» » Что за люди эти раскольники? Может быть, жалкие нищие пролетарии?..

Что за люди эти раскольники? Может быть, жалкие нищие пролетарии?..

28

99

Предлагаем вашему вниманию отрывок из статьи публициста и исследователя народной жизни Якова Абрамова (1858-1906) «К вопросу о веротерпимости». Статья была опубликована в «Отечественных записках», №1, 1882 г.

…Что же такое за люди эти раскольники, которым отказывают в гражданских правах, с жизни которых не хотят снять существующих уже века стеснений, по отношению к которым не хотят соблюсти той веротерпимости, которою пользуются в России католики, протестанты, евреи, магометане, буддисты и идолопоклонники? Вероятно, они — крайне вредные люди? Может быть, они представляют собою жалких нищих, отчаянных пролетариев, которым опасно, с точки зрения правящих классов, давать какие-либо права? Может быть, они представляют собою толпу людей, настолько низко стоящих и в умственном, и в нравственном отношении, что стеснения, наложенные на них, необходимы как узда? Или они — враги общества, враги общественного порядка? Или, наконец, их так мало, что о них и заботиться особенно нечего? Посмотрим.

…Экономическая состоятельность раскольников и новых сектантов, сравнительно с массою православного населения, поражает всякого наблюдателя, даже при самом поверхностном знакомстве с их бытом. Проезжая по местности, сплошь заселенной раскольниками, вы не встретите ни жалких мазанок и покосившихся избушек, ни измученных лошаденок-одров, ни крестьян с запуганными, изможденными лицами; вместо того вам будут попадаться просторные и крепкие дома и избы, сытые, крупные лошади, рослый, сильный народ. Способность к труду, выносливость, разумная общественная организация, глубокое уважение к труду — все эти свойства сектантов производят чудеса и делают их зажиточными при самых неблагоприятных условиях. Загнанные религиозными преследованиями в далекую глушь Закавказья или Сибири, окруженные со всех сторон чуждыми народами, становящимися в самые враждебные отношения к новым пришельцам, лишенные всяких средств и надежды на какую-либо внешнюю помощь и принужденные полагаться только на свои собственные силы, сектанты не только не гибли и не исчезали, но в короткое время покрывали страну цветущими селениями, превращали голую, бесплодную степь в плодороднейшие поля, покрытые нивами, обращали бесплодные скалы в сплошные сады и устраивались так зажиточно, что невольно вызывали всеобщее удивление.

…Это благосостояние сибирских староверов не раз приводило в недоумение даже сибирских администраторов, которые никак не могли понять, почему старообрядцы в Сибири достигли высокой степени благосостояния, тогда как рядом с ними православные переселенцы бедствуют и нищенствуют.

…Те же явления замечаем мы на другом конце России, на Кавказе. Как известно, сюда ссылали и доселе ссылают раскольников и новых сектантов за распространение сект. Нередко сюда ссылали целые села и даже целые религиозные согласия, по десятку тысяч человек, для того, чтобы сразу остановить распространение какой-нибудь секты. Нередко также массы сектантов выселялись сюда добровольно, чтобы уйти подальше от тех порядков, от которых им не было житья на родине. Так, массами переселялись на Кавказ молокане; также добровольно сюда переселилась целая секта «общих», после того, как их главный учитель и основатель секты, Михаил Акинфьевич Попов был сослан в Закавказье. Поэтому на Кавказе встречаются представители всех главных раскольничьих толков и сект; здесь есть и поповцы, и безпоповцы с их подразделениями — поморцы, федосеевцы и филиповцы, сектанты-спиритуалисты — молокане, духоборцы, субботники, иудействующие, прыгуны и общие, и представители новых сект — шалопуты и баптисты (штундисты). И все эти раскольники и сектанты живут чрезвычайно зажиточно, резко отличаясь в этом отношении от окружающего православного населения, русского и туземного. …везде вы найдете довольство, обеспеченность, отсутствие кулачества, хорошие постройки, полное хозяйство, тучные нивы. А рядом с сектантскими поселениями вы встретите православные села, где все более и более воцаряется нужда, и где безжалостно свирепствуют кулаки.

