» » «Вы не вправе отказаться от регистрации в РЭШ»: беспредел «цифрового» директора школы под Сергиевым Посадом и победа родителей

«Вы не вправе отказаться от регистрации в РЭШ»: беспредел «цифрового» директора школы под Сергиевым Посадом и победа родителей

8
Агрессивное внедрение «цифровых образовательных платформ» в российских школах не прекращается – теперь по разнорядкам из Минпросвета в регионах директора школ (вслед за ними – и учителя) лоббируют «Российскую электронную школу» (РЭШ). Это очередной прообраз массовых открытых онлайн-курсов от форсайтщиков-трансформаторов образования, которые «по зернышку» вводят в традиционное очное обучение, преимущественно, под соусом дополнительных/домашних заданий. Родителей, не успевших осознать свои права и многосторонний вред детям от «цифровой школы», буквально берут нахрапом: ничего не объясняют о целях внедрения РЭШ и о полной добровольности использования подобных платформ. Один из ярких, показательных примеров такого беспредела с участием потерявшего берега директора – история мамы ученика из cредней школы №25 п. Лоза Сергиев-Посадского г.о. Московской области. В распоряжении имеются неопровержимые доказательства принудиловки с РЭШ, которые важно придать огласке и проанализировать – чтобы другим особо ретивым исполнителям неповадно было.

Мама ученика из школы №25 в поселке Лоза Наталья в беседе с корреспондентом рассказала, с чего началась ее история:

«В ноябре (2021 г.) в нашем классе провели родительское собрание. Классный руководитель рассказала про цифровую платформу РЭШ, в конце собрания напомнила родителям, что всем надо там зарегистрироваться. Достаточно было ввести свою электронную почту, фамилию и имя ребенка. Я не стала регистрироваться, но поначалу не очень вникала в этот вопрос. Потом учительница написала в общем чате в «Вотсаппе», что надо регистрироваться в РЭШ. На вопрос, что дети там будут делать, было сказано: иногда будут даваться домашние задания.

«Я сразу сказала, что мой ребенок не будет пользоваться платформой, все это поначалу воспринималось нормально. А потом в родительском чате, где нет учителей, я написала родителям, что они могут не регистрироваться в РЭШ – это личное дело каждого, и ничего за это не будет. Родители в большинстве своем ответили, что они просто этого не знали, никто им ничего не разъяснил. Началась родительская активность, и потом, судя по всему, кто-то начал сливать этот чат директору. После этого желающих отказаться от РЭШ особо не нашлось»,
– рассказывает Наталья.

Активную маму вызвали в школу – на «ковер» с директором Татьяной Геннадьевной Петросовой. От нее потребовали заявление с обоснованием отказа регистрироваться в РЭШ. Разговор Натальи с руководителем школы – главный перл данного материала, демонстрирующий, как далеко способны зайти упивающиеся властью на местах чинуши-бюджетники, у которых горят поставленные вышестоящим начальством сроки внедрения «электронного обучения и дистанционных образовательных технологий» от цифролоббистов. Целиком запись диалога мамы и директора можно послушать здесь , мы же приведем расширенные выдержки. Что еще надо знать до прослушивания? Перед встречей с Петросовой мама школьника написала заявление об отказе в регистрации ребенка в РЭШ. Родителя смущал тот факт, что до нее не довели информацию о статусе платформы в рамках школьного учебного процесса, о том, какие ПД ребенка будут на ней обрабатываться, да и вообще о целях и задачах обучения.

«Директор: «В соответствии с правовым статусом учителя, он имеет право давать домашние задания на образовательной платформе. Но естественно, для этого он должен создать все условия… У вас среди пунктов обязанностей родителей указано: «обеспечить выполнение обучающимся домашних заданий…»

Родитель: «Мы учимся по учебникам и рабочим тетрадям, которые сами приобретаем, и никаких изменений в этот процесс я вносить не хочу. Я как родитель вправе выбирать на какой платформе будет обучаться мой ребенок».

