» » Ради тех, кто наиболее уязвим в нашей Церкви: письмо иерархам и мирянам РКЦ

Ради тех, кто наиболее уязвим в нашей Церкви: письмо иерархам и мирянам РКЦ

64

216

Предисловие автора, Анастасии Демидовой:

Дорогие читатели «»!

В 2014 году я пережила сексуальное насилия со стороны настоятельницы моей формации в ордене Сестер Матери Терезы (Общество миссионерок милосердия), в Индии (читайте об этом в тексте «Я — Мария, — сказала она, — Ты — мой Иисус, Ты никогда не предашь меня»).

Процесс прояснения ответственности с обществом миссионерок милосердия был очень болезненным. Многократные призывы к ответственности не возымели эффекта.

Что вынудило меня обратиться к церковной иерархии в регионах, в которых действуют Сестры Матери Терезы.

Это письмо, составленное с помощью международных экспертов в области профилактики сексуального насилия в церкви и в гражданском обществе, было послано более чем 1000 адресатам — архиепископам, епископам, координаторам деятельности по профилактике насилия в приходах, в Ватикан. Я получила просто огромный отклик и поддержку со всех концов света, особенно хочется отметить Великобританию, в католической церкви которой оказалась очень серьезная система предотвращения, детальная и внимательная.

Надеюсь, читатели «» также найдут этот текст полезным в контексте факторов ранимости и обсуждения мер, необходимых для предотвращения сексуального насилия внутри Церкви.

Анастасия Эли Давыдова

***

Уважаемые отец Федерико Ломбарди, SJ; Ваше Святейшество Папа Франциск, кардиналы, архиепископы, епископы, отцы, настоятельницы, сестры и братья во Христе:

Меня зовут Анастасия Демидова, и я пережила сексуальное насилие в конгрегации Миссионерок Милосердия (Missionaries of Charity — MС) — более известной под именем «Сестры Матери Терезы». Ради всех жертв, переживших сексуальное и духовное религиозное насилие на религиозной службе, буду безмерно благодарна, если вы прочтете этот документ и уделите ему ваше глубокое внимание.

В 2014 году, во время моего постулата (2-3 этап послушничества в католической церкви) MC в Чинсуре, Индия, я в течение двух месяцев подвергалась сексуальному, психологическому и религиозному насилию со стороны сестры Викуны, занимавшей на тот момент должность настоятельницы нашего дома и ответственной за мое обучение в ордене. В 2019 году, руководясь мыслью о моих сестрах во Христе — прошлых, настоящих и будущих — пострадавших, или продолжающих страдать от насилия, я инициировала официальный процесс с руководством МС, о признании их ответственности за случившееся.

Моей целью было подвигнуть внедрение в МС превентивных мер, ответственности и подотчетности в области сексуального насилия внутри конгрегации, в соответствии с существующими многочисленными рекомендациями Папы Римского, а также нормами канонического права. Принимая во внимание огромные изменения, произошедшие за последние десять лет в реакции Церкви на ставшие известными случаи сексуального насилия — то, как MC отреагировали на мое заявление — стало для меня шоком. Более того, я считаю, что подобная реакция может быть потенциально опасной для жизни тех, кто наиболее уязвим.

Есть две причины, почему я хочу поделиться с вами, Пастырями Божьего стада, событиями последних двух лет. Во-первых, то, что случилось со мной, представляет собой ужасающий пример сокрытия сексуального насилия, который демонстрирует огромную пропасть — несмотря на все указания Святого Отца по этому вопросу — между инструкциями Ватикана и реальными действиями. Во-вторых, принимая во внимание, что дома милосердия MC находятся во многих странах мира, я считаю, что подобная неспособность справляться с проблемами сексуального насилия может повлиять на репутацию и миссию нашей Церкви во многих приходах на региональном и международном уровнях.

Подводя итог произошедшему со мной: я подверглась насилию во время моего пребывания в качестве постуланта в удаленном доме формации (обучения и подготовки) в Индии. Моим насильником была сестра Викуна MC, которая на тот момент одновременно занимала две должности: настоятельницы и главы дома. До произошедшего со мной, сестра Викуна MC уже применяла насилие над другими сестрами в МС, против нее уже подавали жалобы. Однако, вместо того чтобы решать имеющуюся проблему сексуального насилия над подчиненными и сестрами, лидеры конгрегации переводили ее в другие дома милосердия и направили на «духовное лечение». В результате, либо из-за сложившегося недопонимания по этому вопросу и недооценивания серьезности проблемы внутри руководства МС, либо из-за чрезмерного уровня доверия к результатам «духовного лечения», сестра Викуна была вновь назначена на руководящую должность. Находясь в этой должности, она насиловала меня, а также пыталась применять насилие к, как минимум, еще одной сестре, проходившей формацию в доме в тоже время.

