» » Удар по разрушителям семьи: в России вышла книга, развенчивающая мифы лоббистов СБН

Удар по разрушителям семьи: в России вышла книга, развенчивающая мифы лоббистов СБН

70
Пока лоббисты антисемейных технологий (которые являются такой же агентурой глобалистов - строителей нового мирового порядка, как и «партия коронавируса») вынашивают планы осенью этого года вернуться к идее внедрения закона об СБН, а также учреждения специального «министерства семьи» для контроля за этой ячейкой общества, реальные родительские организации пытаются системно противостоять такой политике с опорой в т.ч. на научный подход. В понедельник в Москве в пресс-центре информационного агентства «НСН» состоялась презентация монографии, посвященной причинам профилактике семейного насилия, под названием «Насилие в семье». Событие заслуживает внимания, потому что впервые в России в научной работе показана реальная статистика семейного насилия в нашей стране в динамике, развенчаны мифы относительно пользы перенимания западного опыта законотворчества и правоприменительной практики в этой сфере на примере США и Германии. Это серьезный удар по пока еще депутатке Оксане Пушкиной и ее товаркам-феминисткам, объявившим о готовности внесения очередного СБН-законопроекта осенью, в новом составе Думы. Всем желающим объективно разобраться в теме советуем прочитать книгу «Насилие в семье», а для начала – ознакомиться с тезисами ее авторов в материале .

Как заявил на презентации руководитель Патриаршей комиссии по вопросам семьи иерей Фёдор Лукьянов, «Русская Православная Церковь неоднократно утверждала и утверждает, что семья – это Богом установленная ценность. В этой связи особое значение приобретает непредвзятая экспертная работа в области оценки феномена насилия, которое сегодня привязывается к семейной проблематике. Мы с большой тревогой наблюдаем усиление давления на традиционный институт семьи в России, и самое опасное – это неправомерное вмешательство в отношения близких членов семьи. Такие попытки предпринимались неоднократно, в том числе через продвижение законодательных инициатив грубого насилия над семьей. Это уже акты насилия над семьей, по которым любой человек, в том числе родитель, желающий оградить своего ребенка от негативного воздействия, может быть произвольно объявлен нарушителем и подвергнут мерам профилактики, носящим явно репрессивный характер.

В попытках продвижения закона о профилактике СБН игнорируются реальные причины возникновения домашнего или семейно-бытового насилия. Это пропаганда отказа от традиционных духовно-нравственных ценностей, потребительского отношения к жизни, алкоголизм и наркомания. Все, что сказано или сделано в семье, в любой момент может быть использовано членами семьи друг против друга – это разрушительная ситуация для семейного образа жизни, которая порождает брачные войны и разводы.

Выражаю большую благодарность авторам за глубокую аналитическую работу, обширную профессиональную статистику, сравнение демографических последствий для стран, где ведется подобная «профилактика домашнего насилия». Включение в число субъектов профилактики семейного насилия многочисленных некоммерческих организаций, которые фактически начинают контролировать семьи с широкими полномочиями, приводит к искусственной криминализации членов семьи.

Насилие как таковое – термин, относящийся к правонарушениям и преступлениям, он не может быть отнесен исключительно к семье. В таком случае нужны отдельные законы о насилии на работе, в перинатальных центрах, женских консультациях. Понятие «психологического насилия» вообще разрушает всю природу права в силу своей субъективности, игнорирует презумпцию невиновности человека. Семья сегодня – это территория безопасности, гарант воспитания нравственного и патриотически мыслящего человека», – заключил иерей Фёдор.

Затем священник зачитал часть презентации от одного из авторов монографии – к.ю.н., криминолога, сотрудника ВНИИ МВД РФ Елены Тимошиной, которая не смогла присутствовать на презентации:

«Результаты проведенного исследования развенчали несколько искусственно сформированных в обществе мифов.

Миф 1 касался отсутствия статистики о семейном насилии


50 страниц этой монографии посвящены подробному исследованию и описанию преступности, совершаемой членами семьи в отношении членов семьи, в рамках которого проанализированы данные обо всех имеющихся в отчетности преступлениях в семейно-бытовой сфере с момента включения этих сведений в статистическую отчетность МВД России: то есть с 2015 года по 2019 год.
Надо отметить, что до этой монографии, нигде не осуществлялась попытка провести подобный анализ, поэтому могло сложиться впечатление об отсутствии этих данных. Однако с момента выхода данной монографии подобных заблуждений быть уже не должно. В России осуществляется строгий контроль за точностью формирования и ведения уголовной статистики, в том числе, о преступлениях в сфере семейно-бытовых отношений и непосредственно сопряжённых с насильственными действиями в отношении членов семьи.


