» » Свято место пусто не бывает, или Размышления над фильмом «Детская игра» (1972)

Свято место пусто не бывает, или Размышления над фильмом «Детская игра» (1972)

37

146

Аллилуйя!

Как прекрасен этот мир старой доброй католической школы. Особое привилегированное учебное заведение для мальчиков, которых приводят сюда для воспитания в них христианских добродетелей и уважения к наукам. Здесь происходит просвещение умов и сердец, разностороннее развитие талантов. Аллилуйя!

Именно здесь личность раскрывается во всей полноте и глубине. Душа наполнится неизреченным светом и добром, которое и понесут они в мир погибающий, или нет — в мир, ждущий их с нетерпением и надеждой!

Аллилуйя!

Какое ослепительное будущее грезится родителям этих мальчиков! Не многим выпадает такое счастье и такая удача: уже родиться в семьях с определенным достатком и определенным набором ценностей. Духовных, разумеется.

Аллилуйя!


Таким раем для мальчиков из хороших семей предстает католическая школа в художественном фильме Сидни Люмета «Детская игра» 1972 года. Вот и выпускник этой школы вернулся в нее уже преподавателем гимнастики. Пол Рейс воодушевлен еще и тем, что любимый педагог Джозеф Доббс (учит английскому языку и литературе) встречает его радостно и приветливо, обещая всяческую поддержку и на первых порах служа ему старшим товарищем. Большой и крепкий, с копной вьющихся волос, энергичный и приветливый мужчина. Любимый учениками.

Здесь мы можем выдохнуть и приступить к менее оптимистической картине, которая неизбежно предстает в облике противоположного героя — учителя латыни Джерома Молли. Унылый тип с ужасным характером, ненавидимый учениками. Тридцать лет он преподает в школе мертвый язык. Сам выглядит засушенным растением. Живет с тяжко больной матерью, которую донимают анонимными звонками какие-то негодяи, скорее всего его же ученики. Они рассказывают старушке гадости о ее сыне. Гнетущая картина беспросветного существования. Мрак. И чего стоит лишь один фрагмент из его урока, где разбирается фраза «Вера, как и душа, никогда не вернется, если ушла». Абсолютная безнадега. Ученики не могут понять смысла этого высказывания, боятся учителя, изнывают от упражнения, когда нужно разобрать каждое слово: указать часть речи, род, число, падеж существительных и перейти к глаголам и их формам.

А на уроках розовощекого оптимиста Джозефа весело и непринужденно. Тут изучают Шекспира. Учитель — современный человек в вельветовом пиджачке спокойно ходит вдоль парт и декламирует их английское все. С выражением и паузами. Для большей наглядности и театральности. И во всем этом есть что-то подозрительное. Но что? — Пока непонятно. Атмосфера приближающейся драмы в этом почти сакральном месте как-то исподволь нагнетается. Таковы приемы жанра.

Начинается урок гимнастики у Пола, который еще не собран и не привык быть во всеоружии, то есть — забыл секундомер. А время пошло. Пока он бегал, мальчики избили до крови соученика и выбили ему глаз. И когда учитель стал их разнимать, они удерживали его, не давая спасти несчастного. А тот еще и бился головой об стену.

О, ужас!

Между тем, по законам мистической и психологической драмы, все приходит в хаотическое движение и страсти в этом образцово-показательном учебном заведении накаляются час от часу все сильнее. Как между учениками, так и между учителями и святыми отцами, которые тут тоже присутствуют. Степенно уча христианским добродетелям, они как-то вдруг замечают, что не все так хорошо у них в альма-матер. За год произошло шесть вроде бы несчастных случаев, но седьмой — с выбитым глазом — это уже слишком.

Директор вызывает на ковер и распекает унылого латинянина, и просит его быть помягче с мальчиками. По мнению администрации, деспотическая строгость Молли и есть причина жестокости мальчиков друг к другу. Джером упрямится и говорит, что будет по-прежнему строгим и требовательным. Это его метод.

О, ужас!

Чуть позже происходят совершенно чудовищные вещи: мальчики привязывают к колонне очередную жертву из своих же одноклассников в часовне, избив того предварительно. Истерзанный в рваной рубахе и крови он болтается на колонне и приводит в ужас святых отцов. И они начинают подумывать об отстранении Молли от работы в школе. Предлагают ему выгодные условия ухода на заслуженный отдых. Все же тридцать лет службы в альма-матер немалый срок, и пора бы уже на покой.