Руководство MC узнало о сексуальном насилии, которому я подвергалась, в марте 2014 года, после сообщения от одной из сестер. После этого насильник был вновь (!) переведен на другую должность, а меня исключили из конгрегации и отправили обратно в Россию под следующим «объяснением»: «Путин вторгся в Украину, вы должны уйти». Предлог, по которому меня исключили из МС, был настолько же очевиден, насколько он был неуместен для христианского сообщества. К тому моменту я уже более десяти лет находилась на религиозной службе: в МС домах как послушница; в качестве координатора католического молодежного центра в Москве; ассистента в домах милосердия MC и L’arche для людей с ограниченными возможностями в Польше, а также в Чешской республике, Украине, России и Индии. Я не имела ни малейшего понятия о том, что Путин делал в то же самое время и не могла понять, откуда по утверждению МС это могло быть связано с моим призванием.

На деле, как я узнала позже от других жертв, переживших насилие в конгрегации, — никакой связи и не могло быть. MC всего лишь следовали устоявшейся внутри конгрегации практике, в которой реакция на случаи сексуального насилия происходит следующим образом: перевод насильника на другую должность, замалчивание проблемы и изгнание жертвы. Подобный случай длительного насилия со стороны ответственного за обучение сестер, который закончился переводом насильника, не является единичным. Как минимум еще одна жертва описывала такую же реакцию в контексте другого насильника — сестры Бароти MC, которая в течение десятилетий являлась одной из центральных фигур в формациях Общества Милосердия в Европе. Вот еще один пример: еще одна сестра сообщила о насилии со стороны другой сестры. Несмотря на существующие обвинения эта сестра была допущена до принятия вечных обетов. Со дня его основания, ошибочно и невежественно, насилие расценивается в MC как «грех целомудрия». Такое отношение продолжается и сегодня.

Подобная неосведомленность и игнорирование проблемы сексуального насилия ставят под угрозу не только сестер и братьев в MC, но и «беднейших из бедных», находящихся под их опекой. За годы работы в домах милосердия MC, я была свидетелем множества случаев сексуального насилия волонтеров и посетителей, включая родственников, над детьми и лицами, страдающими психическими расстройствами. Реакция MC на подобные случаи оставалась неизменной, и включала в себя все те же три стадии: отрицание, сопротивление, медленное вмешательство или полное его отсутствие, и, в конечном итоге попытки заставить жертв и свидетелей насилия замолчать. Процесса принятия ответственности не происходит даже в тех случаях, когда факт насилия неохотно признается и проводятся какие-либо действия для того, чтобы его остановить. По большому счету, такое отношение является значимой характеристикой организационной культуры MC: отсутствие механизмов по привлечению к ответственности, расследованию и предотвращению насилия, которые учитывали бы травмы, которые были причинены находящимся под опекой, формальной и неформальной. Эти механизмы, которые являются нормой для организаций, занимающихся схожей деятельностью, и часто для других организаций их применение контролируется гражданским обществом или напрямую государством. Отсутствие этих механизмов в МС ставит в особенную опасность и представляют серьезную угрозу для наиболее уязвимых групп — тех, кто не может защитить себя и заботиться о себе самостоятельно, тех, кто не имеет ресурсов для протеста и жалоб.

За два года, с момента начала официального расследования по моему делу, MC намеренно предоставили ложную информацию ряду сотрудников канонических органов, поставили под угрозу мою коммуникацию с CICSAL (судебный орган, ответственный за тему сексуального насилия в католической церкви) и само предварительное каноническое расследование, а также пригрозили мне судебным преследованием в случае, если я продолжу говорить о пережитом насилии. Наконец, в феврале 2021 года MC приняли решение встать на защиту насильника, распространили среди общественных СМИ и своих сторонников ложную информацию, а также клевету обо мне и о других жертвах, переживших сексуального насилие в ордене.

