» » Тесты и «обучение» нейросетью как инструмент выведения «служебного человека» - наука против цифровизаторов

Тесты и «обучение» нейросетью как инструмент выведения «служебного человека» - наука против цифровизаторов

4
В редакцию пришло серьезное письмо от неравнодушного родителя, много лет изучающего тему внедрения цифры и электронных технологий в российском образовании с сокращением роли (в перспективе – полным отказом, что следует из стратегических документов, хотя на словах в Правительстве это отрицают) личностной педагогики, передачи детей и подростков под прямое машинное управление непрозрачным алгоритмам нейросети. Опираясь на научные исследования и экспертные заключения, наш читатель выносит неутешительный вердикт цифровой школе, при этом реально переживая за здоровье подрастающего поколения. Считаем важным сделать эти крайне логичные размышления достоянием общественности.

«Существующий тренд увеличения объема электронного образования с одновременным сокращением роли личностной педагогики может рассматриваться как отрицательное явление как с точки зрения личностных, общественных, так и государственных интересов. Попробуем разобраться, в чем же отличие классической или традиционной личностной педагогики от сверхнового электронного псевдообразовательного пространства. В целях противопоставления рассмотрим кратко по одной составляющей. Для традиционной личностной педагогики – рассмотрим роль учителя в образовательном процессе, для электронного образовательного пространства выделим одну из его концептуальных основ – это «автоматическая», тестовая проверка знаний.

Образование в классическом, традиционном смысле можно понимать, как возможность педагога помочь детям сформулировать образ происходящих процессов и явлений сложного реального мира. При учебном взаимодействии дети постепенно начинают понимать логику окружающего мира. Окружающий мир – это мир образов. Эти образы существуют в каком-то понятном логическом и естественном порядке. Все, что происходит в мире, имеет какую-то логику, которую ребенок должен понять, изучая эти процессы во взаимосвязи – это и есть образование. Конечная цель образования – самоопределение ученика, нахождение им своего места в социуме, активная созидательная и творческая деятельность в выбранной им профессиональной сфере и гражданской роли.

Что можно сказать про традиционную личностную педагогику? Полноценное образование состоит из двух основ: обучения и воспитания. В полном объеме эти две взаимосвязанные основы реализуются только при личностной педагогике. Учитель как центральное звено учебного процесса, формирует в ребенке, прежде всего, базисную основу для обучения – это воспитание человеческого в человеке. Именно труд учителя, его терпение, чуткость, годами отточенные профессиональные навыки, деятельная живая душа учителя создают все необходимые предпосылки для раскрытия любого ребенка! Именно личностная компонента учителя, возможно, даже где-то его харизма или вовремя данное назидание, живой нравственный пример создают основу образовательного процесса. Только учитель способен вдохновить и заставить ученика посмотреть дальше собственного горизонта. Педагог вдохновил – и для ребенка все стало живым. Когда учитель передает в живом непосредственном общении учебный материал, ученик может интуитивно проникать в более глубокие смысловые структуры. Учитель рассказывает, и ученик входит в это – он сам становится очевидцем. Только живая педагогика может формировать творческие способности и саму личность ученика. При живой педагогике каждый ученик раскрывает свой потенциал, растет интеллектуально, творчески, коммуникативно и культурно. Педагог щедро делится с каждым учеником своими лучшими человеческими качествами, всегда являясь живым примером и эталоном. Именно учитель закладывает внутренние предпосылки для расширения персональных достижений и психологические механизмы саморазвития личности каждого ученика. Именно такая личностная, традиционная педагогика формирует безграничный коридор возможностей каждого ученика, позволяет ему стать творцом не только своей судьбы, но творцом общественных благ и потратить свою творческую энергию на созидание.

Теперь рассмотрим одну из концептуальных основ электронной образовательной среды – тестовую проверку знаний, но вначале дадим краткую характеристику этого нового образовательного электронного подпространства. Прежде всего — это псевдореальность или мертвая, невоплощенная цифровая информация (опосредственная, «препарированная»). Если сказать кратко — это некий цифровой аквариум, с отличными от реального мира закономерностями.

Электронное образовательное пространство – это реальность, в которой отсутствует педагогический пример волевого поступка, в этой искусственной среде отсутствует воля. Есть такое понятие – абулия (отсутствие волевого поступка, импульса). В более старых определениях – отсутствие воли к добру! При абулии люди не могут себя организовать на созидательную деятельность. Также в электронном обучении отсутствует непосредственный воспитательный элемент (цифрового воспитания быть не может, компьютер не формирует личность), также нет вдохновительного момента (детская психика и электронная среда — это чуждые друг другу явления). Электронное обучение приводит к погашению образовательного инстинкта (или познавательного интереса к изучению основ и закономерностей реального мира). Познавательный интерес – это первая ступенька к осмыслению действительности. Если познавательный интерес будет погашен (или убит), то и осмысливать действительность дети будут не способны (отсутствие способности к пониманию и осмыслению).

То есть, насколько видно из характеристики электронной учебной среды, она не позволяет реализовать базовые образовательные потребности в полной мере и раскрыть весь творческий потенциал каждого ученика. Также можно отметить, что электронная учебная среда не формирует необходимый объем навыков, таких как: умение читать большие тексты и анализировать их, каллиграфию, владение устной и письменной речью и др. Также представляется сомнительным само содержание обучения.

