупредительные или умоляющие крики окружающих, на слезы, стоны, отлучения и проклятия, начать убегать, предавая одного за другим каждого, кто возлагал надежды на их рассудительность и верность и доверился глупости их истлевших обетов.

А сумасшествие новых царей в том, что они наконец-то поняли:

Есть всего одна любовь, предавать которую не рекомендуется;

Есть один, достойный вечной любви;

Есть одна, которую, встретив однажды, невозможно не желать вечно.

Она — это ты.

Он — это ты.

И в мире нет иного имени, кроме своего собственного.

Только твоим неназываемым именем стоит и возможно Жить.

Разводитесь, господа, разводитесь!

Как уже было не раз в последнее время, чувствую, что есть необходимость дать некоторые разъяснения к предыдущему посту «Предавайте друг друга во славу Божию».

Итак, о чем он?

Прежде всего нужно сказать о самом понятии «предательство».

Это слово имеет в нашем восприятии исключительно отрицательные коннотации. Оно предельно стигматизировано не только в церковной среде, где связывается с именем Иуды, но и в светском обществе.

Потому его очень удобно использовать как мощное оружие в сильной манипуляции.

Христиане, на мой взгляд, особенно в лице своих пастырей, делают это при всяком удобном случае. Назначение такой церковной манипуляции — сохранить целостность и массовость собрания.

Перешел человек из одной поместной церкви в другую — совершил предательство.

Перестал посещать православный храм, стал ходить к католикам — предательство.

Ушел из христианства в ислам — вообще страшный преступник, гореть ему в аду, если не вернется с покаянием.

А почему мы забываем, что святой равноапостольный князь Владимир когда-то предал веру отцов?

А можно ли предать свою страну, свой народ так, как, например, предал главный герой фильма «Аватар»?

А не совершил ли предательство герой Ди Каприо в фильме «Отступники» великого М. Скорсезе?

А как мы относимся к тем немцам, которые боролись против Гитлера? Войска союзников разрушали Германию в 44-45 гг. Человеческие жертвы Германии среди мирного населения огромны.

Нет, думаю, мы все воспринимаем такое предательство не как предательство. А почему? Да просто потому, что привыкли: предательство — это всегда очень плохо.

Наш родной шпион — не шпион, а разведчик.

Разведчик враждебного государства — вот настоящий шпион.

Ну, и о предательстве в семье поговорим. Тем более, что подлинная Церковь — это всегда семья по духу. Очень часто, хотя и не всегда, то, что имеет место в семейном взаимодействии, справедливо и тогда, когда мы говорим об отношениях внутри церкви, и наоборот.

Всегда ли является предательством разрыв отношений в семье?

А если никогда не было настоящих, глубоких, доверительных отношений между партнерами?

Если была только их имитация.

Или, может быть, они когда-то и были, но их уже давно нет.

Герой прекрасного советского фильма «Поздняя встреча» предает ли жену, когда проводит ночь с другой женщиной?

Думаю, его предательство совсем в другом.

Нет, я не о том, что при всяком разладе в семье или в церкви нужно убегать на поиски новых отношений.

Ситуации бывают разные. Любой случай заслуживает отдельного внимательного и вдумчивого рассмотрения.

Конечно, нередко можно излечить трещины между людьми. Иногда возможно и во взаимной пустыне посадить сад любви и подлинной близости.

Но — не всегда. Всё — не всегда. Жизнь бесконечно сложнее любых правил, канонов, законов и заповедей.

Самый интересный вариант развода с супругом(-ой) или с церковной общиной — развод как результат движения.

Жизнь есть движение духа и Духа.

Но один из супругов может остановиться, застыть и начать не жить, а существовать.

Что делать тому, кто не может не двигаться? Вместе сидеть на метафорическом диване и смотреть телевизор, пока оба не умрут?

Ну да, какое-то время можно подождать, а если застой только нарастает? Если уже тиной начинает тянуть и слышно кваканье лягушек в умирающей душе.

