» » Кто вылечит психотерапевта Боровских?

Кто вылечит психотерапевта Боровских?

0

131

Религиозное мракобесие тихой сапой ползет по стране и забирает себе в услужение все больше верунов. Только утихло казанское антиинтернетовское эхо Козлова, Ткачева, Новопашина, и вот уже с простыми приемами счастья к нам спешит новенький.

Православный психотерапевт Вячеслав Боровских обрушил на нас настоящее византийское кривославие, рассказав о прелестях публичных казней.

Некоторые бы назвали рассуждения доктора про введение смертной казни просто и емко — чушь собачья. Но чушь, судя по лайкам, понравилась его подписчикам, потому разберем ее по пунктам.

Начинает доктор с воззвания к самым тщеславным струнам нашей души: там, в прошлом раю, — говорит он, — мы были невинные и чистые, там в прошлом у нас был рай, который мы потеряли благодаря врагам:

«Смертная казнь — это явление ужасное. Но это жестокая необходимость. Тот мораторий, на который нас вынудили — это большее зло».

О эта извечная русская инфантильная песенка: нас вынудили, нам заламывали руки, нас пытали в застенках, заставляли нас продавать нашу светлую душу западу, отказываться от пресветлых ценностей, красть казну, зарабатывать деньги проституцией, кооперироваться в бригады жадных упырей, способных убивать за пару тысяч, создавать ОПГ и далее, и т.п.

После этого я поймал себя на мысли, что после слов «нас вынудили» не хватает ссылок на рептилоидов и американцев, а потому заявление голословно.

Дальше Боровских сетует:

«Почему в России раньше смертная казнь была явлением публичным? Это оказывало очень благотворное воздействие на души людей. Это заставляло задумываться. В христианском обществе существование смертной казни очень даже оправдано».

Христос в шоке.

Представляю себе сеансы психотерапии у доктора. Наверняка у него в кабинете стоит огромная панель и пару фильмов на полке, что-нибудь вроде «Большая резня бензопилой» или «Шокирующая Азия».

Никакого благотворного влияния, конечно, от публичных наказаний не было. Негодяев, готовых ломать жизни людей под прикрытием Христа ради роскошной несменяемой власти, всегда хватало в том аду, который почему-то сегодня называют Святой Русью, потому публичность наказаний и особенно казней была продиктована всего двумя вещами:

  • страхом господствующего сословия потерять власть;
  • превентивностью.

Жестокость должна была посеять ужас, который оградит от нежелательного поступка против власти.

Публичность была продиктована вовсе не благотворным влиянием, а желанием сохранить себя на троне.

Например, за то, что вы во дворе князя в его присутствии случайно положили руку на эфес сабли или кинжала, вам бы отрубили на ней кисть.

Для сравнения — за убийство простолюдина полагался только штраф: «аще убиють огнищанина в обиду, то платить дань 80 гривен убийце».

Чудовищная и показательная жестокость рождала скрытую ненависть, которая регулярно находила выход в восстаниях больших и малых или массовых оттоках населения: старообрядцев и православных. Известно, что Петр I был вынужден издать циркуляр, запрещающий селиться не монахам при дальних монастырях. Это происходило потому, что люди не хотели жить рядом с базедовым помазанником — извергом и извращенцем, и уходили из городов. Кстати, с публичностью казней у него все было оk.

Чем больше узурпатор сидит на троне, тем больше он боится, чем длительнее его страх, тем беспощаднее наказания.

Потому Боровских не столько про наше прошлое, сколько про наше будущее.

Страх рождает ненависть к его источнику. Качество, которое ни один христианин не назовет благотворным воздействием, что собственно ставит вопрос не только о профпригодности психотерапевта Боровских, но и возможности употреблять к нему приставку «православный».

Не обошел Боровских и темы восстаний:

«Вот смертная казнь декабристов — как она встряхнула общество!»

Непонятно, что положительного усматривает доктор, когда ссылается на встряску. Казнь декабристов настолько потрясла Россию, что знай об этом Убийца, он никогда бы не решился на нее. На ее волне родилось протестное движение, которое потом приведет к исчезновению династии гольштейн-готторпских оккупантов.

Если это имеет ввиду лекарь, то здесь можно согласиться — освобождение от паразитов действительно положительный момент.