Теперь рассмотрим роль теста при электронном обучении. При электронном обучении тестовый тип проверки усвоения знаний становится или единственным, или доминирующим. Суть тестовой проверки состоит в предоставлении «испытуемому» перечня вариантов ответов, один из которых правильный. Последствия для интеллектуального развития, формирования мышления крайне негативны:

- блокируется развитие системного мышления, связанного с установлением причинно-следственных отношений;
- формируется особый тип мышления - детей обучают «тестовому взгляду» на мир, когда перед ними всегда есть выбор из нескольких готовых вариантов. Дети перестают задумываться и ждут, когда им дадут варианты на выбор. Они все реже способны предложить свою идею. Фактически, тестовый тип проверки знаний приводит к атрофии продуктивного мышления. Сформированный тип мышления переносится и на другие сферы жизни. Ученики не хотят «напрягаться» и ждут, когда им предложат готовые варианты решения;
- блокируется развитие способности рассуждать, у учеников формируется ощущение, что существует единственный правильный ответ. Следствие: дефицит новых идей, управляемость.


Здесь же речь может идти о деформации волевых качеств:

- формируется страх ошибки, неудачи при выборе неверного варианта ответа;
- повышается уровень тревожности, неуверенности в себе. Последствия выбора неверного ответа представляются ребенку катастрофическими;
- у ребенка формируется мотивация избегания неудачи, доминирующая над мотивацией достижения. Появляется неуверенность в ситуации неопределенности.


Также необходимо отметить, что в ходе тестирования по учебным предметам от ребенка требуют отделить мусорную информацию (70%) и найти правдивую информацию (30%), т.е. отсортировать информационный мусор. Такой инструментарий представляется, как минимум, странным, ведь мозг ребенка впитывает все, как губка. Если мусорная информация попала на глаза ребенка, он ее вынужден обрабатывать. У детей такая информация записывается на уровне подсознания и все равно добавляется в их «мозговую» копилку. Получается, что мозг ребенка замусоривается, т.к. постоянно атакуется тестами с 70% не соответствующими действительности данными. При чем весь этот информационный мусор заполняет постепенно подсознание ребенка и мозг перестает понимать, что является полезным, а что – лишним, ведь преобладающая информационная компонента напрямую формирует мировоззрение ребенка, а также его восприятие окружающего пространства.

Какие сигналы посылаются современному ребенку из его подсознания? Любая информация, в том числе ложная, имеет свой потенциал. Зачем загрязнять подсознание ребенка, напичкивая его постоянными потоками бессмысленной информации (70%)? Колоссальная проблема заключается в том, что происходит сумасшедшая перегрузка мозга ребенка информационным загрязнением из-за ложной или абсурдной информации. Представьте только, что творится у него в голове… Является ли это почвой для потенциальных расстройств детей с ослабленными психическими функциями – вопрос открытый. При таком количестве информационного мусора трудно спрогнозировать последнею «пакетную» загрузку лжи, после которой будет обвал (срыв). Постоянная ложь (70%) меняет подсознание, а вместе с ним и сознание ребенка. Любая ложь, даже самая благородная — это нарушение нравственной нормы. Если правда – высшая ценность, то почему ложь стала частью «учебного» инструментария?

Позволяет ли тест-угадайка, требующий натаскивания, достичь истинных образовательных целей? У человека формируется фрагментарное (обрывистое, мозаичное) восприятие окружающий действительности. Т.е. нынешняя тестовая система больше похожа на намеренную дерационализацию (отсутствие у человека способности к критическому мышлению, отсутствие целостного восприятия действительности, а также неспособность человека к самостоятельному поиску своего смысла жизни). Какой может быть цель у такого подхода? Прежде всего, на ум приходит создание «социального пластилина», который никогда не будет задавать неудобных вопросов, т.к. у данной «социальной общности» напрочь отсутствует сама возможность выстраивания многоуровневых логических и причинно-следственных связей, отсутствует возможность глубокого структурно-системного анализа явлений сложного окружающего мира.

Иными словами, это идеальные условия для выведения «нового подвида служебных людей», о чем давно говорит в публичных выступлениях глава НИИ им. Курчатова Михаил Ковальчук, либо, если угодно, «людей одной кнопки» - по классификации главного форсайтщика-цифровизатора при президенте Дмитрия Пескова. Решайте сами, нужно ли нам, нашим детям, нашей стране такое будущее».

В тексте использованы материалы:
1. Экспертное мнение по поводу отдаленных последствий внедрения дистанционного обучения и мер профилактики коронавируса в школах. экспертная оценка ряда последствий внедрения цифровых технологий. Межрегиональное бюро судебных экспертиз им. Сикорского, г. Москва. Эксперты: Е.В.Харитонова, Е.А.Савчук.
2. Кандидат психологических наук, преподаватель со стажем Надежда Григорьевна Храмова рассказывает, как проходила оптимизация (уничтожение), реформирование (разрушение) образование, и что происходит с образованием при введении дистанционного обучения.
Публикации | Ошибка? Вторник,9:00 0 Просмотров:32
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.