Линия защиты Миссионерок Милосердия была выстроена при поддержке влиятельного американского адвоката и бывшего государственного чиновника США из окружения семьи Буш. Может показаться, что привлечение настолько тяжелой артиллерии является неуместным и чрезмерно агрессивным по отношению к жертве из России, столкнувшейся с сексуальным насилием в Индии. Однако, как я полагаю, ставки очень высоки. Подавление проблемы сексуального насилия — это важное (и ошибочное) стратегическое решение ордена, процесс, в котором поддержание культуры замалчивания становится важнее, чем призывы к прекращению насилия и даже базовый призыв к признанию ответственности, заложенный в самом духовном центре харизмы МС.

Вся коммуникация и сопутствующая ей агрессия и угрозы были получены мною от сестры Доминги MC, находящейся на момент наших переговоров в Бронксе, США. Она была уполномочена генеральной настоятельницей сестрой Премой координировать тему реагирования на случаи сексуального насилия и теоретически была назначена «безопасным адресом» для сестер, переживших насилие. Общение с ней было для меня крайне небезопасным процессом, что в значительной мере усугубило мое посттравматическое стрессовое расстройство. Я боюсь представить, какое давление может оказываться на сестер, находящихся в положении большей уязвимости.


Высокая социальная и миссионерская значимость MC ордена не может быть оспорена, она широко известна и признана. Трагедия заключается в том, что то, что когда-то являлось достаточно хорошим стандартом заботы о бедных для нескольких монахинь из постколониальной Индии — не отвечает стандартам заботы и ответственности XX-го века.

Объяснением сложившейся ситуации может послужить тот факт, что даже по сей день МС разительно отличаются от любой другой конгрегации нашей Церкви. Если рассматривать конгрегацию с точки зрения ее структуры, в сфере своей деятельности МС не подотчетны ни одному региональному институту Церкви. Это означает, что даже существующие усилия многих преданных католиков в сфере предотвращения сексуального насилия часто игнорируются, и не посещаются сестрами и братьями из МС. Из-за жесткого контроля над тем, какая информация доступна внутри MC — многие изменения в политике Церкви и в существующих стандартах остаются неизвестны членам конгрегации.

Миссионерки милосердия — это особенно яркий пример того, как различные факторы риска повышают вероятность насилия в отдельно взятом религиозном ордене:

Паспорта сестер, а также их другие личные документы находятся у настоятельницы.

Сестры обязаны получить разрешение от настоятельницы на любую коммуникацию с внешним миром. Вся переписка читается.

Важное влияние оказывает огромная ежедневная физическая нагрузка. Часто тяжелая работа, выполняемая сестрами, включает в себя перемещение тяжелых предметов и выполнение другой тяжелой физической деятельности, напрямую подрывающей ресурсы организма.

Сестры МС спят около шести, или менее, часов в день. На некоторых занимаемых позициях даже меньше.

Физическое и психологическое здоровье сестер не находится под должным наблюдением.

Сестрам запрещено проходить обучение или участвовать в курсах по профессиональному развитию, проходящих вне церковных структур. Сестры не могут свободно выбрать обучение даже внутри церкви.

MC по-прежнему применяют телесные наказания, которые наносят серьезный физический и психологический вред сестрам.

Сестрам разрешен лишь один месяц отпуска — один раз в десять лет — на посещение семьи. При этом они не имеют права выбирать, где провести этот отпуск. Сестры обязаны вернуться в свою «родную» страну и город, вне зависимости от отношения с сообществом или людьми, которые там находятся.

Сестры МС спят в общих комнатах, в которых одновременно проживает от четырех до двадцати женщин. Что серьезно ограничивает восстановление ресурса.

Отдельные факторы риска связаны с насилием над людьми, с которыми работают MC. Миссионерки работают с «беднейшими из бедных», то есть с группами населения, обладающими наименьшим количеством ресурсов, возможностью сообщить о насилии и противостоять ему. Это группы, которые не станут требовать признания их боли или взятия ответственности.

В результате уже имеющегося травматического опыта многих сестер, а также чрезмерных физических нагрузок — психологическое и физическое насилие являются неотъемлемой частью организационной культуры конгрегации.