Миф 2 касался высокого уровня преступности в сфере семейных отношений

По результатам исследования было выяснено:

1. Удельный вес преступлений в сфере семейно-бытовых отношений в структуре всех преступлений на протяжении изучаемого периода не поднимался выше 5,3%. В 2019 г. доля преступности в сфере семейно-бытовых отношений составила всего 3% структуре всех остальных преступлений.
2. Удельный вес насильственных преступлений, совершенных членом семьи, в структуре всех насильственных преступлений варьировался от 13,2% до 18,8%. В 2019 г. зафиксировано 32 616 преступлений, сопряжённых с насильственными действиями в отношении члена семьи, что составило 14%
в структуре всех насильственных преступлений.
3. Ежегодное количество насильственных преступлений в отношении женщин, совершенных членом семьи, снизилось: с 2015 по 2019 г. — на 33,9% (с 35 899 до 23 720); с 2017 по 2019 г. — на 5% (с 24 981 до 23 720); в 2019 г. по сравнению с предыдущим годом — на 3,1%.
4. Удельный вес насильственных преступлений в отношении женщин со стороны члена семьи в структуре всех насильственных преступлений в отношении женщин за пять лет не поднимался выше 28,8%.
С 2017 по 2019 г. этот показатель был ещё ниже и соответствовал 21,9% – 23,3%. То есть уровень несемейного насилия, совершенного в отношении женщин, в этот период составлял 76,7—78,1%. Эти показатели свидетельствуют о меньшей опасности для женщин семейного насилия по сравнению с насилием несемейным.
5. Абсолютные показатели супружеского насилия также снижались на протяжении всего рассматриваемого периода: за пять лет – на 23,4%
(с 19 753 до 15 124 преступлений в год), с 2017 по 2019 г. – на 5% (с 15 916 до 15 124 преступлений в год), в 2019 г. по сравнению с предыдущим годом – на 4,6% (с 15 859 до 15 124 преступлений в год).
6. Среди потерпевших от тяжких и особо тяжких преступлений, совершённых в отношении членов семьи, преобладают представители мужского пола. Преступления данных категорий являются индикаторными, поскольку их, в отличие от менее тяжких преступлений, труднее сокрыть. Преобладание среди потерпевших от данных преступлений именно мужчин подтверждает гипотезу о высокой латентности насильственной семейной преступности в отношении представителей этого пола. Доля таких преступлений в отношении мужчин, на протяжении пяти лет варьировалась от 65,7% до 71,2%. В 2019 г. соответствовала 65,7%.
7. На протяжении всего исследуемого пятилетнего периода ежегодное количество убийств женщин, совершённых в сфере семейно-бытовых отношений, в целом сократилось на 20,1% (с 304 до 243).
Доля убийств, совершенных в сфере семейно-бытовых отношений в общей массе всех убийств на протяжении последних пяти лет составляла 12,2% – 13,1%. Следовательно, на долю несемейных убийств в этот период приходилось примерно 87—87,8%.
Доля убийств мужчин в структуре всех предварительно расследованных убийств, совершенных членами семьи, на протяжении последних пяти лет варьировалась от 65% до 71,3%; доля убийств женщин составляла 28,7% – 35%.
Доля женщин, погибших в результате убийства, совершенного членом семьи, среди всех убитых в результате преступлений женщин в стране на протяжении всего исследуемого периода составляла 9,1% – 11,2%. Таким образом, доля несемейных убийств женщин в общей структуре всех убийств женщин в стране на протяжении последних пяти лет соответствовала 89,9—90,3%. Исходя из этого можно сделать вывод, что несемейные убийства существенно более многочисленны по сравнению с убийствами, совершаемыми членами семьи, а потому представляют большую угрозу.
Доля убийств несовершеннолетних, совершенных членом семьи, среди всех убийств лиц данной возрастной категории находилась в границах 4,9—8,1%, причем в 2019 г. рассматриваемый показатель упал сразу на 3,2 пункта. Следовательно, доля несемейных убийств несовершеннолетних на протяжении последних пяти лет составлял 95,1—91,9%. Сообразно этому угроза несемейных убийств несовершеннолетних существенно выше потенциальных убийств со стороны членов семьи.

Установленные в результате проведенного исследования объём, структура и удельный вес семейного насилия позволяют сделать вывод, что несемейное насилие имеет существенно большие масштабы, а его характер подтверждает его большую опасность. Данные официальной статистики не только опровергают приводимые «независимыми правозащитниками» цифры насилия в отношении женщин, но и свидетельствуют о более серьезной проблеме несемейного насилия в России. Острота проблемы семейного насилия на фоне ситуации с насильственной преступностью в целом необоснованно преувеличена».