…«Достаточно заглянуть хоть только раз в сектантский поселок, чтобы изумиться той грязи, гнили и вони, среди которой живет православный крестьянин, и навсегда сохранить приятное воспоминание о чистоте, порядке и домовитости живущего возле него сектанта. Среди полуразрушенных грязных хат виднеется несколько хозяйственных хороших изб — чьи они? — молоканские; среди оборванных, сопатых, грязных детей заметны чистенькие, умненькие, опрятно одетые дети — кто они? — молоканские ребята» {Максимов, «Закавказье», «Отечественные Записки», 1867}.

О сектантах Терской области мы находим следующий отзыв в трудах местного статистического комитета: «Благодаря взаимной сплоченности и поддержке, все они (шалопуты) живут значительно зажиточнее православных. В избах у них всегда чисто; женщины одеваются не только опрятно, но даже щеголевато. „По платью сразу узнаешь шалопутку, говорят православные казачки: — мы и в праздники так не одеваемся, как они в будни“. Старообрядцы, как и остальные сектанты, все живут зажиточно и заботливо оберегают друг друга от нищеты. Беднейшая же часть населения станицы вся состоит из одних православных, которые не только не получают со стороны своих единоверцев ни малейшей поддержки, но даже грубо эксплуатируются ими при всяком удобном случае» {«Статистические монографии по исследованию станичного быта Терского казачьего войска». Владикавказ 1881 стр. 171 и 173.}.

…В той же Ставропольской губернии мне пришлось видеть субботников, которые живут там в селах: Высоцком, Медведском, Благодарном и Просянке. В последнем селе, населенном исключительно одними субботниками, мне пришлось увидеть субботников в первый раз. День был праздничный. Въехав в село, я с удивлением осматривался кругом: все здесь было совершенно не похоже на то, что я видел в других селах губернии. Здесь не было на краю села жалких, покосившихся изб, с раскрытой крышей и с разбитыми стеклами, каковое явление наблюдается при въезде во всякое село Ставропольской губернии; не было здесь и дворов без всяких хозяйственных построек, которые составляют также необходимую принадлежность каждого нашего села. Напротив, каждая здешняя изба была выстроена крепко, прочно, просторно и была убрана различными украшениями — резьбою, рисунками и т. п. Дворы были окружены сараями и другими хозяйственными постройками. Улицы были полны народу; но не было видно ни одного пьяного, так как в Просянке нет и кабака. Молодежь предавалась разным играм, старики сидели по завалинкам и чинно беседовали. Все были одеты так чисто и нарядно, как в нашей губернии не одевается и масса городского населения. Внутри домов, в которые я входил, все было чисто и обличало довольство. В каждом доме есть самовар, и чаепитие, заменяющее у субботников угощение водкой, вошло в обычай и сделалось потребностью, тогда как православные крестьяне губернии почти совсем не знают, что такое чай. Пища вкусная, чисто приготовленная. В домах попадается городская мебель. Сами субботники производят приятное впечатление своею серьезностью и рассудительностью. Все они грамотны. Чистота нравов безупречна. На меня все это произвело крайне сильное впечатление, которое еще увеличилось, когда, вслед за тем, я на другой день попал в православное село Ореховское. Все здесь представляло полнейший контраст с виденным мною в Просянке. На каждом шагу попадались свидетельства бедности и нужды. По улицам встречались толпы пьяных в изорванных зипунах и в одних рубашках. Кабаки торговали бойко. Слышались гам, шум, брань…

Те же явления зажиточности раскольников и сектантов и их экономического превосходства сравнительно с православным населением мы замечаем и внутри России, в коренных великорусских и малорусских губерниях.

…Переходя затем к новым сектам и раскольничьим толкам, появившимся в последние 25-30 лет, мы должны сказать, что и они, в громадном большинстве случаев, оказывают самое благодетельное влияние на своих членов и сильно поднимают их благосостояние.

…Из всех этих фактов явно следует заключение, что раскольники и сектанты в обедневшей и обнищавшей массе народа везде являются зажиточными, пользующимися значительным материальным благосостоянием, живут ли они на севере России, в средних губерниях, на крайнем юге или, наконец, в далеких краях Сибири. И это благосостояние сектантов тем более удивительно, что, рядом с общими условиями, не дававшими нашему народу развить свою экономическую предприимчивость и приведшими к общему обеднению, над жизнью сектантов тяготели особые, специально для них созданные стеснения и тяготы, толкавшие их на путь нищеты.

Иллюстрация: Сергей Прокудин-Горский. Русские поселенцы (скорее всего, молокане) в Муганской степи (начало XX века)

Публикации | Ошибка? Среда,8:00 0 Просмотров:40
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.