Вне зависимости от климатических условий и гигиенических стандартов в конкретной местности, в ряде домов сестры моются ведром воды. Во многих домах милосердия MC отказываются от установки стиральных машин. Это создает дополнительную — и излишнюю — нагрузку, а также серьезную санитарно-гигиеническую опасность, ведь значительное количество людей, проживающих в домах MC, страдают инфекционными заболеваниями. Отказ MC от обеспечения надлежащих гигиенических стандартов и условий, во имя «бедности», особенно опасен и безответственен сейчас, в разгар глобальной пандемии. Ситуация усугубляется архитектурными особенностями монастырей MC, из-за которых создание необходимого изоляционного пространства для необходимых карантинов на практике становится невозможно. В совокупности, все эти аспекты ведут к высокому числу смертей среди сестер по всему миру.

Сестры МС не получают необходимого обучения в вопросах физической и психологической безопасности. Им запрещено читать любую литературу, не связанную напрямую с каноном, доступным в библиотеке МС.

Сестрам МС также запрещено вступать в какие-либо дружеские отношения между собой, что ведет к относительно повышенной изоляции, одиночеству и делает их более уязвимыми к эксплуатации и насилию.

«Духовная» организационная культура ордена, которая не подвергалась существенным обновлениям с 1946 года, призывает сестер принимать любую боль и насилие как благословение.

Каждое слово, сказанное настоятельницей, следует рассматривать как слово Господа, которому необходимо следовать беспрекословно.

В конгрегации не проводятся различия между сексуальностью и насилием. Абсолютно любое поведение интимного характера считается грехом для обеих сторон, вне зависимости от наличия согласия, или существующих отношений власти. Многочисленные жертвы разных форм насилия — от сестер, подвергшихся групповому изнасилованию со стороны посторонних, до сестер, подвергшихся сексуальному насилию от своих настоятельниц и других сестер, — сообщают, что во всех случаях реакция руководства была одинакова. Начиная от самой матери Терезы и заканчивая нынешним руководством, пострадавшие сестры всегда получали указ: «не говорить никому о случившемся». В случае отказа, они подвергались внутренним и внешним санкциям.

Внутри конгрегации существует значительное социальное неравенство между сестрами с глобального юга и севера, а также сестрами с разным цветом кожи, что становится дополнительным фактором уязвимости для темнокожих сестер. Сестры из более бедных семей также более уязвимы и подвержены опасности. Для них уход из конгрегации, особенно в пожилом возрасте, может означать возвращение к ужасающему стандарту жизни. Независимо от количества лет, которые сестра провела за тяжелой работой, а также невзирая на ее здоровье на момент уход из MC, конгрегация по ее уходу предоставляет ей лишь несколько сотен долларов.

Как правило, в каждом доме милосердия сестры должны посещать исповедь с лишь одним священником, который был выбран конгрегацией. В моем случае, священник был близким другом насильника и в момент, когда я пыталась поделиться с ним произошедшим, он лишь повторял: «Дитя, твоя настоятельница не может ошибаться, она — голос Бога».

Можно задаться вопросом: «Насколько же серьезной проблемой может быть сексуальное насилие в организации, в которой женщины занимают руководящие должности?» Учитывая структуру MC, а также тот факт, что через свою деятельность сестры влияют на жизни сотен тысяч людей — ситуация очень серьезна.

В этом контексте важно подчеркнуть, что информирование и повышение осведомленности о сексуальном насилии имеют колоссальное значение не только для его предотвращения внутри организации, но и для помощи сотням тысяч уязвимых людей, с которыми работает MC. Некоторые из этих уязвимых, обедневших людей сталкиваются с сексуальным насилием в собственных домах или же в домах милосердия MC. К примеру, из моего собственного опыта посещения десятков домов — в детских домах в Калькутте, любой человек с улицы, без какой-либо проверки и супервизии может записаться в волонтеры, получить доступ в детские дома и в дома для людей с психическими расстройствами, получить прямой доступ к этим наиболее ранимым группам.

В течение последних двух лет я говорила со многими верующими — или прежде верующими — жертвами сексуального насилия из других конгрегаций. Я обнаружила, что практически во всех других частях нашей Церкви за последние годы произошли положительные изменения. Это случилось благодаря упорной деятельностью самих жертв, а также других верующих братьев и сестер, смелости многих епископов и священников, а также искренней приверженности искоренению насилия в Церкви Святого Отца, Папы Франциска. Однако подобного не произошло в МС. Сестры конгрегации, а также те, кто имеет отношение к ордену, по-прежнему остаются незащищенными.