Дальше Боровских отвечает нам на вопрос, почему же нам нужна казнь:

«А до этого 50 лет не казнили, хотя смертная казнь была, но было помилование. Все рассчитывали на милость царя. И это тоже была очень мощная психотерапия, это формировало наше гражданское общество. Каждая казнь вызывала огромный резонанс. Считаю, что в России должны периодически происходить такие события».

Потрясающее гражданское общество у нас было. Одни лечили детскую грызю (грыжу) навозом, разбавляя его материнским молоком, а другие гуляли во дворцах за их счет и пили шабли. (В. Б. Безгин «Крестьянская повседневность (традиции конца XIX — начала ХХ века)»)

Но в этом пассаже содержится основная мысль кривославия — нам следует сидеть тихо и рассчитывать на милость царя.

Уповать на милость, как это трогательно и как это антинародно. Так что приставку «патриот» отнимаем от Боровских тоже и добавляем «идеолог рабства».

«Я жил в стране, в которой была смертная казнь, и в этой стране жить было хорошо! Мы боялись совершать преступления!»

Я тоже жил в той стране, которая породила самые жестокие преступные группировки еще при СССР и хищения чудовищных масштабов с проникновением коррупции во все структуры, а также тотальное мещанство. Помню, как вся страна стояла в очереди: за билетами на поезд, апельсинами, обоями, водкой, мылом, маслом, птичьим молоком. Как мне ребенком приходилось отстаивать многочасовые очереди вместе с мамой, потому что продукт давали на душу, например, масло, или как мамы заимствовали чужих детей с этой же целью в очереди. Год за годом нерешаемые проблемы быта рождали настоящий шмоточный культ в стране победившего мещанства, вплоть до того, что авторитет в классе или на работе был прямо пропорционален количеству иностранного барахла на телесе, возможности достать дефицит, или когда внезапно появившиеся на прилавке конфеты «птичье молоко» могли свести с ума толпу, выстроив ее за секунды в очередь, а очередь — в драку.

Короткая память Боровских говорит о том, что и он, и его последователи убегают от реальности в иллюзии. Такое бывает со злобными и глубоко несчастными людьми; судя по лайкам и комментам таковых немало среди поклонников доктора. Пожелаем им любви и настоящих докторов. Возможно найдутся профессионалы, которые смогут заняться этой группой.

«Мы тогда знали прекрасно, что преступления в Советском Союзе раскрываются. Убийца практически не мог скрыться».

Ну конечно, ведь сразу после убийства убийца цепенел, вспоминая смертную казнь, и в таком оцепеневшем состоянии его заставали на месте преступления.

В действительности, профессионалам известны прямые корреляции — чем тяжелее наказание, тем чаще преступник идет на убийство жертвы и свидетелей. Это стоило бы знать «православному психотерапевту».

Особенно долго не мог скрыться пресловутый Чикатило, да так, что осудили невиновного Александра Кравченко и благополучно его расстреляли.

По делу Витебского маньяка Михасевича были невинно осуждены 14 человек. Дело в том, что ради палочно-галочной системы преступления не рассматривались как серийные, т.е. на каждый новый случай искали нового убийцу. Первым из невиновных расстреляли Глушкова, вторыми попались Николай Тереня и его любовница Кадушкина. Кадушкина вовремя смекнула, что признание позволит избежать смерти, и осталась жива. Тереню расстреляли.

По делу маньяка Николая Фефилова расстреляли невиновного Георгия Хабарова; еще один умалишенный Михаил Титов скончался в психиатрической больнице от многочисленных переломов и побоев. Это так доблестные честные советские милиционеры пытались выбить из него признание. Никто из ментов не понес наказания, не понесет и сегодня.

Это только самые громкие случаи, где были найдены реальные убийцы, сколько таких дел в действительности — одному Богу известно.

В убийстве Александра Меня тоже не все гладко по делу: могли осудить невиновного, попадись чуть более бессовестный следователь. То есть убийство было бы сегодня раскрытым и расстрелян невиновный.

С 1962-го по 1990-й годы в СССР были казнено порядка 21 000 человек. Я больше чем уверен, что 15 процентов из них — ошибочно.

У невинно казненных были родители и родственники. Они могли бы иметь в живых своих близких, будь в Союзе пожизненное заключение. Если вы думаете, что такая история в России не может коснуться вас, то вы либо очень глупый, либо очень наивный человек.