Директор: «Не вправе. Все, давайте по документам… Вы еще дома посмотрите в своем экземпляре договора (со школой – прим. ред.) про обязанности выполнения обучающимися домашних заданий. Что касается письма Минпросвета от 19 марта 2020 г. и приложения к нему, оно относится именно к дистанционной форме обучения. На сегодня у нас очная форма обучения. РЭШ используется в качестве дополнительного образовательного ресурса. Дистанционные технологии, используемые платформой РЭШ, подразумеваются только если школа либо класс выводятся на дистанционное обучение. Ваш ребенок сейчас по состоянию здоровья может посещать школу?»

Родитель: «Может».

Директор: «То есть вы учитесь в очном формате. Класс на карантине у вас не находится. Значит про дистанционное обучение вообще речи не идет. У нас дистанционное обучение было в марте 2020 г., когда мы все вышли организованно на дистант. В связи с этим и было опубликовано письмо Минпросвета, чтобы организовать этот процесс».

Родитель: «А для чего тогда надо заниматься в РЭШ?».

Директор: «Это дополнительный образовательный ресурс».

Родитель: «Для чего?»

Директор: «Учитель имеет право выбирать, в какой форме ему давать домашнее задание. Права есть не только у родителей, но и учителей, как ни странно, они тоже есть. Поэтому учитель может использовать платформу РЭШ для дачи домашнего задания. Учитывая, что мы работаем с ней с периода дистанционного обучения, это наиболее удобная платформа. Более того, никаких суперперсональных данных и договоров-оферт вы не подписываете. Там требуется фамилия, имя, отчество и электронная почта. Все».

Родитель: «Родитель вправе выбирать, в какой форме ребенок будет выполнять домашнее задание».

Директор: «Не вправе. Учитель имеет право…».

Родитель: «Послушайте меня немного, вы постоянно перебиваете. Я не выбирала электронную форму обучения ребенка. Я подписывала какие-то документы, что я согласна? И что такое РЭШ – это нелицензионная программа…»

Директор: «...рекомендованная министерством просвещения».

Родитель: «Где она рекомендована? Кем? Покажите документы».

Директор: «Министерством просвещения. Зайдите на сайт Минпросвета и там представлен список рекомендованных платформ. Более того, возвращаемся к пункту про дистанционное обучение, которого у нас нет, поэтому никаких согласий с вас не требуется. Вы тут пишете про эксперимент ЦОС. На сегодня школа никаких документов по полному переходу на дистанционное обучение не подписывала. Мы участвуем в проекте ЦОС, но он подразумевает получение оборудования для создания комфортных условий образовательного процесса. Соответственно, на сегодня в рамках программы нами получены три учебных панели, ожидаем 14 ноутбуков, и оборудована серверная для ускорения интернета по школе.

Поэтому платформа РЭШ и дистанционное обучение никак не связаны. А домашнее задание учитель имеет право выдавать там, где считает нужным. Главное условие – чтобы учитель объяснил, как его выполнять…»

Родитель: «Что значит – учитель посчитает нужным, как давать домашнее задание? Я еще раз повторяю – я под этим не подписывалась. Где мое согласие на то, чтобы учитель в электронной форме давал задания?»

Директор: «Оно не требуется. Возвращаемся к вашему договору, раздел «обязанности и права родителей». Здесь ничего не сказано о том, что вы имеете право выбирать домашние задания. У вас единственное право – право выбора формы образования, в том числе семейного. По вашему заявлению вы получите ответ в установленный законодательством срок.

А по факту вашего заявления с вас требуется объяснительная, так как до вас еще в сентябре была доведена информации по платформе РЭШ… Ну а в дальнейшем будем принимать решение. Все, я вас более не задерживаю».

Родитель: «До меня донесли ту информацию, которую вы хотели. Мне не рассказали, почему я обязана там заниматься, зачем мне дополнительно это образование. Претензий к классному руководителю у меня никаких нет. И от вас сейчас я никаких объяснений не получила».

Директор: «Это домашние задания».

Родитель: «Ваша школа не справляется? Учителя не справляются? Для чего нужен РЭШ?»

Директор: «В качестве дополнительного образовательного ресурса».

Родитель: «То есть учителя не справляются? Зачем дополнительный ресурс?»

Директор: «Почему не справляются? Платформа и до этого использовалась».

Родитель: «Да, использовалась, когда все сидели на локдауне. Теперь я не вижу в этом необходимости, потому что мы учимся в школе, получаем образование здесь. Для чего это нужно, мне не понятно. Я вам говорю – информация по платформе до меня не донесена».