Если в одном церковном или семейном пространстве живут уже совершенно чужие люди, объединенные только физической реальностью и, может быть, общим прошлым, которого, тем не менее, больше нет.

Но, помимо совместного загнивания, в отказе от движения ради пресловутой верности есть и следующий важный аспект. Энергия движения рано или поздно проявит себя как энергия разрушения.

Это разрушение обрушится не только на твою собственную голову, но и на головы тех, из-за кого ты не ушел.

И потому так важно уметь уйти вовремя, с благодарностью и миром, а не в состоянии разрушенности — с ненавистью и проклятиями.

Вовремя не ушедшие люди превращают некогда живые церковные собрания в тоталитарные секты, пополняют ряды озлобленных богоборцев, становятся революционерами.

В семье они являют себя как диктаторы, насильники и пьяницы. Впадают в тяжелую депрессию и другие тяжелые психические расстройства. (Есть некоторая примерная специфика последствий, зависящая от гендера.)

Такие «верные» люди приносят, вольно или невольно, колоссальные страдания ближним за то, что не смогли уйти, когда это необходимо было сделать. Иногда и сами не хотели бы никого мучить, да не получается.

Остаться с ближними и близкими, когда внутренний Бог призывал оставить землю отечества своего и идти в землю, «которую Я покажу тебе» — вот настоящее, «плохое» предательство близких. Предательство человеческого в них.

Такая верность — не более чем соучастие в их самопредательстве и предательство себя как потенциального чада и друга Божия.

Да, в слушании и в слышании Бога всегда можно ошибиться. Во всем можно ошибиться. Духовная жизнь — это всегда риск. Большой риск. Тем не менее, в своей глубине всякий живой человек слышит призыв: «Ищи лица Моего».

Кто боится рисковать в попытках найти Бога, — причем Бога живого, с голосом, глазами, объятиями, а не мертвый иконно-церковный образ, — тот опускается до полуживотного, биологического существования.

Такая пародия на жизнь ограничивается удовлетворением самых примитивных биологических инстинктов.

И еще об одном моменте.

Мы привыкли к выражению: «Он предал мою любовь».

Нет, любовь невозможно предать.

Мне нравятся многие женщины. Не просто как люди. Ведь я не бесполый, и они не бесполые. Да, нравятся и с сексуальной стороны. Понимаю, что со многими из них я, в принципе, мог бы иметь половые контакты.

Но я не собираюсь этого делать. И вовсе не потому, что хочу сохранить верность жене. И не потому, что Бог запретил. Ничего Он мне не запрещает.

Я не хочу спать с другими, потому что люблю свою жену. Это мой выбор — ее любить. Мне не нужно терпеть, сжав зубы до скрежета, чтобы не соблазниться на секс с другой женщиной.

Не нужно поститься, молиться, исповедоваться, класть поклоны, искать, чем себя отвлечь, лишь бы не изменить.

Если же вдруг и случится так, что я вступлю в сексуальные отношения с другим человеком, это будет всего лишь проявлением настоящего положения дел: значит, мне только казалось, что я люблю.

По крайней мере, в последние дни я ее не любил, раз сегодня проснулся в постели с другой женщиной.

Как не вспомнить тут здесь замечательную фразу из богодухновенного фильма Марка Захарова «Тот самый Мюнхгаузен»:

«Развод есть одно из высочайших достижений человечества! Да здравствует развод, господа! Он устраняет ложь, которую я так ненавижу».

Эти слова, по моему мнению, стоит отнести к любому, а не только к семейному, разводу.

Итак, подведем итоги:

Предательство устаревшего, ставшего неживым для тебя, есть духовное благо. Нельзя предать то, чего никогда не было, или того, чего уже нет. Любовь в принципе исключает предательство. Предается, что угодно, но не любовь.

Исключение из п.3 — любовь к Тому, Кто есть ты. Любовь к Себе. Но о предательстве этой любви и был предыдущий пост.

Источник: тут и тут

Публикации | Ошибка? Понедельник,8:55 0 Просмотров:38
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.