хештег «безопаснаяцерковь», надпись на листе: «Церковь против насилия»

Идеологический страх MC к внедрению и обучению современным стандартам в области заботы и ответственности находится в самом центре сложившейся ситуации. Такое отношение ведет к низкому качеству ухода за наиболее уязвимыми, а также за сестрами МС. Некачественный уход в МС не раз становился темой публичного интереса, включая случаи отсутствия расследования после смерти или травм, полученных на территории домов милосердия МС.

Вне зависимости от того, считают ли MC себя социальными и медицинскими работниками — орден претендует на выполнение социальной и медицинской работы. Поэтому он обязан соблюдать современные церковные и государственные стандарты о заботе и защите наиболее уязвимых. Это важно не только для ищущих поддержки в домах милосердия, но и для самих сестер и работников, которые проходят через сильнейшее выгорание, физическое истощение, травмы и болезни в результате своей деятельности. Отсутствие санитарных условий и опасная работа ведут к хронической усталости, которая, в свою очередь, повышает уязвимость. Все это происходит сегодня, хотя, в отличие от 1946 года, сейчас МС обладают просто огромными ресурсами, собранными через пожертвования. В сложившейся ситуации необходимо использовать эти ресурсы для того, чтобы улучшить качество заботы и защиты — как сестер в MС, так и тех, кто находится под их опекой. Для того чтобы предотвратить сексуальное, физическое и психологическое насилие, ордену необходима всесторонняя реформа, которая затрагивала бы вопросы стандартов заботы, ответственности, отчетности и обучения.

Первичное расследование по моему делу было проведено доктором Хелен Костигейн — известным британским каноническим юристом, которая была напрямую привлечена МС. По результатам расследования она дала следующие рекомендации для МС:

«Всем сестрам должно быть, как можно скорее, предложено сообщать доверенному стороннему лицу о перенесенном насилии. Это должно происходить таким образом, чтобы доброе имя каждого человека оставалось защищено до тех пор, пока не будет проведено расследования.

Психологическая проверка должна быть обязательна для всех желающих вступить в конгрегацию.

Если аспирант / novice / сестра проявляет потребность в психологической поддержке и консультации, подобная поддержка должна быть предоставлена сторонним, квалифицированным и компетентным лицом. НИ ПРИ КАКИХ УСЛОВИЯХ настоятельница не может выступать в этой роли.

Прежде чем вступить в должность, настоятельница должна пройти обучение о том, как сохранять границы. Подобное обучение должно проводиться лицами, обладающими соответствующей квалификацией.

Все сестры должны быть осведомлены в вопросах, связанных с человеческим развитием, в том числе с аспектами психосексуального развития, соблюдения соответствующих границ, а также с тем, как можно сообщить о случаях насилия.

Любая наставница novice/аспирантов должна иметь соответствующего супервизора (т.е. на регулярной основе обсуждать с подходящим и более опытным членом конгрегации любые проблемы, возникающие в работе).

Необходимо создать соответствующий внешний канал коммуникации, который позволит оперативно сообщать о любом насилии (физическом, психологическом, сексуальном, духовном). Также необходимо установить соответствующие процедуры, которые помогут гарантировать, что подобные сообщения были задокументированы и отслежены.

Информация о любых обвинениях должна быть передана полиции и/или должно быть проведено каноническое расследование. В случае обвинения, до завершения расследования сестра должна покинуть занимаемую позицию. После этого, необходимо принять решение о дальнейших действиях, в зависимости от того (i) признана ли сестра виновной; (ii) существуют ли разумные основания полагать, что она продолжает представлять угрозу для других».

По большому счету, MC не применили ни одно из предложений и рекомендаций, ни те, что были озвучены мною в 2019-м, ни предоставленные доктором Костигейн.

***

Вот список действий, которые необходимы и требуются от конгрегации МС, региональных и международных структур нашей Церкви, чтобы привести ее организационные стандарты в соответствие с современной стратегией Церкви и указами Святого Отца:

Со стороны местных церковных властей:

Убедиться, что каждая сестра MC понимает природу сексуального насилия и современные стандарты прав и достоинств человека;

Гарантировать, что для каждого дома милосердия MC будет проведено структурированное обучение по вопросам сексуального насилия, которое будет реализовано специалистами извне МС.

Гарантировать право каждой сестры выбирать исповедника.