Директор: «Письменный ответ вы получите. Все».



Фото – директор школы Петросова

Как видим, в своей неадекватной манере ведения диалога директор перешла на прямой шантаж, фактически обвинив Наталью в неисполнении родительских обязанностей по образованию ребенка из-за законного отказа использовать платформу РЭШ. Здесь использована типичная манипуляция цифролоббистов, которую неоднократно разбирали общественные организации. Действительно, учитель по закону «Об образовании» может использовать ЭО и ДОТ, но нигде не прописана обязанность школьника/родителя регистрироваться и пользоваться «цифровыми обр. платформомами» (см. на эту тему правовые разъяснения от ОУЗС ).

Правовых аргументов в пользу родителя здесь множество, приведем самые-самые основные:

- принуждение к регистрации ребенка и созданию его личного кабинета на любых Интернет-сайтах, так же как и принуждение ребенка к пользованию сетью Интернет, недопустимо и противоречит действующему законодательству РФ. В соответствие с законодательством, использование сети Интернет возможно только по достижении возраста 18 лет, т.е. с совершеннолетия. До достижения этого возраста, пользование Интернетом может быть только с согласия и под ответственность родителей;

- в соответствии с ч. 1 ст. 24 Конституции РФ сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Согласно п. 1 ст. 3 152-ФЗ «О персональных данных», персональными данными является любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу. Частью 1 статьи 9 настоящего ФЗ предусмотрено, что субъект ПД принимает решение о предоставлении его ПД и дает согласие на их обработку свободно, своей волей и в своем интересе. Согласие на обработку ПД должно быть конкретным, информированным и сознательным;

- ПД несовершеннолетнего ребенка при их публикации, в том числе при распространении посредством публикации в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, предполагают доступ неограниченного круга лиц. Согласно положениям статьи 6 149-ФЗ «Об информации…», обладатель информации «вправе разрешать или ограничивать доступ к информации, определять порядок и условия такого доступа; использовать информацию, в том числе распространять ее, по своему усмотрению; принимать меры по защите информации; ограничивать доступ к информации, если такая обязанность установлена федеральными законами». При этом ПД несовершеннолетнего ребенка будут одновременно являться и информацией, которая относится лично к нему, т.е. к таким сведениям, доступ к которым допускается только с письменного согласия гражданина (п.п. 3, 4 ч. 3 статьи 6, ч. 1, 2, 4, 5 ст. 9 ФЗ-149, ч. 1 ст. 8 ФЗ-152). Таким образом, родитель всегда может возразить против использование ПД ребенка, в том числе – для целей продвижения услуг в электронной форме на платформах типа МЭШ/РЭШ;

- выполнение электронных заданий перед монитором компьютера может причинить вред здоровью ребенка – как физическому, так и психическому. Вред, причиняемый здоровью детей вследствие применения ЭО и ДОТ, научно обоснован. Так, НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков ФГАУ «НМИЦ здоровья детей» Минздрава России с 27 апреля по 26 мая 2020 г. провел исследование «Самочувствие школьников при дистанционном обучении в период эпидемии COVID-19» ( Вопросы школьной и университетской медицины и здоровья No 2—2020: ), подтверждающий негативные эффекты для здоровья школьников от применения ЭО и ДОТ;

- согласно п.2 ст. 28 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», «программы, методики и режимы воспитания и обучения детей допускаются к применению при наличии санитарно-эпидемиологических заключений. Использование технических, аудиовизуальных и иных средств воспитания и обучения, учебной мебели, учебной и иной издательской продукции для детей осуществляется при условии их соответствия санитарно-эпидемиологическим требованиям». Соответствующих заключений для цифровой платформы РЭШ не существует;

- в долгосрочной перспективе последствия от электронного обучения могут быть серьезными. ЭО и ДОТ предполагают постоянное погружение детей в «электронную среду», которая неразрывно связана с электромагнитным излучением, в том числе и с сверхвысокочастотным излучением (СВЧ-излучением) или микроволновым излучением, образуемым при работе беспроводных средств связи. В данном диапазоне работают оборудование радиосвязи, телевидения, базовые станции сотовой связи; мобильные телефоны сотовой связи; Wi-Fi-роутеры; микроволновые печи; специальные медицинские приборы;

- применение ЭО и ДОТ предполагают использование не апробированных электронных методов и средств обучения при реализации образовательных программ, т.е. являются экспериментальными, сопрягаются с вредными факторами воздействия на здоровье детей и не могут обеспечить безопасного и качественного обучения при реализации образовательных программ. Никаких серьезных исследований, подтверждающих эффективность электронного обучения и его безопасность, проведены не были. Специализированные СанПиНы на массовое использование электронных устройств в рамках работы в МЭШ/РЭШ не разработаны.