В тех делах тоже были дельные следаки-передовики, прокуроры, примерно такие, что мы видим в деле Навального, готовые взять под козырек за халявную квартиру, и беспринципные судьи, точно такие же, каковых я вижу сейчас в судах, нервно пыхтящих и ерзающих на своих стульях всегда, когда они понимают, что в деле нет доказательств вины. Сегодня, как и тогда, эти судьи-чинуши спасают безнадежные дела правдами и неправдами.

Российская юридическая техника такова, что надо обладать изрядной долей скудоумия, чтобы желать смертной казни, потому что это пожелание себе.

Конечно, дети Боровских ангелы, потому сам Боровских и не думает, что смертная казнь может быть применена и к его ребенку или внуку, для всех же остальных я бы не был столь однозначен.

Например, для обвинения в изнасиловании, согласно российской практике, достаточно показаний женщины без всяких экспертных результатов.

Я не шучу сейчас.

Предусмотрел Боровских преференции и для работника секиры и топора:

«Если мы хотим в будущем навести порядок в стране, то нам не обойтись без смертной казни. Да, работа палача — работа очень тяжелая и должна быть высокооплачиваемая».

Учитывая нашу российскую смекалку, не метит ли Боровских на место палача? Признаться, откровения настолько очевидны, что создается впечатление, что доктор попросту жалеет, что нет под рукой топора и какой-нибудь грешницы, чтобы спустить пар из пароварки.

И, конечно, как же без молодежи. Как водится, она у верунов неправильная.

«Разнузданные страсти владеют детьми сегодня потому, что их не водят на похороны». «Они ведут себя как черти. Они все потенциальные преступники, их хоть всех сажай в тюрьму».

Если есть разнузданные, то должны быть и взнузданные страсти, и из пламенной речи Боровских мы видим их носителя. Сажать ли его за это в тюрьму?

Давайте представим следующее, что некто заявляет: «Православные ведут себя как черти. Они все потенциальные преступники, их хоть всех в тюрьму сажай».

Как быстро и какое количество доносов получит прокуратура, и как долго будет оставаться на свободе автор?

Ответ очевиден. Отсюда мы видим, кто главный разжигатель розни сегодня, и кому, возможно, стоит отрубить грех публично.

В и без того нерадостной Руси достаточно с детей смерти их родителей. Чего еще желает Боровских? Дополнительное образование по этой программе он может преподать своим чадам в ближайшей церкви в частном порядке, восстановив в своей семье старинную мордоросскую традицию из сельских школ, где детей заставляли читать псалтири над трупами. Что из них вырастало, мы знаем по чудовищному невежеству, которое царило среди крестьян до 1917 г.

И вот оно лекарство от лекаря Боровских, кривославие во всей красе:

«Государство должно быть выразителем идеи „плата за грех — смерть“. Есть такие злодеяния и такие греховные поступки, которые должны влечь за собой смерть».

Могу предположить следующий список боровских исключений к заповеди «не убий»:

«Не убий, за исключением следующих случаев:

— если некто нарушил границу — убий;

— убил — убий;

— изнасиловал — убий;

— совратил — убий;

— продал валюту — убий;

— украл в особо крупном размере — убий;

— убий за попытку переворота;

— убий за предательство Родины;

— за теракт убий;

— за организацию преступного сообщества убий;

— убий за сбыт особо крупного размера наркотиков».

Перечень неполный, и при открытии ящика Пандоры подвержен расширению.

При принятии вышеперечисленных ценностей, кто же должен доказывать грех и плату за него, при уничтоженном парламенте и в сословном обществе, каковым сегодня является Россия?

Наши российские суды, конечно.

Тут такая статистика. Российские суды выносят в среднем 0.1 % оправдательных приговоров от всех судебных дел. Это означает, что если какой-нибудь недоучка следователь решил, что вы убийца, вас убьют.

Над этим можно было бы посмеяться, но дело в том, что все это нас ждет в будущем, поскольку режим будет нуждаться в страхе.

Одно остается на Руси неизменным: при наличии огромного числа боровских, ненавидящих вокруг жизнь, себя и окружающих, нам действительно нелишне рассчитывать на милость царя.

Но не того, который строит себе дворцы, а другого, выше.

Публикации | Ошибка? Четверг,6:55 0 Просмотров:40
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.