Задать вопросы руководству MC, в частности главной настоятельнице MC сестре Преме, о мерах, которые были приняты для защиты сестер и уязвимых групп, находящихся под опекой домов милосердия MC. Кроме того, потребовать подотчетности от каждой настоятельницы соответствующих домов, для того чтобы гарантировать принятие защитных и превентивных мер.

Уделять особое внимание деятельности домов милосердия МС в сферах, связанных с деятельностью по уходу и защите детей и уязвимых взрослых. Уделять внимание стандартам, связанным с отдыхом, благополучием и восстановлению сестер МС, сотрудников и волонтеров от профессионального выгорания.

Обеспечить активное участие сестер МС во всех образовательных мероприятиях, связанных с жестоким обращением и пренебрежением, которые проходят на региональном и национальных уровнях в нашей Церкви.

Создать независимый безопасный адрес и проинформировать сестер, волонтеров, работников и уязвимых лиц, находящихся под опекой МС, о возможности обратиться к нему в случае, если такая необходимость возникнет.

Требовать, чтобы каждый дом милосердия MC распространял и вывешивал на видных местах внутри дома информацию о мерах безопасности и поддержки пострадавших, имеющихся в приходе.

Со стороны Международного Союза Главных Настоятельниц:

Уделить особое внимание конгрегации Миссионерок Милосердия, как не соблюдающей Папские приказы и инструкции, касающиеся реакции и предотвращения сексуального насилия, а также обратить внимание на множество факторов, которые приводят к нарушению прав человека ординарных сестер МС.

Со стороны нунциев и официальных лиц Ватикана:

Убедиться, что Святой Отец и другие руководящие лица Ватикана осведомлены о проблеме сексуального насилия и нарушений прав человека в конгрегации МС. Основываясь на опыте сестер и бывших сестер, ставших жертвами насилия, — на данном этапе только прямое вмешательство Ватикана может привести к необходимым и срочным изменениям в ордене МС. Подобного рода вмешательство должно быть основано на всеобъемлющем расследовании. Частью данного процесса должно стать установление внутренней и внешней системы расследования каждого инцидента насилия, происходящего внутри MC. Каждый дом милосердия должен внедрить современные стандарты в области образования и ухода, обеспечить справедливые трудовые стандарты для работников, не являющихся действующими сестрами.

В заключение — о снижении рисков

Как мне пришлось выяснить, на очень горьком опыте, — нынешнее руководство MC не стремится к следованию существующим принципам и стандартам человеческого достоинства, к которым мы, христиане, призваны во имя Уважения Достоинства Жизни. Именно поэтому я вынуждена обратиться к вам, как к Пастырям Божьей паствы, и просить вас проконтролировать реализацию системных изменений, необходимых для того, чтобы снизить уязвимость и обеспечить защиту сестер, братьев, отцов, сотрудников, волонтеров, и бедных МС:

Сестры должны иметь возможность свободно выбирать духовника, а также связываться с любым представителем Церкви, общества или государства, имеющим отношения к соответствующему региону или конкретному запросу.

Каждая сестра должна иметь личные стипендиальные накопления, которые можно использовать в экстренных случаях и которые были бы равны сумме, необходимой для самостоятельного переезда и жизни в течение трех месяцев.

Сестрам должно быть разрешено заводить дружбу с другими сестрами, прихожанами, волонтерами и сотрудниками. Им также должно быть разрешено иметь другие социальные контакты, в разумных для религиозного служения пределах. Сестры должны иметь доступ к обучению о здоровых моделях общения и границах внутри близких отношений.

Сестры должны получить необходимое обучение и подготовку по вопросам медицинской и социальной помощи, психологического, домашнего и сексуального насилия.

Особое внимание должно быть уделено темам неравенства и злоупотребления властью по признакам возраста, цвета кожи и социального происхождения.

Сестры должны иметь возможность чаще отдыхать и брать отпуск, а также иметь возможность выбирать, где его провести.

Сестры должны иметь собственные документы при себе, а также иметь право принимать все решения относительно своего правового статуса, включая те, что касаются заявления о дополнительном гражданстве, необходимости длительной визы и т.д.

Сестры должны иметь соответствующие трудовые условия — время их сна должно быть увеличено, а потребность в переноске тяжелых вещей снижена. Любая сестра должна иметь возможность получить дополнительный отдых, необходимый для восстановления. Необходимо ввести соответствующие условия гигиены, включая установку стиральных машин в каждом доме милосердия, и обеспечить приведение уровня гигиены к современным стандартам.