При этом в соответствии с ч. 9 ст. 13 273-ФЗ «Об образовании», использование «при реализации образовательных программ методов и средств обучения и воспитания, образовательных технологий, наносящих вред физическому или психическому здоровью обучающихся, запрещается. Образовательная организация обязана создавать безопасные условия обучения»;

- право на ведение образовательной деятельности по общеобразовательным программам школ должно подтверждаться наличием действующей лицензии и аккредитации в соответствии с требованиями, содержащимися в ст.ст.91, 92 273-ФЗ. У РЭШ такая лицензия отсутствует. Использование отдельных готовых видеоуроков с образовательных платформ во время проведения основных уроков с образовательных ресурсов является незаконным навязыванием информационных услуг (еще раз: в случае с МЭШ/РЭШ – эти программы не лицензированы);

- в соответствии со ст. 43 Конституции РФ, всем гражданам России гарантируется общедоступность и бесплатность общего и среднего профессионального образования в государственных образовательных организациях, и ни один закон не закрепляет возможность ограничений в образовании при отказе от электронной формы государственных услуг, от автоматизированной обработки персональных данных обучающихся. Решение о выборе формы оказания государственных услуг граждане осуществляют в то числе в зависимости от своих убеждений. В ст. 24 Конституции РФ закреплено право каждого «иметь убеждения и действовать в соответствии с ними»;

- согласно Семейному кодексу (п. 1 ст. 163) и 273-ФЗ «Об образовании» (ст. 44), у родителей есть преимущественное право на образование и воспитание ребенка перед любыми другими лицами. В типовом уставе общеобразовательной организации прописано, что родители, наравне с учениками и учителями, являются неотъемлемыми участниками образовательного процесса. Недискриминационный равноправный доступ к бесплатному общему образованию также гарантирован Конституцией и 273-ФЗ».


То есть законы и Конституция наделяют родителей всеми необходимыми правами, чтобы защитить право своего ребенка на традиционное очное обучение в школе, а также запрещают проведение экспериментов и гарантируют право на охрану здоровья и право на благоприятную окружающую среду. В подтверждение тезиса напомним, что в декабре 2020 г. в Общественной палате РФ сказала по поводу использования ЭО и ДОТ замминистра просвещения Татьяна Васильева. На видеоконференции по цифровой школе она сделала заявление, из которого прямо следует, что только родители решают, как обучать их ребенка .

«Закон об образовании говорит, что семья обладает преимущественным правом выбора формы и места получения образования /…/ Ни Минпросвет, ни региональные органы образования сами по своей инициативе дистант не вводят. По этой же причине в законе («Об образовании») не может быть прописано обязательное или необязательное дистанционное образование. Это одна из форм – ее можно выбрать, можно не выбирать. Но приоритет у государства за очным образованием…

Цифровая трансформация – всего лишь инструмент. И кто не хочет использовать его, может не использовать – такая практика есть в системах образования, максимально использующих цифровые технологии. Допустим, есть электронный дневник и журнал, и есть семьи, которые не хотят пользоваться этой технологией. Значит – они пользуются бумажным дневником и журналом. Имеют на это право – это их выбор»,
- подчеркнула Васильева.