Да и кудрявый жизнерадостный Джозеф явно метит на место своего соперника. Он хочет стать безраздельным авторитетом у старших учеников. Учитель латинского на коленях просит директора не увольнять его, молит об исповеди, плачет и заламывает руки. Но священноначалие неумолимо. Его выгоняют вон. Перед тем как броситься с крыши, несчастный предпринимает отчаянную попытку объясниться с Джозефом, обвиняя его в клевете и буквально дьявольских кознях. Старому учителю подбрасывают журналы с похабными картинками, чтобы окончательно сделать его негодным и растлевающим молодежь. И хотя при здравом размышлении директор мог бы понять, что его водят за нос и явно им манипулируют, главный человек в школе, священник, поступает как истерик, не способный ни ясно мыслить, ни поступать разумно. Свидетелем всему был молодой учитель гимнастики, который начал понимать, как хитро руками учеников устраивал Джозеф травлю ненавистного Джерома. Джером убивает себя, бросаясь вниз с крыши.

В финале картины учитель гимнастики раскрывает ученикам настоящий смысл трагедии и становится очередной жертвой этого адова заведения. Мистический триллер завершается зловещей сценой, когда преданные ученики берут в плотное кольцо своего безусловного авторитета, и он с ужасом понимает, что остановить их уже нельзя.

***

Законы жанра не дают мне права рассматривать эту историю как достоверную. Но многое в ней вызывает живой интерес и побуждает к размышлениям. Безусловный авторитет, который нагло использует силы и таланты других для установления своей воли. Разрушительная борьба за души, по слову Достоевского, идет непрерывно, и даже там, а может быть, и именно там, где, казалось бы, нет места злу и ненависти. Но свято место пусто не бывает. Подчинение обману приводит к гибели. Но Христос победил мир.

Остро закрученный сюжет имеет целью показать зло, которое трудно распознать. Но почему тогда начинающий педагог разобрался в интригах и кознях против старого учителя? А, казалось бы, опытные наставники в рясах пропустили все мимо ушей и глаз, делая вид, что «мальчики шалят». Где их зрячая вера и внимание? Если их так легко обмануть, то в чем сакральность их статуса и особые таланты, дающиеся им при рукоположении?


Священников в картине трое: директор, помощник директора и самый молодой отец — преподаватель биологии. Директор как администратор озабочен лишь тем, чтобы не было скандала. Он готов закрыть учебное заведение — только бы не разбираться в ситуации. Да и ученики его не слушают. У них другой авторитет — Джозеф. Он ловко обращается с мальчиками, потакает их подростковому эгоизму, нахваливает тогда, когда нужно одернуть, манипулирует их тщеславием, а вокруг никто не замечает этой дьявольской и совсем не детской игры.

Помощник директора, пожилой и суетливый, скорее услужливый, чем расторопный. По сути самый человечный. Но так же, как и остальные, довольствуется всем, что ему доложит Джозеф.

А учитель биологии — фигура весьма неординарная, но и не слишком симпатичная, скорее резонер, чем разочаровавшийся клирик. Он может со скучающим видом рассуждать о том, что в школе поселилось зло, которое отравляет души учеников и делает их садистами. Но раз директор не говорит, что это проблема, то ее вроде бы и не существует. Сам он в разговоре с учителем гимнастики бравирует тем, что каждый день мечтает сбежать из школы. Он с усмешкой рассматривает икону Христа с выколотыми глазами. У него мрачный взгляд на происходящее, но что-то предпринять он или не в силах, или же, что скорее — ему все равно.

Так и идет все своим чередом. Смерть старого учителя на глазах у всей школы мало что изменила в ней. И если бы не внимательность и желание понять, что на самом деле происходит, если бы не искренняя заинтересованность бывшего ученика школы — Пола, то Джозефа так никто бы и не раскусил.

Зло торжествующее насмехается над нами всеми. Его обнаружить и в себе не так просто. Поэтому никто нигде и никогда не застрахован от такого поворота событий. Но смерть учителя стала поворотным моментом. И это главное, что смог понять Пол. Он пошел тем же путем жертвы ради правды и Истины.

Аминь.

Из истории создания фильма:

«Детская игра» 1972 г.

Режиссер-постановщик: Сидни Люмет

1973 — Номинация на премию Сообщества кинокритиков Нью-Йорка в категории «Лучший актер» — Джеймс Мэйсон

Джеймс Мэйсон — Джером Молли, учитель латыни

Роберт Престон — Джозеф Доббс, учитель английского и литературы

Бо Бриджес — Пол Рейс, учитель гимнастики

В фильме принимали участие ученики католической школы Iona Preparatory School (Нью-Рошелл, Нью-Йорк).

Первоначально на роль Джозефа Доббса планировался Марлон Брандо, однако тот покинул проект незадолго до начала съемок. Согласно книге Боба Томаса «Брандо: Портрет артиста-бунтаря», актер решил, что у Джеймса Мэйсона более выигрышная роль, а его собственная венценосная карьера вскоре снова примет новый оборот после выхода картины Фрэнсиса Форда Копполы «Крестный отец» (1972). Роберт Престон же, будучи отличным актером, получил за эту роль низкую оценку критиков.

Публикации | Ошибка? Пятница,9:00 0 Просмотров:28
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.