» » Вакцинация, свобода и Леха

Вакцинация, свобода и Леха

13

18

Это не проза, а быль, все было именно так, как описано (прим. автора).

Леху я заметил на перекрестке — он стоял на самом углу, прямо у пешеходного перехода, оттопырив большой палец и мизинец. Леха пытался тормозить всех подряд: микроавтобус, грузовик, рейсовый автобус. После очередной неудачи он добродушно ухмылялся.

Мы с Варей, нашей берняшкой, перешли через дорогу на ту же сторону, где был Леха. Он в это время оставил надежду поймать попутку и, слегка ссутулившись и кренясь из стороны в сторону, как крепенький буксирчик в легкий шторм, в своей рабочей куртке и штанах со светоотражающими полосками, потопал в том же направлении, что и мы.

Догнал он нас на следующем перекрестке. Мы собирались перейти наискосок, а он увидел фуру, тормознувшую перед светофором, и стал прыгать перед ее носом, размахивать руками и кричать водителю, чтобы тот взял его с собой. Водитель скосился недовольно на Леху, нажал на газ и проехал мимо.

И тут Леха возник у меня прямо под ухом: дыша перегаром, моргая белесыми ресницами и недоуменно-весело выкрикивая:

— Не, ну ты видел?! Не взял! — Леха аж прихлопнул себя огромными ручищами по бокам. — Не взял! Ну ты ж посмотри, а! Ведь что ему — лишние сто килограмм, — Леха приосанился, его круглая физиономия еще больше расплылась в полузастенчивой ухмылке, — к его тоннам взять — не заметит даже! — он захохотал.

Я покивал сочувственно головой и собрался переходить через дорогу. Вслед мне раздалось приветливое:

— Классный пес у тебя!

Классный пес Варя

Но в конце перехода Леха догнал нас вновь.

— Слушай, друг! Прикинь, я забыл, как тебя звать!

— А мы и не знакомы, — говорю.

— Да ну! — уверенно бросил он. — Я тут всех знаю! Меня вот Лехой зовут!

Я решил быть с иудеем как… ну вы поняли.

— Я тоже Леха.

— Да нууу?!! Правда, что ли?! — Леха чуть не присвистнул от такого совпадения.

— Слушай, Леш, — доверительно продолжил он, — понимаешь, тут у меня такое дело, — он замялся.

Да понятно твое дело, думаю, щас попросит полста типа на проезд, а сам опохмеляться пойдет. Но Леха сломал стереотип:

— Такая у меня проблема — прививаться я не хочу.

— А что так? — спрашиваю.

— А зачем мне это надо?! — начал возбуждаться Леха. — У меня здоровье — я никогда в жизни ничем не болел! (Вид Лехи, белобрысого бугая, на котором пахать можно, вполне это подтверждал.) Ко мне ни один микроб не пристает! Я, знаешь, чем иммунитет держу? — Леха сделал драматическую паузу. — Чесноком и «Балтикой Девять»! — улыбка до ушей.

Пожимаю плечами:

— Ну, дело твое, но ведь ковид чесноком не испугаешь, вон сколько людей уже переболели и умерли…

Леха трясет головой, как конь-тяжеловоз:

— Да и хрен с ни… Ой, извини… Не, не хрен, конечно, не… — он понимает, что неправильно в адрес умерших высказался, поправляется: — Я не о том! Я понимаю, умирают, да… Но лично мне это не надо — я вон работал на вокзале в камере хранения, знаешь, сколько там этих таджиков и узбеков мне вещи сдавало? А уж они-то не заморачиваются чистотой и вообще. А я че? Я ниче — я только семечки лузгаю и мне хоть бы что, никакой микроб ко мне не липнет!

Я опять ему пытаюсь указать на опасность вируса, но Леха не сдается:

— Да мне другое обидно! Обидно, что заставляют! Я вон на работе специально в пятницу нажрался, отгул взял, чтобы не идти на прививку эту — а нас заставляют! Вот зачем мне это? Я вообще уже думаю: пойду к начальнику, скажу ему: идите вы нахрен со своей прививкой, — уволюсь и снова безработным буду… — Леха вздыхает от такой перспективы и своей смелости, но не унимается: — Понимаешь, мне вот всегда было обидно, когда вот так — несправедливо, ни за что. Я свою первую статью получил ни за что — шел в метро, ну пьяный, но даже не качался особо! А мне лейтенант раз — и наручники! За что?! Я ж никого не трогал! И когда меня привезли в отделение, я им говорю: за что в наручники-то?! И вот, представляешь, Леш, такая меня злость взяла! Я бы убил тогда! Я такой: ах так! Вывернул руку из наручника (братва потом удивлялась, как это я так смог), схватил копье (было у меня, ну да…) и хотел уже там мента прирезать… А потом смотрю: а он молоденький, моложе меня… Думаю, не, ну что это я, ну ладно… И только трубой ему двинул… — Леха печально хмыкает, вспоминая свою бурную героическую молодость.

— Я вот с детства такой — не выношу, когда заставляют! — подвел итог всему Леха, а потом добавил, ласково приобняв за плечи: — Слушай, переезжай к нам на Уралмаш — чаще видеться будем!

Тут нам настало время расходиться. Я Лехе говорю на прощанье:

— Ну ты все-таки подумай обо всем — САМ подумай, чтоб никто не заставлял, чтоб именно твое решение было.

Леха, уже метров с двадцати, одобрительно-весело ткнул в мою сторону указательным пальцем и потом поднял вверх большой палец (получился пистолет):

— Во! У меня с молодости такое правило: надо ОБМОЗГОВАТЬ!

Леха помахал нам своей лапищей, а мы с Варей пошли за печеньками в киоск.

Иллюстрация: картина Валентина Губарева

Публикации | Ошибка? Пятница,7:55 0 Просмотров:40
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.