Что же происходит у нас по всей стране? Цифровые трансформаторы из Правительства (в данном случае – из Минпросвета) сталкивают лбами учителей, директоров школ и родителей своими разнорядками, требованиями отчетов от региональных министерств по внедрению цифровых образовательных платформ, назначением различных бонусов и целевых индикаторов. Без всяких разъяснений родителям школьные директора, если конечно они хотят усидеть на своих креслах и получить премии, вынуждены вгрызаться зубами в эти платформы и принуждать родителей к регистрации на них своих детей. И все это – подчеркиваем, идет исключительно по инициативе сверху. Задачи перевести в цифру и создать цифровые профили обучающихся почти у 100% (или у всех 100%) прямо прописаны в паспорте федерального проекта «Цифровая образовательная среда» (принят в рамках нацпроекта «Образование» ), в Стратегии цифровой трансформации образования Правительства РФ от лета 2021 г., в обновленных ФГОСах , в Приказе Минцифры от 18.11.2020 г. № 600 «Об утверждении методик расчета целевых показателей национальной цели развития РФ «Цифровая трансформация» и в ряде других ключевых документах исполнительной власти (уже разработаны и ГОСТы по применению ИИ в образовании, которые разберет отдельно).

Оплот либерал-глобалистов при Правительстве – Высшая школа экономики давно разработала программу оценки рейтинга цифровизации российских школ в регионах и активно внедряет ее в жизнь . То есть те школы (и их руководство, разумеется), которые не внедрили у себя цифровые образовательные платформы, будут признаваться отсталыми, неуспешными, не будут получать бюджетное финансирование и т.д.

Этого всего не знают и не хотят знать многие родители. Но вернемся к Наталье и школе 25 из Лозы. Это еще не конец нашей истории. Спустя несколько дней после того, как Наталья опубликовала запись беседы в видеоблоге YouTube, директор школы позвонила ей и… начала угрожать уголовной ответственностью. Обвиняла маму в экстремизме, заявляла, что подаст на нее в суд, в прокуратуру, после чего бросила трубку.

Представители родительской общественности, не равнодушные к истории Натальи, навели справки относительно законности действий директора Петросовой и пообщались с этой целью с замглавы администрации Сергиево-Посадского городского округа – начальником управления образования Ольгой Дударевой. В телефонном разговоре (запись имеется в распоряжении ) Дударева подтвердила родителям, что все должно быть добровольно, что она поговорит об этом с директором – и та должна организовать собрание, где всем родителям школьников расскажут о добровольности регистрации в РЭШ.

«Это все добровольно для изучения ребенка, все, кроме учебника. Да, если Татьяна Геннадьевна что-то недопоняла, я с ней поговорю обязательно. Я вас услышала», – сообщила Дударева.



Фото - начальник управления образования Сергиево-Посадского м.о. Ольга Дударева

После разговора с директором Дударева на следующий день снова пообщалась с родительским активистом и рассказала:

«Мы еще раз поговорили с Татьяной Геннадьевной. Она мне подтвердила – если родитель не желает подключаться, а учитель дает какие-то дополнительные задания, то они должны давать это в распечатанном виде.

И по поводу принудительной регистрации – мы об этом говорили, Татьяна Геннадьевна все понимает. Да, РЭШ – это федеральная платформа, но если родитель не желает, регистрация не производится».


Общественник: «Но надо еще чтобы директор поговорила с родителем, ведь она четко сказала маме, что регистрация обязательна».

Ольга Дударева: «Директор меня заверила, что не было разговора с мамой об обязательной регистрации. Она об этом понимает, все учителя об этом знают».

Вот как оказывается – не было никакого разговора об обязательной регистрации! То есть директор Петросова после угроз родителям еще и наврала старшей по рангу чиновнице, покрывая свои, весьма вероятно, незаконные действия! Мы же с вами четко слышим, что она говорила маме в личной беседе, как нагло она ведет разговоры, у нас есть записи ее телефонных угроз. Далее представитель род. общественности предложил исправить этот досадный инцидент: Петросовой надо было просто публично сообщить всем родителям в своей школе о том, что регистрация и работа в РЭШ – их личное дело. И вот тут муниципальная чиновница начала разыгрывать «доброго полицейского».

Ольга Дударева: «Давайте, конечно, мы на родительском собрании в новой четверти (с 10 января 2022 г.) расскажем всем родителям о добровольности. А вы пока уберите эту запись (!) с директором, чтобы конфликт был исчерпан».

Общественник: «Нет, мы уберем эту запись тогда, когда родителям на собрании будет официально сказано о добровольной регистрации в РЭШ».

