» » Ковид и вера: о неравенстве перед лицом смерти

Ковид и вера: о неравенстве перед лицом смерти

41

232

После принятия закона о защите чувств верующих мысль о бесправии на этом фоне всех остальных многократно высказывалась. Закон по сути ставит неверующих в положение людей второго сорта, с чувствами которых считаться никто не обязан. А как можно оскорбить атеиста, спросите вы. Ну, сами атеисты говорят, что их, например, оскорбляет пропаганда вопиюще антинаучных религиозных мифов. Но сегодня я не об этом.

С приходом пандемии у нас появилось еще одно печальное неравенство. Намного более печальное, чем неравенство перед законом. Мы стали неравны перед лицом смерти. Я думаю, все согласятся с тем, что самое страшное в этой пандемии то, что, попадая в больницу, человек оказывается в полной изоляции от близких. Если повезет, ты получишь передачу «с воли», из палаты сможешь поговорить по телефону, если будут силы, но если ты попал в реанимацию, всякая связь с миром прерывается полностью и ни о каком прощании с близкими здесь не может быть и речи. Бывает, что о твоей кончине семья узнает спустя несколько дней. Вокруг тебя только медперсонал в нарядах космонавтов, который вымотан страшными нагрузками до такой степени, что шансов подержаться перед смертью за живого человека у тебя практически нет…

…если ты не православный. Нет, в реанимацию к православному не пустят родственника. Но пустят (обязаны пустить, хотя порой и ставят препоны или совсем выпроваживают — см. ниже скрины из записи в фейсбуке рязанского клирика Дмитрия Фетисова) священника и позволят причаститься, пособороваться, услышать слова утешения.


  • О «добрых» таблетках и злых расстригах

Поймите, я не только не против, я за. Читаю блог священника, который посещает больных в красной зоне, могу только восхищаться его мужеством. Батюшка причащает, кого возможно, соборует, если невозможно причастить. Передает привет от детей, благодарность за все, просьбу о прощении.

Один священник как-то сказал мне, что все умирают в одиночестве. Даже тот, вокруг кого толпа родственников. Это так и не так. У японцев есть отдельное понятие — кокодуши, — это одинокая смерть в своем доме, когда тело покойного находят только спустя несколько дней. Собственно, смерть на ИВЛ в полной изоляции ничем не лучше этого самого кокодуши.

Я понимаю все возражения: батюшка один, его нетрудно обеспечить СИЗ, он, придя несколько раз в неделю, не нарушит сильно работу реанимации, а родственников только пусти. Медикам при их нынешней нагрузке нереально заниматься еще и ими, следить, чтобы правильно экипировались, инструктировать, чтобы правильно вели себя в красной зоне, слушать их рыдания и претензии.

Да, это все понятно. Хотя, уверена, что далеко не все родственники захотят идти навещать больного в красной зоне, не думаю, что была бы очередь. Но понятно, что в качестве исключения близких пускают и туда. Например, если речь об известном человеке, не говорю уже о чиновниках высокого ранга. Но для простых людей такой возможности не существует.

Я не знаю, что можно тут сделать, когда больницы переполнены, а персонала не хватает. Нужно благодарить Провидение, что хотя бы у верующих в этом аду есть шанс уйти из жизни мало-мальски по-людски. И, конечно, атеисты и агностики сами виноваты — а надо было в церковь ходить. Но хотелось бы надеяться, что Там умершие в красных зонах будут равны в очах Божиих, в отличие от Тут…

Публикации | Ошибка? Понедельник,9:00 0 Просмотров:27
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.