Сестры должны получить доступ к сторонней, профессиональной и качественной психологической поддержке. Они также должны иметь время и право на посещение групповой терапии и групп поддержки.

Сестры должны иметь достаточно ресурсов для того, чтобы иметь возможность посетить свои родные города и страны. Безопасность сестер в путешествии должна быть гарантирована.

Сестры, принявшие решение покинуть конгрегацию, должно быть обеспечены минимальной оплатой в стране, в которой они решат остаться, или же выберут находиться на протяжении минимум двух лет, до момента их полной реинтеграции. Сестры, не получившие профессионального образования до момента начала службы в МС, должны быть поддержаны, в том числе финансово, в посещении профессиональных курсов по их выбору, для того чтобы поддержать процесс получения работы и реинтеграции в светское общество.

Сестры, ставшие жертвами сексуального насилия, должны получить индивидуальную поддержку, в тому числе психологическую и материальную, включающую в себя компенсацию медицинских и психологических расходов. Они обязаны получить минимум 5 лет компенсации, соответствующей минимальной оплате в стране их проживания, для обеспечения реинтеграции и реабилитации.

Наличие доказанного обвинения в сексуальном насилии, а также наличие предыдущих жалоб на сексуальное насилие должно стать поводом для отказа насильнику в принятии вечных обетов.

МС должны предоставлять ежегодные двухнедельные оплачиваемые отпуска для отдыха и профессионального восстановления для сестер, которые служат в тяжелых физических условиях, в том числе в «shishu bhavan» (детских домах), домах с бездомными, домах с больными и умирающими.

Открытое письмо должно быть выслано бывшим сестрам, с призывом сообщить о сексуальном насилии, если оно произошло. Соответствующее расследование должно быть проведено в каждом случае. В случае доказательства вины, сестра, применявшая насилие, должна пройти соответствующую реабилитацию как насильник. Она также должна лишиться доступа к позициям власти в конгрегации. МС должно принять соответствующие меры по поддержке жертв и их восстановлению.

МС должны обеспечить всем сестрам повышение квалификации по вопросам дискриминации и неравенства.

Любой случай смерти и получения серьезной травмы среди лиц, находящихся по опекой MC, должны быть расследованы через внутренние и внешние каналы. Каждая сестра должна иметь возможность заявить о подобных случаях соответствующим государственным и церковным органам и должна быть поддержана в этом.

Стандарты труда для сотрудников MC должны быть доведены до уровня международных трудовых стандартов. Зарплаты должны соответствовать среднему уровню оплаты труда в каждой стране, где присутствует МС. Работники должны обладать официальными трудовыми контрактами и иметь возможность требовать необходимые компенсации в случае получения травмы на рабочем месте.

Сестры и братья во Христе!

Наш Господь говорит нам, что мы должны быть внимательны к боли ближнего, любить друг друга, заботиться и быть ответственными. Как сказано в письме преподобного Отца Ломбарди, наша миссия проповеди Евангелия требует от нас высочайшего уровня уважения к человеческой жизни. За последние несколько лет, канонические стандарты в области заботы и ответственности в отношении сексуального насилия были кардинально обновлены Ватиканом, и процесс безусловно свидетельствует о коренных изменениях в этой области внутри Матери-Церкви.

10 сентября 1946 года Мать Тереза почувствовала «призвание внутри призвания» для того, чтобы идти к беднейшим из бедных и нести Любовь Бога наиболее уязвимым, «утоляя Его бесконечную жажду Душ и Любви». Этот день лучше чем какой-либо подходит для объединения в молитве и в действии, ради тех, кто наиболее уязвим в нашей Церкви, и тех, кто пережил насилие среди нас.

Пожалуйста, молитесь обо мне и о наших сестрах и братьях, которые пережили насилие во время своего служения Матери-Церкви, и о благодати покаяния и спасении душ агрессоров.

Во Христе,

Анастасия Демидова

Послушница Миссионерок Милосердия, 2014, Индия, Чинсура

Пожалуйста, обращайтесь ко мне с любыми дополнительными вопросами,

caramcsandra@gmail.com

10/09/2021

Перевод с английского, фото автора

Публикации | Ошибка? Пятница,9:55 0 Просмотров:72
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.