Ольга Дударева: «Ну, это ваше право… Я вам говорю, что мы такое собрание проведем. Либо мне позвоните, либо узнаете это от родителей».

Что же произошло потом? Наталья рассказала нашей редакции, что никаких бесед директора с родителями школы о добровольности регистрации в РЭШ до сих пор не состоялось (!). То есть Петросова (и Дударева, дававшая такое обещания общественнику) не сдержала своего слова, что нас совсем не удивляет. Единственный позитивный момент в данной истории – конкретно от Натальи и ее чада отстали с регистрацией в РЭШ. Хотя другим школьникам, родители которых менее подкованы и официально не отказывались от платформы, в настоящее время ставят двойки в журнал за невыполнения в РЭШ домашних заданий!

«В итоге родительское собрание действительно провели, но по добровольности работы в РЭШ до родителей не было донесено ничего – просто обсуждались общие классные вопросы. Я общаюсь с родителями, у нас сейчас в РЭШ задания задаются каждый день, разве что в нашем классе активного навязывания нет. Программа содержит много ошибок, тем не менее, дети продолжают выполнять эти задания.

Навязывание этой платформы продолжается. Буквально на прошлой неделе, например, учительница пишет в «Вотсаппе» - «детям срочно нужно пройти тест в РЭШ под кодом каждому ребенку, причем строго в установленное время – с 16 до 18 часов». Потому что в 18:00 вход якобы закроется, и вы не успеете это сделать. При этом никаких приказов директора, распоряжений минобра Московской области, согласий на обработку персональных данных в РЭШ с родителей никто не собирал»,
– рассказала Наталье корреспонденту .

Мы очень надеемся, что этот материал откроет глаза всем продолжающим спать родителям, хотя на директора Петросову, похоже, отрезвляюще может повлиять только ее отставка. В контексте озвучиваемых этим директором (и не только ей) родителям угроз привлечения к административной ответственности за нарушение прав ребенка на образование еще раз надо разъяснить, что:

- дача согласия на передачу ПД своих или ребенка на любых сторонних сайтах – это ПРАВО родителя, а не обязанность. Привлечь к ответственности родителей за то, что они реализуют свои ПРАВА, невозможно;

- в обязанности родителей входит защита интересов ребенка перед кем бы то ни было. Если родители считают, что при обучении с помощью электронных средств обучения (компьютеров, например) причиняется вред здоровью ребенка (а это объективно так), то привлечь их к ответственности за то, что они надлежаще исполняют свои обязанности по защите здоровья ребенка невозможно.


Однако если администрации конкретной школы, желая поскорее всех оцифровать в соответствии с выпущенными сверху разнорядками, занимается вот таким беспределом, родители должны требовать от нее письменных документов с обоснованием обязательности регистрации на образовательных платформах/сайтах с указанием норм права. А также направлять письменный отказ в регистрации. Аргументы мы уже приводили в инструкции выше, также даем ссылки на образцы конкретных заявлений:

- формы отказов в регистрации на сайтах: РЭШ, МЭШ, СберКласс. ЯКласс, учи.ру
- заявление об отказе от регистрации на электронных платформах или сайтах
- заявление отказ от регистрации на СберКласс
- заявление отказ от регистрации на сайте РЭШ, МЭШ, учи.ру ;
- заявление отказ от СФЕРУМ .


Также родителям не следует подписывать никаких согласий на обработку ПД, а ранее данные согласия можно отозвать (обучаться в школе можно и без дачи отдельного письменного согласия на обработку ПД – на совершенно законных основаниях). Образец отказа от обработки ПД в школе – по ссылке . Остается пожелать каждой маме и каждому папе проявлять действенную заботу о здоровье нового поколения – как это сделала мама из Сергиево-Посадского района. Если таких активных родителей будет хотя бы 5-10 в каждой школе, уничтожение традиционного очного образования и перевод детей в цифру, под машинное управление ИИ и их сегрегация с заданными «персональными траекториями развития» для каждого будет невозможна. Учителям же и директорам следует задуматься – своим подмахиванием цифровизаторам они помогают полному разрушению человеческой педагогики, что также прописано в планах форсайтщиков-«реформаторов» школы.
Публикации | Ошибка? Понедельник,14:55 0 Просмотров:61
Другие новости по теме:
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.