Затем слово взяла соавтор книги, эксперт ОУЗС, член экспертно-консультативного совета по семейному праву при Совете Федерации, к.ю.н. Анна Швабауэр, сделавшая акцент на печальном западном опыте «профилактики» СБН:

«Многие западные страны ввели в законодательство понятие «домашнее насилие», а также специфические санкции и комплексную систему мер для противодействия данному виду насилия. Анализ нормативно-правовой базы и практики зарубежных стран в указанной сфере свидетельствует о существенном количестве проблем правоприменения и регулярное использование санкций за домашнее насилие в манипулятивных целях. Весьма часто негативные последствия борьбы государств с насилием в семье испытывают добросовестные граждане. Созданные за рубежом системы защиты от домашнего насилия, несмотря на заявленные благие цели, нарушают базовые конституционные права человека и подрывают институт семьи.

Наиболее показательным в вопросе статистики в США является период после принятия ключевого федерального Закона против насилия (VAWA) в 1994 году. Если взять период после принятия VAWA, можно заключить, что наличие закона не уменьшило процент т.н. «домашних» насильственных преступлений в общей структуре насильственной преступности. За период с 2001 по 2010 год, по данным Департамента юстиции США, происходит существенное снижение общего коэффициента всех насильственных преступлений при сохранении на одном и том же уровне насильственных преступлений в отношении «интимного партнера», то есть, имеют место негативные тенденции именно в сфере близких отношений.

За период с 2014 г. по 2017 г. число убийств в семейных отношениях увеличилось на 19%. Поэтому было бы в корне ошибочно говорить об эффективности законов о домашнем насилии с точки зрения статистики насильственной преступности.

Аналогичная система «борьбы с домашним насилием» принята в Германии.

Немецкий профессор М. Бок заостряет внимание на том, что закон ФРГ, которым введены приказы (по типу ордеров в США), направлен исключительно на лишение прав, изоляцию и наказание мужчин, создает постоянный риск для мужчин полностью утратить свои социальные и материальные позиции не по своей вине, что негативным образом повлияет на мотивацию мужчин в вопросе создания семьи. В связи с чем указанный закон крайне опасен с демографической точки зрения.

По замечанию профессора Т. Фишера, немецкие законы о домашнем насилии приводят к формированию принципа «женщина — всегда только жертва» и отказу от презумпции невиновности».

Таким образом, зарубежная практика доказывает, что специальные законы о «домашнем насилии» разрушительно влияют на институт семьи», – подытожила Анна.

Также на презентации выступила журналистка Анна Шафран:

«Наши семьи, наши родители, наши бабушки и дедушки, наше детство – все то, что нам дорого, что составляет нашу счастливую жизнь – весь этот мир в парадигме лоббистов «профилактики» является абсолютным злом, институтом насилия. Неслучайно громче всего этот закон двигают в авангарде сообществ извращенцев, НКО-иностранных агентов и феминисток. Де-факто в рамках гибридной и ментальной войны наши враги действуют против нас внутри нашей страны, в том числе продвигая такие законы. И наша задача – этому противостоять»

К этому можно добавить, что в странах, где работает система СБН, люди просто боятся рожать детей – их впоследствии могут отнять при надуманных основаниях. Это настоящий вызов и без того проблемной демографии нашей страны и, следовательно, национальной безопасности. А посему, юристы, эксперты, общественники и все неравнодушные граждане должны пристально следить за тем, что происходит в нашем правовом поле, и делать все, чтобы такие законы обходили Россию стороной.

В ответах на вопросы журналистов Анна Швабауэр обратила внимание, что в апреле 2021 г. в Госдуму был внесен законопроект о переводе ч. 1 ст. 115 УК (легкий вред здоровью), ст. 116.1 (повторные побои) из дел частного в дела частно-публичного обвинения. Такую инициативу невозможно поддержать в здравом уме, поскольку она исключает возможность прекращения «легких» дел по желанию сторон за их примирением, что негативным образом скажется на их рассмотрении судом дел и на институте семьи в целом. Самое примечательное, что отказ от дел частного обвинения рекомендован России европейским Комитетом по ликвидации дискриминации в отношении женщин в одном ряду с такими рекомендациями, как принятие закона по СБН, легализация проституции, борьба со стереотипами о роли мужчин и женщин, отказ от любых ограничений на аборты, секспросвет для детей и т.п. Тут уж комментарии излишни.

Параллельно с законопроектом по отказу от частного обвинения через Госдуму осенью будут пытаться протолкнуть очередную редакцию набившего оскомину традиционным гражданам антисемейного закона от Пушкиной и ее товарок – феминисток-«правозащитниц» Мари Давтян, Анны Ривиной сотоварищи. Как видим, депутатка, которую прокатили мимо нового созыва парламента на грядущих сентябрьских выборах вследствие нетрадиционности взглядов и дикой непопулярности у консервативного большинства россиян, не намерена сдаваться в продвижении темы СБН. Но и мы будем держать ухо востро, чтобы встретить разрушителей России во всеоружии. Благо, что наука и Истина – на нашей стороне.

Публикации | Ошибка? Среда,9:55 0 Просмотров:60
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.